№ 9 (718)

Газета Мордовия

Газета Мордовия

 

Праздники России

МНЕНИЕ

Довольны ли вы количеством спортивных площадок в своем городе?

Да, их достаточно
Площадок много, но не все они хорошего качества
Нет, у нас мало мест для занятий спортом
Их слишком много, лучше использовать эти площади для других нужд


Результаты опроса

Новости :: ЖизньВыпуск № 52 (708) от 23.12.2020
Из Шокши – с любовью

Тележурналист Марина Перфильева переехала из Казани в мордовскую глубинку, чтобы изготавливать домашние деликатесы

Марина Перфильева поменяла нарядные костюмы на резиновые калоши и нисколько об этом не жалеет. Она разводит коз и делает деликатесный сыр. Ее муж работал медбратом в хосписе Татарстана, а теперь – фельдшером  в теньгушевском селе Сакаево. О том, как живется городским жителям в мордовской глубинке, – в нашем материале. 

 
«Не видели таких толстых блинов»
Марина Перфильева в СМИ проработала больше 25 лет. Она была собкором «Вестей» по Татарстану, главным редактором телерадиокомпании в Нижнекамске, работала в республиканском агентстве по печати и массовым коммуникациям. Затем Марина внезапно решила попробовать зарабатывать руками и ушла в парикмахеры. Но всех по-настоящему Перфильева удивила в 2017 году, когда переехала вместе с мужем в теньгушевскую Шокшу. На постоянное место жительства, хотя до пенсии им еще добрых десять лет. 
– Я так часто и так круто меняла свою жизнь, что переезд в деревню не стал чем-то особенным, – рассказывает Марина. – Мы с мужем рассматривали разные места для переезда, но открою страшную тайну – всё везде распродано. Свободной земли мало, даже если пустая, вроде, то по документам – чья-то. К государственной земле без взятки не сунешься, мы пробовали, а в Шокше всё оказалось как в сказке. Глава поселения Дмитрий Шиндаков нас пригласил, всё показал, помог оформить участок. И всё от души, по – людски. Мы купили около гектара земли – под дом и небольшой выпас для коз, ещё два соседних участка  у нас в аренде. Почему переехали именно в глубинку? Мы так и хотели, чтобы рядом не было никакой промышленности, а воду можно из ручья пить, как в детстве из Волги. Кстати, как показала экспертиза, вода на нашем участке очень хорошая. 
Но одной живописной природы горожанам было мало. Им для жизни обязательно нужен высокоскоростной интернет – сейчас без него никуда, а в далекой Шокше с этим проблем не возникло. 
– Моя жизненная миссия связана с информацией. Чтение, изучение, обучение, анализ, обмен информацией – это всё моё, – говорит Марина. – 
Интернет нас привёл в Шокшу и научил доить коз. Интернет раздвигает границы нашей жизни. В деревне я не чувствую себя оторванной от мира. Мне доступны лучшие книги, знания, учителя. Хочешь ракету строй, хочешь – сыр вари!
Прежде, чем переехать в Шокшу, Марат и Марина изучали ее по интернету. Больше всего их поразила древность поселения – ему полторы тысячи лет.
Горожан привлекла местная культура, необычные национальные наряды.
– Местные жители первый год нас вообще в расчёт не брали. Считали, что мы через месяц, край через полгода «рассосёмся», как многие до нас, – рассказывает Марина. – Когда мы заложили первые столбы круглого дома, некоторые жители Шокши с другого конца села не поленились прийти и сказать, что так строить нельзя. За коз тоже ругали! В Шокше Дерезу почему-то не уважают, а для меня лучший деревенский продукт – это парное козье молоко. Но теперь к нам уже привыкли. Когда мы первый раз угощали местных чак-чаком, они думали, что это жареные макароны, а мы  отродясь таких толстых блинов не видели. То, что мы живём не как дачники, а держим хозяйство, вызывает у селян уважение. От Марата  местным вообще сплошная польза. Шокша – очень раскинутое село, и зачастую жители, живущие рядом с нами, предпочитают обращаться именно к нему, чем бежать за медпомощью до ФАПа, расположенного дальше. Всего в селе числятся порядка трехсот жителей. 
– Переезжать не было страшно, – продолжает Марина. –  Я никогда не понимала  опасений тех, кто хочет, но боится переехать из города в деревню. Кредиты закабалили людей, привязали к городским источникам дохода – это серьёзная проблема. Мы с Маратом кредиты всегда считали самым большим жизненным злом, а потому никогда их не брали. Принцип-то простой: есть деньги – покупаем сапожки, нет денег – не покупаем.
 
Шарики – «мардарики»
По словам Марины, производство домашних деликатесов стало логичным продолжением того, что супруги завели коз. Пока их было две, ни о каком сыре они даже не помышляли. Молока от 22 коз, естественно, двоим не выпить – так появился сыр. Марине пришлось даже уволиться с почетной должности заведующей клубом. 
– Прошлым летом молока стало столько, что встал вопрос консервации на длительный срок, – рассказывает начинающий фермер. – Сыр – продукт нежный, с коротким сроком хранения, а хотелось поделиться этим чудом с родителями, друзьями.
Опять в помощь пришел интернет. Я изучила весь доступный материал по натуральной консервации продуктов: квашение, мочение, брожение, соление, вяление, копчение, высушивание, маринование. Древние эллины и дикие кочевники жили же без холодильников! Каждая цивилизация внесла свою лепту в сокровищницу сохранения питательных веществ. Я просто вытащила все эти «рецепты» из Сети и применила.
Так появился шокшинский бренд «Мардарика». 
– За прошлое лето разработано и протестировано больше 20 видов сыра в баночках, – рассказывает Марина. – От каких-то отказалась насовсем, какие-то требуют доработки рецептуры. Осталось 12, и это не предел. Есть уже свежие идеи, жду только нового сезона большого молока. Об этом я могу рассказывать бесконечно. Я пробовала работать с коровьим молоком, но это совсем не то. Принципиально не использую покупные закваски – ни российские, ни европейские. Все они рождаются в нашем доме, под влиянием местного воздуха, воды и травы, которую едят наши козы.
Поэтому считаю возможным давать им названия, какие взбредут в голову мне или моим подписчикам в интернете. Сыр домашний с укропом или с чесночком, «Лесной мёд и орехи», «Хёмдальский лес» (со вкусом и ароматом сливочной помадки, варёной сгущёнки и солёной карамели), «Маршевр» с мускатным орехом, с чесноком и черным перцем, подкопченный «Перфильер», сыр-снэк «Шарики-мардарики»...
Отправляли посылки друзьям и в Красноярск,  и в Архангельскую область. Один раз сыр из Шокши даже в Эстонию добирался. Все деликатесы отправляются почтой России.
Марина недавно даже конкурс воспоминаний для своих подписчиков провела «Посылка от бабушки». На этой неделе призы отправлять будет.
– Сыр появился в нашем хозяйстве сам по себе, мы не планировали ни продаж, ни какого-то производства, – поясняют сыровары. – Значит, будем развиваться! Я прохожу серьёзное обучение. Осенью прикупили домик под будущий цех. Сейчас собираю данные для бизнес-плана. Если до сих пор мы управлялись сами, то переход на новый уровень потребует серьёзных вложений. Без поддержки властей будет очень трудно, и мы надеемся, что нам пойдут навстречу. Конечно, я верю в чудеса. В Татарстане была свидетелем многих случаев, когда такие проекты, как наш, получали мощную поддержку. Я вижу потенциал нашего продукта. Аналогов ему нет. Сыр в баночках может стать визиткой, гастрономическим сувениром Мордовии!
 
На дойку, как на планерку
Быт у Марины и Марата самый простой, без городских наворотов. Дом старенький – деревянный сруб 50-х годов постройки, две печи. Городские жители только голландку переложили заново, провели воду и канализацию.
Газ в доме не планируется – топят печь дровами. 
– «Женская доля» в деревне не так уж и сильно отличается от городской, – отмечает Марина. – Готовка‒стирка‒уборка... Сыр – это просто расширенная версия приготовления еды.
А вот мужик... Все хозяйство на нём. Марат у меня оказался сокровищем. Медик‒белоручка тащит на себе столько, что я даже представить не могу.
В ритме жизни, по мнению горожан,  деревня выигрывает.
Как отмечает Марина, это в мегаполисе график жизни чётко подчинён часам работы в офисе или на заводе. В деревне в этом отношении больше свободы.
– Сейчас зима, козы в запуске, забот меньше (и опять почти всё по мужской части), – поясняет сыровар. 
– Да и летом в пять утра не встаём. Утренняя дойка в девять, вечерняя в 21.00. Идешь на дойку, как на совещание-планёрку в городе. Только краситься, наряжаться и ехать на работу не надо. Ведро взяла, тапки поменяла – и пошла. Нарядные костюмы у меня теперь в сундуке лежат. 
Что радикально пришлось поменять в Шокше, так это – отношение к жизни.
– В городе люди живут как дети малые, – считают Марина и Марат. –  Всё, что нужно – не опаздывать на работу и вовремя платить коммуналку. Остальное за тебя решают другие люди: электрики, коммунальщики, дворники, врачи, работники общепита и так далее. Здесь этого нет. Вся ответственность за качество жизни на тебе!
– Я про пенсию вообще не думаю и не рассчитываю на неё, – подчеркивает Марина. – За финансы и стабильный заработок у нас отвечает Марат. Его зарплата, поделенная на нас двоих – ниже прожиточного минимума. Хорошо хотя бы, что за «ковидные» месяцы платят, так что с долгами по осенней закупке сена досрочно рассчитались.
Да, если бы не козы, то вполне хватало бы. Все нам так говорят! Но мы без коз теперь уже не можем…
С.Родионова. 
 

 

Версия для печати Версия для печати