№ 7 (871)
Газета Мордовия

 

 

Праздники России

МНЕНИЕ

Довольны ли вы количеством спортивных площадок в своем городе?

Да, их достаточно
Площадок много, но не все они хорошего качества
Нет, у нас мало мест для занятий спортом
Их слишком много, лучше использовать эти площади для других нужд


Результаты опроса

Новости :: НеделяВыпуск № 37 (849) от 13.09.2023
Прослушка и оговоры: из зала суда по делу Алексея Меркушкина

В Первомайском суде Пензы зачитали расшифровки прослушек телефонов семьи Гришиных с другими фигурантами громкого дела. И Алексея Меркушкина в них нет вообще.


Перед началом заседания, которое проходило в Первомайском суде Пензы 4 сентября, обстановка в зале суда была напряжённая. Это объяснимо. Сторонам предстояло заслушать аудиозаписи тех самых телефонных переговоров, которые для следствия всё это время служили доказательством причастности Алексея Меркушкина к преступлению. Доказательствами надуманными, потому что на самом деле в этих телефонных переговорах не было ни слова про Алексея Меркушкина – ни как о непосредственном участнике сделки по продаже «Экспоцентра», ни как о третьем лице. Да и вообще никакого третьего лица там нет – этот факт установила специально проведённая государственная экспертиза. Текстовые распечатки этих телефонных переговоров обвинение уже зачитывало вслух на одном из заседаний в Первомайском суде. Но тогда – и адвокаты об этом открыто заявляли – следователь цитировал только отдельные фразы, грубо вырванные из контекста. Эти самые отдельные фразы по своей сути ничего не доказывали, а уж полная версия переговоров и вовсе подтверждает абсурдность обвинения в отношении Алексея Меркушкина. И вот теперь настала очередь не цитат, а полноценной демонстрации этого псевдодоказательства. Здесь уже у следствия юлить не получится, придётся отвечать за свои домыслы.       
«На сегодняшнем заседании мы прослушали аудиозаписи телефонных переговоров всех действующих лиц, – рассказал во время перерыва в судебном заседании адвокат Алексей Дубов. – В очередной раз мы убедились, что в этих телефонных переговорах Меркушкин Алексей Николаевич не участвует. И что самое главное – нет никакой связи между куплей-продажей акций «Ламзури» и той проверкой, которая проводилась в отношении банка МПСБ. Тем самым это доказывает, что никакой взятки не было».      
Когда слушания возобновились, прозвучало несколько интересных фактов, но опять же об Алексее Меркушкине – ни слова: 
«Представляет особый интерес телефонный разговор Гришиной Татьяны Викторовны со своей матерью, где она говорит, что реальным собственником и акционером банка является её отец Гришин Виктор Иванович. Также они обсуждают свою недвижимость в Черногории и содержание обслуживающего персонала. Меркушкин Алексей Николаевич в данных разговорах не фигурирует нигде», – заключил по окончании заседания адвокат.
Напомним, что Алексея Меркушкина следствие обвиняет в том, что он якобы организовал продажу «Мордовэкспоцентра» по завышенной цене, а ещё дал взятку господину Тренькину за то, чтобы тот не проводил проверку «Мордовпромстройбанка». На самом деле Алексей Меркушкин не имел отношения ни к тому, ни к другому объекту. Да и самого преступления не было как такового, а была всего-навсего гражданско-правовая сделка купли-продажи, которую следствие ловко, а местами даже противозаконно, переквалифицировало в тяжкую уголовную статью. Мы много раз говорили о том, что доказательная база следствия, мягко говоря, сомнительная. И с этим согласны сотни тысяч людей, в том числе и практически всё юридическое сообщество Мордовии – все те, кто с самого начала наблюдают за этим постановочным делом. Начиная с устроенного для убедительности шоу: показательного задержания в Шереметьеве. А сейчас, по истечении двух с половиной лет, ничего доказательного, кроме слов спасавших свою шкуру оговорщиков-досудебщиков, в деле не существует. И даже: из дела странным образом пропал ряд вещественных доказательств о непричастности так называемых обвиняемых. Обратит ли внимание на эти вопиющие нарушения Пензенский суд – станет известно в ближайшее время. Оглашение томов уголовного дела подошло к концу, и уже 7 сентября суд перешёл к опросу свидетелей. Первым был представитель потерпевшей стороны – «Корпорации развития» Мордовии. Для следствия это потерпевшая сторона, ведь именно «Корпорация развития» перечисляла «Мордовпромстройбанку» деньги за «Мордовэкспоцентр». Это, кстати, тоже занимательная история, которую мы много раз рассказывали и ещё раз повторим. На момент возбуждения уголовного дела сделка была незавершённой. Оплачено было чуть более половины суммы. В дальнейшем все выплаты должны были быть заморожены. Однако «Корпорация» более чем через полгода после того, как было возбуждено уголовное дело, перечисляет ещё 83 миллиона рублей. Да ещё и при состоявшемся на тот момент решении арбитражного суда о том, что договор продажи «Экспоцентра» следует признать недействительным. Перечисление в нарушение всех законодательных норм и элементарной логики столь огромной суммы из нищего бюджета республики преследовало только одну цель – умышленно доформировать уголовное дело, сделать надуманное преступление завершённым. Как развивались события после этого, известно: завершение сделки для следствия имело стратегическое значение. Без него не было бы никаких оснований задержать Алексея Меркушкина в Шереметьеве и незаконно содержать его под стражей вот уже третий год. И эти основания с грубыми нарушениями законодательства были созданы. А теперь о допросе представителя пострадавшей «Корпорации» в Первомайском суде: он заявил, что Мазов и Меркушкин должны ему возместить тот самый 271 миллион рублей, в этом числе и те деньги, которые перечислялись в процессе расследования уголовного дела. Это требование удивило сторону защиты.   
«Искреннее удивление у защиты вызвало то, что представитель «Корпорации развития» всё равно настаивал на взыскании денежных средств в размере 271 миллиона рублей с обвиняемых Мазова и Меркушкина, – говорит адвокат Алексей Дубов, – несмотря на то, что ранее по другим уголовным делам, которые были выделены в особом порядке Гришиной, Гришиным и Брыковым, эти 271 миллион рублей были возмещены. Получается, что «Корпорация развития» уже в двойном, в тройном размере, с учётом того, что «Корпорация развития» уже включена в реестр требований кредиторов «Актив Банка», хочет получить возмещения по данному уголовному делу».
Сколько ещё странных моментов и вопиющих процессуальных нарушений, совершённых следствием, откроется в этом судебном процессе! Моментов, которые на протяжении 2,5 лет обвинители пытались скрыть, даже не пытаясь при этом оправдываться. А мордовские судьи закрывали на них глаза. Это и уничтожение вещественных доказательств, и явное нежелание проверять недостоверные показания свидетелей – а ведь каждое подобное действие само по себе уже является преступлением. Много вопросов и к показаниям досудебщиков. Хотя это оговоры, а не показания. Кстати, Татьяну Гришину тоже привезут в Первомайский суд Пензы. Там ей предстоит ответить на вопросы стороны защиты. Ответить честно и объективно. Но сможет ли? У неё была сделка со следствием, был некий план, по которому Гришина, оговорив Алексея Меркушкина, должна была остаться на свободе. Но всё же она оказалась за решёткой, что стало для неё полной неожиданностью, недаром она сама, после оглашения приговора при всех в зале суда спросила адвоката «Что, всё пошло не по плану?» Как осуждённая поведёт себя теперь? Осознавая, что, когда дело развалится, а такое дело не может не развалиться, и это только вопрос времени, её судьба окажется в руках оболганных ею людей. Если будет на то их воля, отвечать придётся уже за оговор, и вот здесь последствия могут быть куда серьёзнее. Как будут слушания проходить дальше, мы обязательно расскажем. Мы по-прежнему уверены, что правда восторжествует и победит те тёмные силы, которым нужен весь этот противозаконный фарс в виде придуманного уголовного дела.  
 

 

Версия для печати Версия для печати