№ 7 (559)

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

Праздники России

МНЕНИЕ

Довольны ли вы количеством спортивных площадок в своем городе?

Да, их достаточно
Площадок много, но не все они хорошего качества
Нет, у нас мало мест для занятий спортом
Их слишком много, лучше использовать эти площади для других нужд


Результаты опроса

Новости :: След в историиВыпуск № 7 (559)  от 15.02.2018
Неудачный экспромт Ленина поставил в тупик генеалогию

В давние времена одним из самых любимых занятий по вечерам было лото. Не в нынешнем, телевизионном виде, а домашнее, по копеечке за карту и … удивительным набором прозвищ бочонков, начиная с «барабанных палочек», «туда-сюда-обратно», «45-баба ягодка опять», и кончая знаменитым «дедом». Существовал даже своеобразный ритуал: тот, кто кричал, если ему удавалось вытащить из мешка бочонок с двумя заветными цифрами 90, торжественно объявлял: «дед!» И тут же играющие спрашивали: «И сколько же ему лет?» «Крикун» важно опускал руку в мешок… И к вящему удовольствию всех обычно вытаскивал бочонок с цифрами в пределах первых трех десятков. И тут кто-то замечал: «Молодой дед!»

 

Для начала приведем три цитаты.

«В те годы авиация в России делала первые шаги. На Ходынском поле известный авиатор Россинский производил свои опытные полеты. Два его простеньких самолета стояли на открытом поле. Мальчишки и подростки часто вертелись около, трогали рукам, докучали Россинского своими вопросами. Мы с Фадеевым тоже бывали в этой компании и наблюдали за его работой и полетами».

Это отрывок из воспоминаний И.А.Чичаева «Незабываемые годы», изданных в Саранске в 1976 году. Уроженец села Ускляй Рузаевского района, Иван Андреевич Чичаев – известный дипломат, Чрезвычайный и Полномочный Посланник, а еще – советский разведчик, полковник в отставке. Он добыл «Меморандум Танаки» - секретнейший план японского правительства о нападении на СССР, в годы Великой Отечественной войны по заданию И.В.Сталина в Лондоне координировал взаимодействие советской и английской разведок.

В приведенном эпизоде он ведет речь о первых годах  московского периода жизни, когда он только что приехал в столицу из родного села.

Вторая цитата – из материалов, размещенных в интернете.

Россинский Б.И.

«Борис Илиодорович Россинский – один из первых русских летчиков. С 1910 года начал демонстрационные полеты. В ноябре 1911 года получил диплом пилота-авиатора, после чего стал работать инструктором Московской школы авиации. С 1912 года – летчик испытатель авиационного завода «Дукс». Со стапелей завода тогда сходили в основном самолеты зарубежных конструкций: «фарманы», «мораны», «ньюпоры». Россинский поднял на крыло полторы тысячи таких машин. В разгар Первой мировой войны он испытывал по 5-6 машин в сутки.

На праздновании 1 Мая 1918 года в Москве Б.И.Россинский показал  собравшимся на митинге на Ходынском поле фигуры высшего пилотажа – сделал 18 «мертвых петель». После приземления пилота провели на трибуну к В.И.Ленину, который сказал ему: «Браво, браво, дедушка русской авиации!».

И, наконец, третья цитата, из 16-го тома Большой Советской Энциклопедии, вышедшего в свет в 1952 году. Статья называется «Жуковский, Николай Егорович…»:

«В 1920 году был издан специальный декрет Совета Народных Комиссаров за подписью В.И.Ленина об учреждении, в ознаменование 50-летия научной деятельности Ж. и огромных заслуг его как «отца русской авиации» (так назвал  ученого В.И.Ленин – авт.) годичной премии его имени за лучшие  труды по математике и механике, а также о ряде льгот для самого Ж.».

Николай Егорович – великий ученый и… романтик. Он мог часами наблюдать за полетами пернатых, а потом подарить человечеству работу «О парении птиц». Он мог рассчитать водопровод. Его работы о различных формах траектории полета до сих пор служат теоретической базой фигур высшего пилотажа. Пока большевики готовились к декабрьским вооруженным восстаниям, 15 ноября 1905 года в Московском математическом обществе был прочитан доклад  «О присоединенных вихрях». В нем Николай Егорович привел формулу для определения подъемной силы, и эта формула – до сих пор является основой  всех аэродинамических расчетов самолетов.

А теперь несколько сравнений.

В день демонстрационного полета в Москве в 1918 году Б.И.Россинскому было 33 года (9 мая он отметил 34-летие). Напомним: тогда же его назвали «дедушкой русской авиации».

Н.Е.Жуковскому в день полета Б.И.Россинского шел 71-й год (в марте 1921-го он скончался). Напомним: его вождь назвал «отцом русской авиации».

В.И.Ленину в 1918 году шел 49-й год.

Следовательно, Борис Илиодорович – самый молодой. Как же он мог быть «дедушкой»? Он вполне мог бы сказать В.И.Ленину: «Вы поспешили, дедушка русского большевизма!»

Что касается Николая Егоровича, то в его зачислении в категорию «отец» есть что-то фамильярное, панибратское, не хватало еще папой его назвать.

Можно, конечно, следуя языковеду С.И.Ожегову, поставить знак равенства между существительным «отец» и его синонимом, несущим переносное значение «родоначальник, основоположник». Но и в этом случае Николай Егорович – не родоначальник, он – основоположник! Он заложил основы  русской, советской, а по большому счету - всей  мировой авиации.

И тут надо признать, что экспромт с «дедушкой» не совсем удачный. Как бы то ни было, налицо нарушение принципов генеалогии.

Трудно сказать, что послужило поводом для его появления: отзвуки конспирации, попытка создания каких-то новых титулов. Кстати, с титулами в России часто случались забавные случаи. То вся рота Преображенского полка получает дворянство за помощь дочери Петра Первого взойти на императорский престол, то дворянами становятся граждане, прослужившие определенное количество лет, как случилось с отцом вождя – И.Н.Ульяновым.  Как тут не вспомнить  вердикт Петра Первого: «Одно дворянское достоинство вследствие происхождения не дает еще ровно никаких преимуществ, и только служба Родине и заслуги перед нею делают человека выше и знатнее».

Но вернемся к нашим «отцам-дедам».  Правда, тут напрашивается вопросик: а кто же тогда был матерью русской авиации? Не приведи бог, если «копатели» отыщут какие-то примерчики, указывающие на «валькирию революции».

Из материалов, размещенных в интернете:

«На 79-м году жизни Б.И. Россинский написал заявление в ЦК КПСС с просьбой принять его в партию. 1 ноября 1962 года центральные газеты напечатали сенсационное сообщение: старейший авиатор России Борис Илиодорович Россинский принят в члены партии без прохождения кандидатского стажа».

Если использовать советский метод идолопоклонства, то дальше следовало бы написать: «Вождь революции обладал выдающимся даром предвидения. Еще в 1918 году В.И.Ленин  назвал «дедушкой русской авиации» Б.И.Россинского, авиатор, по его словам, «всю жизнь гордился этим прозвищем». Старейший летчик России своим беспрецедентным поступком подтвердил доверие вождя мирового пролетариата».

Но тут получилось по-черномырдински. Дело в том, что по Уставу нельзя принимать в члены партии без прохождения кандидатского стажа.  Исключений здесь быть не может. Но, как видим, в советские времена могли быть, так же, как заход с черного хода в магазин спецобслуживания, чтобы получить  заказ для избранных.

В.И.Ленин еще на втором съезде РСДРП при обсуждении Устава подчеркивал необходимость «выработать и строго применять правила, которые бы действительно делали стаж серьезнейшим испытанием, а не пустой формальностью».

Получается, что соратники и апологеты и в грош не ставили указание лидера партии. Но оставим на совести партократов их выкрутасы. 

Жуковский Н. Е.Судьба навсегда связала двух выдающихся людей России – Н.Е.Жуковского и Б.И.Россинского. Именно Николай Егорович сыграл главную роль в жизни пилота. Под руководством Николая Егоровича Борис Илиодорович занялся планеризмом. Николай Егорович настоял, чтобы полет Бориса Илиодоровича над Клязьмой был зарегистрирован специальной комиссией Воздухоплавательного кружка при Московском высшем техническом училище. По настоянию Николая Егоровича Борис Илиодорович поедет в Париж, чтобы изучать конструкции летательных аппаратов и учиться пилотировать самолеты.

 Вскоре русского летчика знала вся Франция. Тогда-то и родился обычай – дарить… самолеты. И первым это сделал французский авиаконструктор Луи Блерио – он подарил Б.И.Россинскому свой самолет «Блерио – XI». Кстати, Луи Блерио первым перелетел Ла-Манш в 1909 году. Это ли не свидетельство надежности самолета. Сейчас, с высоты времен, мы несколько снисходительно рассуждаем о тех архаичных би-

планах и забываем подчеркнуть мастерство русских летчиков, оседлавших иноземные машины.

Второй самолет Борису Илиодоровичу подарило Советское правительство. На нем Б.И.Россинский летал в самые отдаленные уголки страны и выступал там с лекциями. Появилась новая профессия: авиатор-агитатор.

Но, как говорится, долг платежом красен. В годы Великой Отечественной войны в рядах наших Военно-Воздушных сил воевали французские летчики, они прибыли в Советский Союз, чтобы драться с фашистами: ведь их прекрасная Франция была раздавлена гитлеровцами. Их полк носил символическое название – «Нормандия-Неман». О мужестве французских летчиков свидетельствовали Золотые Звезды Героев Советского Союза, боевые ордена и медали. После Победы, 15 июня 1945 года 40 французских офицеров полка вылетели на родину. Домой они летели на новейших советских  истребителях «Як-3». Эти машины собратьям по оружию подарил И.В.Сталин – «отец всех народов».

 

В.Климанов. 

 

Наша справка 

 «Блерио-XI» - цельнодеревянный самолет с полотняной обшивкой передней части фюзеляжа, крыла и оперения. Первый в мире самолет, примененный в военных действиях.

Версия для печати Версия для печати