№ 16 (516)

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

Газета Мордовия

Газета Мордовия

 

Праздники России

МНЕНИЕ

На чем вы обычно передвигаетесь по городу?

пешком
сижу дома
на личном автомобиле
на такси
на маршрутке
на троллейбусе
на лошадях
на собаках


Результаты опроса

Новости :: АктуальноВыпуск № 4 (504) от 26.01.2017
Кому возрождать мордовский спидвей?

Споры вокруг соревнований по мотогонкам на льду Луховского пруда не прекращаются до сих пор

Не успев начаться, соревнования по мотогонкам на льду, посвященные памяти Андрея Гаврилкина, вызвали ажиотаж. А после их окончания в ряде СМИ появились публикации с жесткой критикой организаторов турнира. К сожалению, в пылу кампании они безоглядно приняли точку зрения только одной из сторон – обвинения, хотя по всем законам жанра обязаны были дать слово и другой. 

 

О том, что реально проходило на льду Луховского пруда 4 января и накануне этого дня, нам рассказал один из организаторов соревнований, директор мотоклуба «Легион-13» (г. Рузаевка) Геннадий Марочкин.

- Для меня, как и для всех моих коллег, стало настоящим откровением то, что, оказывается, соревнования по мотогонкам на льду открытых водоемов проводить запрещено и что даже существует некое предписание на этот счет. Заявляю, что ничего такого нет, и никогда не было. Напротив, подобные соревнования проводились не только в России, но и в ряде других стран. Я созванивался с Кириллом Дрогалиным, и он рассказал мне о том, что подобные соревнования раньше проводились на горных озерах в Италии. В Интернете полно роликов о гонках на открытых озерах в Финляндии, и там все было устроено ровно так же, как у нас на Луховском пруду. Кстати, там в этом году гонялся немец Гюнтер Бауэр, которого все в нашем мире хорошо знают. 

Да и в России всегда проводились подобные мероприятия. В частности, в Приморском и Забайкальском краях. Нет никаких объективных противопоказаний, чтобы проводить наши гонки на льду водоемов. Главное условие – чтобы они соответствовали требованиям безопасности. 

- Почему же тогда возникла эта дискуссия?

- А я вам скажу почему. Ветер дует из кабинета директора мотоклуба «Мордовия», который пока еще занимает Максим Захаров. Как только он узнал о том, что мы собираемся проводить соревнования, то почему-то воспринял эту новость чересчур болезненно и начал звонить по разным инстанциям с вопросами: «Почему разрешили?», «Почему дали трактор?» и далее в том же духе. Вместо того чтобы присоединиться к своим «братьям по цеху», оказать им поддержку, Максим занял непонятную позицию.

- Насколько нам известно, у этого конфликта есть своя предыстория?

- Прежде всего, хотелось бы задаться резонным вопросом, почему за те шесть лет, пока директором мотоклуба является господин Захаров, у нас не было проведено ни одного соревнования по ледовому спидвею?

- Почему же?

- Он говорит, что не было возможности. «Светотехнику», мол, снесли. Другой стадион начнут строить после чемпионата мира, то есть не ранее второй половины 2018 года. Получается, что нам остается только сидеть у моря и ждать 2018 года? А кто сказал, что стадион технических видов спорта будет непременно построен? Кто будет его строить, как долго? Мы же видим, что финансирование инфраструктурных проектов в России сокращается, идет оптимизация расходов. Чемпионат мира по футболу – это одно, проблем с деньгами там нет, сами стадионы строятся на средства ФИФА, а спидвей – совсем другое дело. 

Так что, возвращаясь к нашей теме, если все время искать оправдания для своего ничегонеделания, которых, конечно, можно найти массу, то мы с мертвой точки никогда не сдвинемся.

А есть и второй вопрос – кадровый. Почему такой ас ледового спидвея, как Юнир Базеев,  Евгений и Василий Косовы, молодой и талантливый Иван Демидов гуляют по улице, когда им сам бог велел защищать цвета мотоклуба «Мордовия»? Это же наши, саранские ребята.

- ???

- Все опять-таки упирается в фигуру нынешнего директора мотоклуба. Приведу один простой пример. Когда еще никому не известный Иван Демидов подходил к Захарову с просьбой взять его в команду, тот отказал: мол, ты, парень, неперспективный. А сегодня этот «неперспективный» Демидов «делает» на трассе гонщиков (не будем называть фамилий), которые получают в мотоклубе неплохую зарплату. Потому что хочет доказать, что он чего-то да стоит. А эти не могут пробиться в финал чемпионата России, даже в число 16 сильнейших, хотя, казалось бы, чего уж проще. Ну, это нам раньше так казалось. А ведь Захаров и сам когда-то был начинающим, и тоже допускал немало ошибок.

- Может быть, мотоклуб «Мордовия» плохо финансируют, и по этой причине мы не можем конкурировать на равных с сильнейшими клубами?

- Мотоклуб финансируется нормально, вполне на уровне топ-клубов России. Четыре с половиной миллиона рублей вкладывает главный акционер – Правительство Республики Мордовия. Из них 2,5 миллиона выделяются на мотокросс, но два миллиона-то идут на ледовый спидвей. Еще 600 тысяч, по 50 тыс. руб. в месяц, по старой памяти отчисляет завод «Лисма». Кроме того, порядка миллиона вкладывал частный инвестор, но он в последнее время задумался о том, чтобы прекратить финансирование. Говорит, что все равно нет никакой отдачи. Места в конце протокола частным инвесторам не нужны, поймите это. То есть, если взять «по кругу», то в мотоклуб «Мордовия» каждый год вкладывается до 6 миллионов рублей, а отдачи – никакой, ноль. Для сравнения. У шадринского мотоклуба бюджет – 700 тысяч рублей, а они каждый год обкатывают по нескольку новых парней, которые вырастают в приличных гонщиков.

- Как тогда вы можете прокомментировать слова мэра Саранска Петра Тултаева, который жестко раскритиковал организацию соревнований?

- Я уверен, что Петра Николаевича просто неправильно информировали. Он с самого начала был в курсе наших планов. Начальник городского спорткомитета Владимир Чегодайкин действовал с его ведома, а в итоге оказался крайним. Там чуть ли не до увольнения дело дошло, хотя Владимир Семенович ни в чем не виноват. 

У меня, как у организатора соревнований, весь пакет необходимых документов находится на руках. Мы прошли все согласования. Как только лед на водоеме достиг 35 сантиметров, мы стали тормошить МЧС. К тому же непосредственно перед началом соревнований сама природа улыбнулась нам: был мороз, и мы «наварили» лед до 48-50 см. Приемная комиссия еще раз сделала замеры и приняла трек, выдала соответствующее заключение.

Вообще, все службы, обеспечивающие порядок проведения, сработали «на отлично». И МЧС, и наша полиция, и бойцы ОМОНа, 

которые охраняли водоем по периметру, и Госавтоинспекция, которая сделала все, чтобы ситуация на автотрассе не вышла из-под контроля. Там же ведь нет никаких парковочных мест, а многие жители Саранска приезжали на своих авто. И так же организованно прошли сами соревнования. Да, было несколько падений, но это спорт, борьба. Спидвея без падений не бывает. Каких-либо травм и происшествий, кроме зашедшего в воду около берега Максима Захарова зафиксировано не было. Но этот случай мы вынесем за скобки.

- Тем не менее, резонанс был большой.

- Да, ведь мы планировали провести еще одни соревнования, хотели почтить память Анатолия Владимировича Миндрова. Но теперь, в связи с этой громкой историей, видимо, ничего не получится. 

Обидно. Ведь вместо того, чтобы получить поддержку от наших руководителей, нам достались только тычки и палки в колеса. Да бог с ней, с помощью, хотя бы не мешали. Всю работу по подготовке трека мы проделали сами. Спасибо «спонсорам» – простым людям. За то, что помогали, кто сколько мог. Кто-то давал 500 рублей, кто-то две тысячи... 

Большое спасибо хочется сказать нашим ребятам. Юнир Базеев, несмотря на то, что мог бы еще гонять несколько лет, после работы (а он работает экспедитором у частника, представляете?) приезжал в Луховку, брал в руки лопату и расчищал трассу от снега. Также и другие ребята. Можете представить себе такое где-то еще? Я – нет. 

- Это правда, что после луховских гонок Захаров собирался возвращать в мотоклуб Юнира Базеева и братьев Косовых?

- Да, на словах он даже, вроде как, обещал, но потом, пообщавшись с кем надо, взял свои слова обратно. Определенные выводы, правда, он сделал, убрав из команды двух человек. В феврале начнется командный чемпионат России, и мы выступим там своей командой, правда, вне зачета. В общем, приглашения вернуться в клуб мы не дождались, хотя я подозреваю, что нас потом снова обвинят в том, что не смогли до нас дозвониться. 

 

Комментарий специалиста

По следам одной из публикаций мы позвонили в Уфу Рифу Саитгарееву, директору трековой комиссии МФР, на которого ссылается Максим Захаров, и попросили его прокомментировать ситуацию.

- После соревнований в Саранске у меня действительно был разговор с Максимом Захаровым, но я не знаю, как он интерпретировал мои слова: вашей прессы я, к сожалению, не видел.

- Он, сославшись на вас, заявил, что проводить соревнования на открытом льду ни в коем случае было нельзя. 

- Проводить соревнования можно где угодно: на открытом водоеме, на стадионе, под крышей. Вообще в профессиональной среде мы пользуемся термином «трек», а где он находится, – это дело второе. Главное, чтобы были соблюдены все условия для проведения соревнований. Я имею в виду, прежде всего, согласование с местными властями, МЧС, МВД, Минздравом. Необходимо, чтобы трек был обнесен по периметру системой ограждения, имел тюки с соломой и т.д. Если все эти условия были соблюдены, тогда я вообще не вижу никаких оснований для запрета гонок. Тем более, что ваша федерация официально не аккредитована МФР, и вы вольны проводить у себя любые соревнования. 

- Риф Нурлыгаянович, правильно ли я вас понял, что документа, который прямо бы запрещал проведение мотогонок на открытом льду, нет?

- Такого документа, если на него кто-то ссылается, нет.  

 

А. Пьянзин.

Версия для печати Версия для печати