№ 32 (688)

Газета Мордовия

Газета Мордовия

 

Праздники России

МНЕНИЕ

Довольны ли вы количеством спортивных площадок в своем городе?

Да, их достаточно
Площадок много, но не все они хорошего качества
Нет, у нас мало мест для занятий спортом
Их слишком много, лучше использовать эти площади для других нужд


Результаты опроса

Новости :: Об этом говорятВыпуск № 10 (198) от 08.03.2011
Как не стать врагом...

В МГПИ имени Евсевьева распоряжаются бюджетом, как личной копилкой, а персоналом – как крепостными

Один из главных предметов гордости Мордовии – университет, сейчас признан флагманом не только республиканской науки и образования, но и достоянием всей страны. Второй государственный вуз региона неизменно находится в тени своего гиганта-«коллеги». Быть может, именно поэтому в Мордовском государственном педагогическом институте имени Евсевьева иногда происходят не совсем красивые, а главное – совсем незаконные вещи.
 

Отказалась быть рабом

История доцента МГПИ имени Евсевьева Галины Николаевны Кораблевой весьма характерна и тревожна. Она не только испытала на себе все тяготы гнева руководства, но и вообще едва не лишилась работы.

- Все началось с того, что я не захотела ехать в командировку за свой счет, - рассказывает педагог с многолетним стажем. – Вместе со студентами я должна была поехать на практику. Командировочных мне платить никто не собирался. «Это же деревня – отдых, а не работа», - объяснили мне такой поворот событий.

Понятное дело, Галина Николаевна, как и всякий здравомыслящий человек, за свой счет в не самую приятную поездку отправляться не захотела. Строптивого сотрудника руководство пединститута сиюминутно «родину любить» учить не стало. Однако так просто история с командировкой для Кораблевой не закончилась…

10 января 2010 года истек срок трудового договора, заключенный ректором института с Галиной Кораблевой в 2005 году. Изначально она была принята на работу на неопределенный срок, а в этом случае Трудовой кодекс обязывает проводить конкурс на замещение должности научно-педагогического работника раз в пять лет. По закону конкурсный отбор объявляется не менее чем за два месяца до его проведения. Однако ни ректором (эту должность, как известно, еще в 2007 году занял Василий Васильевич Кадакин), ни проректором это требование исполнено не было. Поняв, что конкурс объявлять никто и не думает, Кораблева резонно забеспокоилась.

- По этому вопросу я неоднократно обращалась в отдел кадров, и все было безрезультатно, - рассказывает она. – Обратившись к проректору Александре Михайловне Каторовой, я услышала в ответ грубую брань. Она оскорбляла меня, не выбирая особо выражений. Из всего её речевого потока я поняла, что не устраиваю её ни как специалист, ни как личность. Тогда я попыталась попасть к ректору, но секретарь меня не пустила, сославшись на неприемный день.


Борьба за работу

Пытаясь ухватиться за последний шанс сохранить работу и восстановить справедливость, Галина Николаевна обратилась в прокуратуру. Вероятно, волнение этим шагом у руководства пединститута было вызвано нешуточное, потому как конкурс все же был объявлен. Через месяц после истечения срока. Через два дня после этого Кораблева написала заявление на имя ректора с просьбой допустить её к участию в конкурсе на замещение должности доцента.

- На моем заявлении проректор института Каторова наложила резолюцию: «Ввиду отсутствия учебно-методических работ за последние 5 лет рекомендую заключить контракт до конца учебного года», - с горечью и волнением вспоминает Галина Николаевна. – Подчеркну: с учебно-методическими работами у меня было все в порядке, они уже находились в печати, их можно было смело учитывать. Но речь даже не о том. Какое право имела проректор оказывать давление на комиссию и совет факультета? Да и вообще, по закону меня могли либо выбрать на следующие пять лет, либо вообще не заключать со мной договор.

Самое интересное, что коллеги Кораблевой повели себя очень достойно. На заседании кафедры все преподаватели дали очень высокую оценку её профессионально-педагогической деятельности и ходатайствовали перед советом факультета об избрании Галины Николаевны на должность доцента. 11 членов совета проголосовали за её кандидатуру, два – против. Сработала легендарная академичная независимость и честность, граничащая с диссидентством.

- Но на этом издевательства надо мной не закончились, - рассказала доцент. – Приказ работодателя о приеме на работу должен был быть объявлен мне в трехдневный срок. Но издан он был только через две недели со дня фактического начала моей работы. А выдали его мне намного позже… Представляете, почти месяц я не знала, что еще против меня предпримут. Я даже не могу передать словами, как я переживала.

Впервые в жизни Галине Николаевне Кораблевой пришлось обратиться в суд. Действия пединститута, которые выразились в несвоевременной передаче трудового договора и нарушении сроков объявления ей приказа, суд признал незаконными.


«Виснущие» деньги

При выяснении обстоятельства этой истории в правоохранительных органах всплыли и другие факты про пединститут.

Всем, кто хотя бы близко проходил с комплексом зданий пединститута на Юго-Западе известно, что корпуса этого заведения построены очень давно. Исключением является только пятый корпус – он был заложен на заре российской государственности, а сдан в эксплуатацию в начале нового века. То, что руководство МГПИ решилось на ремонт своих учебных площадей, безусловно, радует. Однако в своем благостном порыве оно, видимо, не заметило, что за выполненные работы явно переплатило.

Еще в 2008 году пединститут заключил контракты на выполнение капитального ремонта учебного корпуса №2. Общая сумма договоров составила 12 миллионов 987 тысяч рублей.

И ничего подозрительного в этом вроде бы не было (корпус действительно капитально отремонтировали), однако проверка прокуратурой Октябрьского района, которая была проведена по акту ревизии Территориального управления Росфиннадзора в РМ, было выявлено странное несоответствие. Как показал экспертный осмотр выполненных работ, несоответствие это составило больше полумиллиона рублей.

Выяснилось, что аналогичная ситуация имела место быть и в 2009 году. Вуз заключил госконтракт уже с другим подрядчиком на сумму 1 миллион 360 тысяч рублей. Соответственно, и сумма «зависших» денег была многим меньше, нежели та, что образовалась годом раньше – «всего» 55 тысяч рублей.

Естественно, во время грянувшей проверки институт спешным порядком заключил дополнительные соглашения с фирмами на выполнение работ по устранению недостатков капремонта.

Куда бы делись «зависшие» бюджетные деньги, мы теперь не узнаем. Но догадаться можем…

Подобные случаи в МГПИ далеко не единичны. Яркий пример: на территории института расположен удобный и вместительный гараж учебного заведения – целых 306 квадратных метров. Наверное, он запросто может удовлетворить нужды небольшого «институтского» автопарка. И вряд ли кто-то может объяснить, зачем при наличии большого гаража институту понадобилось еще и заключать договоры на стоянку и охрану автомобиля с частной фирмой.

И эти факты нарушений бюджетного законодательства весь перечень «интересных» деяний ответственных лиц института далеко не исчерпывают.


Эпилог

Почему сотни тысяч рублей ни с того, ни с сего оказываются не нужными маленькому и не самому богатому вузу? Куда бы они пошли, не вмешайся в его бухгалтерию прокуратура? Считает ли руководство пединститута достойным использовать «халявный» труд своих сотрудников? Почему администрация заведения считает возможным сводить счеты при реализации своей кадровой политики? Если кто-то из представителей вуза захочет дать ответы на эти вопросы, мы с удовольствием их выслушаем. 

А пока эпилога не будет. Тем более, что в ближайшее время наша газета вернется к МГПИ и осветит другие его проблемы.  

И. Ванин.

Версия для печати Версия для печати
Коментарии