№ 46 (546)

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

Газета Мордовия

Газета Мордовия

 

Праздники России

МНЕНИЕ

Довольны ли вы количеством спортивных площадок в своем городе?

Да, их достаточно
Площадок много, но не все они хорошего качества
Нет, у нас мало мест для занятий спортом
Их слишком много, лучше использовать эти площади для других нужд


Результаты опроса

Новости :: ЛичностьВыпуск № 24 (524) от 15.06.2017
Президент Франции нарушил протокол.

Чтобы воздать почести уроженцу Мордовии

Май и июнь – особые месяцы в жизни нашего земляка, уроженца села Шишкеево Рузаевского района Якова Петровича Рябова. Если подходить строго к хронологии, то эти месяцы надо бы поменять местами: в июне 1986 года Яков Петрович стал Чрезвычайным и Полномочным Послом СССР во Франции, а через четыре года – в мае 1990-го – пенсионером союзного значения.

 

Подписывая книгу своих воспоминаний «Мой XX век. Записки секретаря ЦК КПСС» (второе издание), Яков Петрович дал мне карт-бланш, как и в отношении первого издания: использовать цитаты из этих книг. Не злоупотребляя его доверием, приведу несколько эпизодов, рассказывающих о будничной стороне жизни посла великой державы.

19 июня 1986 года сессия Верховного Совета СССР освободила Я.П.Рябова от обязанностей заместителя Председателя Совета Министров СССР (вместо него назначили двух заместителей. Это ли не показатель работоспособности Я.П.Рябова!). А на следующий день, получив верительные грамоты, подписанные Председателем Верховного Совета А.А.Громыко и министром иностранных дел СССР Э.А.Шеварднадзе, он вместе с супругой вылетели в Париж.

Превращение Якова Петровича в дипломата произошло не без «помощи» двух людей, с которыми он много лет работал, что называется бок о бок. Первый из них – секретарь ЦК КПСС Д.Ф.Устинов имел на Я.П.Рябова «большой зуб». Дело в том, что в начале 70-х на уральском заводе начали выпускать танк Т-72. Яков Петрович в это время был первым секретарем Свердловского обкома партии. А Устинов ратовал за танк Т-64, который выпускали в Харькове. После длительной «баталии» победителем стал танк Т-72, его судьбу решил Л.И.Брежнев, выслушав доклад министра обороны СССР А.А.Гречко.

Сказались и козни Председателя Совета Министров СССР Н.И Рыжкова, который не хотел иметь Я.П.Рябова в заместителях. «Он, пишет Яков Петрович, не забыл, когда мы его за «уши» тянули с начальника сварочного цеха до директора «Уралмаша» и как я ему постоянно помогал через министра корректировать квартальные и годовые планы, когда он их проваливал».

Поистине, лихие времена были: военный, не выигравший ни одного сражения, становится маршалом, а инженер, не способный организовать на выполнение плана коллектив предприятия, возглавляет правительство огромной страны.

Яков Петрович стал 44-м послом во Франции, считая от года установления Петром I дипломатических отношений между Россией и этой страной.

2 июля 1986 года Яков Петрович прибыл в Елисейский дворец. Во внутреннем дворе, на крыльце дворца и по восходящей лестнице в два ряда был выстроен почетный караул гвардейцев. Они были одеты в старинные французские доспехи, в аксельбантах, хромовых сапогах со шпорами, с саблями и в экзотических головных уборах. Все это подчеркивало не только торжественность предстоящей процедуры, но и уважение к представителю дружественного государства.

- Когда мы вошли в зал, - вспоминал Яков Петрович, - президент Ф.Миттеран вместе с министром иностранных дел стояли у окна, видимо, в официальной позе для традиционного принятия верительных грамот от послов прибывающих для работы во Францию. Президент рассматривал меня с интересом, любопытством, и в то же время, как мне показалось, дружественно. Он, очевидно, думал, что же я ему скажу при вручении верительных грамот.

«Уважаемый господин Президент!

Имею честь вручить Вам верительные грамоты, которыми Президиум Верховного Совета СССР аккредитует меня при Вас в качестве Чрезвычайного и Полномочного Посла СССР…Хочу заверить Вас, что приступаю к работе с твердым намерением хранить и развивать тот политический капитал, который накоплен в отношениях между нашими странами…». И заключительный комплимент: «Примите, господин Президент Республики, наилучшие пожелания здоровья и счастья  лично Вам, благополучия и процветания французскому народу».

Насколько церемонны и педантичны в соблюдении протокола англичане и французы, настолько беззастенчивы американцы, их практицизм выхолостил накопленный веками опыт проведения аналогичных церемоний. Как вспоминал Чрезвычайный и Полномочный Посол СССР в США Н.В.Новиков, у него процедура вручения верительных грамот президенту США Трумэну заняла около 15 минут, обошлись даже без положенных речей.

Дипломатический этикет не позволяет послу до вручения верительных грамот встречаться с государственными и политическими деятелями – только с работниками протокольного отдела и министром иностранных дел для согласования деталей процедуры вручения верительных грамот. Зато со следующего дня работа закипела. 3 июля Я.П.Рябов нанес визит премьер-министру Франции Ж.Шираку, президенту сената господину Поэру, принял  бюро группы общества «Франция-СССР».

Самым необходимым для качества дипломата генеральный секретарь МИДа Франции Ж.Камбон считал моральный авторитет. Чем выше котируется репутация дипломата, тем больше пользы он принесет собственной стране. И он же подчеркивал: посол, если желает иметь успех, должен стараться понравиться. Если сказать, что Яков Петрович усердно постигал премудрости дипломатии, то это будет дежурным дифирамбом. Вся его предшествующая работа – в Свердловском обкоме КПСС, Центральном Комитете партии, Госплане СССР, Госкомитете по внешнеэкономическим вопросам, в правительстве страны предполагали овладение теми или иными методами, приемами  дипломатии, начиная с искусства составления документов. При встрече с Ж.Шираком у Я.П.Рябова сразу сложились с ним деловые отношения, о чем свидетельствует заявление премьер-министра, который выразил желание  общаться  с послом по широкому кругу вопросов сотрудничества двух стран.

Чем наполнен рабочий день посла?

Из дневника Якова Петровича:

«25 августа 1986 года – понедельник.

Утром просматривал шифровки из Центра, затем читал и работал над оперативными документами.

В 9 часов дипломат докладывал сообщения из французской прессы. Материалов много. Я посчитал необходимым ряд из них рассмотреть  на совещании с руководителями групп.

Информация из печати:

премьер – министр Англии М.Тэтчер в 1987 году собирается с визитом в СССР. Нам в связи с этим необходимо определиться со временем и сроками визита Ж.Ширака в Советский Союз и согласовать с Центром;

норвежцы якобы со спутника «Лансат» обнаружили на Кольском полуострове взлетно-посадочную полосу для новых самолетов Туполева «Блек-Джек» (Ту-160), созданных в противовес американским В-1, носителям крылатых ракет. Там же «засекли» базу для советских подводных лодок «Тайфун» и заявляют, что это еще одна угроза Советского Союза Западной Европе;

в Вене в ближайшие дни 410 экспертов МАГАТЭ начнут вновь поднимать вопрос об аварии на Чернобыльской АЭС;

в США арестовали сотрудника секретариата ООН Захарова, обвиняют его в шпионаже;

газеты опубликовали сообщение о снижении популярности Миттерана с 59 до 51% и Ширака - с 48 до 40%.

На совещании с руководителями групп определяем нашу позицию по всем вопросам.

15-16 часов – смотрим видеозапись визита Миттерана в Москву в июле с.г., получилось хорошо и наглядно.

16-17.45 – встречался с Ю.Хильчевским (ЮНЕСКО), с торговым представителем К.Бахтовым и работниками посольства.

18-20 часов – выезжал в мэрию Парижа, участвовал  на праздничной церемонии, посвященной 42-й годовщине освобождения Парижа от немецких оккупантов. Встретился там с Ж.Шираком, он познакомил меня со многими министрами своего кабинета, в том числе с министром обороны господином Жиро, с многими ветеранами Сопротивления, генералами и адмиралами, а также с Филиппом де Голлем – сыном бывшего президента Франции.

Затем состоялся прием в мэрии. Ж.Ширак уделял мне много внимания. Несколько раз ко мне подходил посол США во Франции. Он из деловых кругов Америки. Договорились нанести визиты друг другу.

Вечером в посольстве работал над документами, знакомился, что пришло из Москвы, с внутренней информацией и подписывал шифровки в Центр».

В принципе, в той или иной форме проходил каждый день».

Жизнь посла насыщена встречами с политиками, деловыми людьми, культурными и общественными  деятелями. Много времени занимало решение вопросов, связанных с заключенными контрактами и соглашениями, вплоть до изучения технологии. Например, когда французская фирма поставила оборудование для Астраханского газоперерабатывающего комплекса, ее специалисты категорически предупреждали не пускать оборудование в морозы. Об этом слал телеграммы и посол. Но наши «спецы» пренебрегли – как же, конец года, план «горит». В итоге сотни километров трубопроводов полопались.

Или – три года понадобилось сотрудникам посольства (читайте – послу), чтобы вернуть на родину почти двести картин, многие рисунки, десятки килограммов архивов русских художников М.Ларионова и Н.Гончаровой, которые долгие годы жили и работали во Франции.

Или – Я.П.Рябов настоял на  установке мемориальной доски на полигоне в городе Эперлек в департаменте Па-де-Кале, где в годы войны тысячи военнопленных, в том числе и советских, строили базу для заправки и запуска ракет ФАУ-1 и ФАУ-2, которыми гитлеровцы  бомбардировали города Англии. Очень многие узники погибли.

Или – организация визитов руководителей Франции в Советский Союз, посещения президентом Франции Ф.Миттераном космодрома Байконур во время запуска космического корабля с французским астронавтом на борту.

11 мая 1990 года Яков Петрович нанес последний визит президенту Франции Ф.Миттерану. Беседа была теплой и сердечной. Завершая ее, президент сказал:

- Господин посол, нам Вас будет не хватать. Ваше пребывание в Париже способствовало укреплению советско-французских отношений. Ради  этой цели Вы работали с душой, не щадили своих сил….

Вы, наверно, знаете, что я  никого из уезжающих послов не принимаю, так как это не в наших протокольных традициях. Однако я счел необходимым увидеться с Вами перед Вашим отъездом на Родину, чтобы воздать Вам должное за те большие услуги, которые Вы оказали делу, одинаково важному и для СССР, и для Франции.

Не сочтите это за дежурную любезность, но Вы действительно, насколько я могу лично судить, хорошо понимали Францию и ее многочисленные проблемы».

Это была величайшая оценка работы Чрезвычайного и Полномочного Посла СССР во Франции Якова Петровича Рябова. Уроженца Мордовии.

 

В.Климанов. 

Версия для печати Версия для печати