№ 25 (889)
Газета Мордовия

 

 

Праздники России

МНЕНИЕ

Довольны ли вы количеством спортивных площадок в своем городе?

Да, их достаточно
Площадок много, но не все они хорошего качества
Нет, у нас мало мест для занятий спортом
Их слишком много, лучше использовать эти площади для других нужд


Результаты опроса

Новости :: НеделяВыпуск № 33 (845) от 16.08.2023
ИСТОРИЯ АЛЕКСЕЯ МЕРКУШКИНА: ПРОДОЛЖЕНИЕ

 В Первомайском районном суде Пензы продолжается рассмотрение дела Алексея Меркушкина. Наша статья о том, что происходит на судебных заседаниях.

Очередное заседание по делу Алексея Меркушкина и Владимира Мазова, которое проходило 8 августа в Первомайском районном суде Пензы, продлилось с небольшим перерывом весь рабочий день. Задача перед судом стоит поистине титаническая – рассмотреть по существу весь тот ворох необоснованных, разрозненных и противоречивых утверждений, который следствие с упорством одержимого выдаёт за факты, на которых, собственно, и строится всё абсурдное в своей сути обвинение. Для создания видимости законности которого дело искусственно раздували в объёме, добавляя несущественные и совсем уж не имеющие к нему отношения документы. На несостыковках и явных противоречиях этого дела вот уже третий год газета «Мордовия» заостряет внимание в своих статьях. О них же, буквально разбирая текст предъявленного ему обвинения на цитаты, говорил на первом заседании Алексей Меркушкин. Якобы завладели и распорядились деньгами с продажи «Экспоцентра» – как завладели? Как распорядились? Когда? Зачем? – спрашивал Алексей. Преступные намерения – задаёт вопрос – в чëм корысть моя? У него не было ни акций тех предприятий, которые имели отношение к событиям, ни какого-либо дохода от них. Доказательств нет. Отсюда и пресловутая расплывчатость формулировок, отсутствие ссылок на конкретные правовые нормы, необоснованные и очень общие фразы – недостатки, которым не место в настоящем юридическом документе и на которые и адвокаты, и пресса, и общественность неоднократно обращали внимание мордовских служителей Фемиды. Тех самых, которые за два года, из раза в раз возвращаясь к делу, окончательно убедились, что оно шито белыми нитками. Отказались его рассматривать по существу и подло спихнули эту роль своим пензенским коллегам. А в зале суда, между тем, продолжали выслушивать мнение подсудимых по сути предъявленных им обвинений. Согласиться с ними – значит, пойти против истины. 
«И Алексей Николаевич Меркушкин, и Мазов Владимир Николаевич, и Тренькин Александр Павлович достаточно подробно и обстоятельно изложили своё отношение к предъявленному обвинению, по сути опровергнув его от начала и до конца», – рассказывает адвокат Саркис Геворкян.  
Ещё одно знаковое по сути событие. Рассмотрение дела перешло в новую фазу – началось изучение вещественных доказательств. Первые на очереди – письменные. И в них за весь день, собственно, доказательств и не прозвучало.
«Государственное обвинение исследовало первые семь томов из материалов уголовного дела. Эта стадия предполагает оглашение стороной обвинения тех доказательств, на которых основывается предъявленное подсудимым обвинение. Но из первых семи томов материалов, которые были исследованы государственным обвинителем, мы не увидели каких-то доказательств, во-первых, причастности нашего подзащитного Меркушкина Алексея Николаевича к инкриминируемым ему преступлениям, ну, и там не прозвучало доказательств какого-либо преступления в принципе», – комментирует Саркис Геворкян. 
Пензенский суд только начинает разбирать историю Владимира Мазова и Алексея Меркушкина – историю, выдуманную следствием от начала и до самого конца. Историю, за которой следят в Мордовии – сотни тысяч человек сочувствуют Алексею Меркушкину, которого третий год по оговорам держат за решёткой. По злой воле горстки людей, которым не дают покоя былые, во многом уникальные для страны успехи Мордовии. За решёткой Алексей теряет здоровье, но не теряет волю. У него, как и у нас всех, остаётся и вера в справедливый суд. 
Следующее заседание состоялось 10 августа, и это было уже четвёртое заседание по делу Алексея Меркушкина и Владимира Мазова в Первомайском районном суде Пензы. Сторона обвинения продолжала перечитывать вслух тома уголовного дела. Алексей Меркушкин, Владимир Мазов и их адвокаты снова терпеливо слушали извращённые следствием факты. Адвокат Алексея Меркушкина Саркис Геворкян рассказал, что многие представленные документы носят чисто формальный характер. 
«Эти документы представляют собой договоры купли-продажи, акты приёмки-передачи имущества, платёжные документы, техническую документацию на имущество «Мордовэкспоцентра», переписку между людьми относительно пересылки друг другу этих документов. В ряде случаев государственное обвинение считает необходимым снабжать это комментариями, например: «Указанные документы свидетельствуют о хищении бюджетных средств». В чём это свидетельство, нам, наверное, ещё предстоит понять или услышать, или увидеть. Но пока речь идёт о каких-то технических документах и произвольных выводах», – поясняет Саркис Геворкян.       
Для примера: обвинение уверено, что технический паспорт «Экспоцентра» – это документальная улика, свидетельствующая о хищении денег. Или вот ещё: договор купли-продажи. По сути этот документ всего-навсего свидетельствует о законно оформленной сделке между покупателем и продавцом. Гражданско-правовой сделке. Но в воображении следствия это почему-то тоже «свидетельство хищения бюджетных средств». Зачитывают обвинители не всё подряд, а только выгодные для себя фрагменты из письменных материалов дела. Намеренно исключая ключевые доказательства, подтверждающие непричастность Алексея Меркушкина ко всему тому, что на него с таким усердием стараются повесить. 
«Когда государственное обвинение дошло до аудиозаписей и текстовых распечаток прослушивания телефонных переговоров, гособвинитель решил их не оглашать. То есть не предавать их сегодня огласке», – прокомментировал адвокат Саркис Геворкян.  
А это, между тем, по солидарному мнению юридического сообщества и нормам законодательства, ключевые улики, которые следует принимать во внимание в первую очередь. И именно эти улики могли бы пролить свет на тщательно скрываемые следствием от суда обстоятельства, по которым Алексея Меркушкина следовало бы давно освободить. Обстоятельства, уже больше двух лет находящиеся в центре общественного внимания не только в Мордовии, но и за её пределами. Про эти самые телефонные переговоры мы много раз рассказывали в наших статьях. В этих переговорах нет ни слова про Алексея Меркушкина, он не упоминается никак, даже в качестве третьего лица. Да и вообще никакого третьего лица там нет – это подтвердила государственная экспертиза. В общем, непредвзятому человеку из этих переговоров всё понятно: и кто главный организатор, и кто главный исполнитель сделки. Однако Алексей Меркушкин до сих пор в СИЗО. По воле неких тёмных сил, цель которых – погубить Алексея Меркушкина, повесить на него клеймо и впоследствии уничтожить плоды многолетнего созидательного труда его отца, Николая Ивановича Меркушкина. Его историческая роль в возрождении Мордовии и её выходе на самые передовые позиции в стране неоспорима, достижения региона под его руководством вызывают дикое желание мести и реванша у небольшой кучки завистников. И на пути этой чёрной зависти и мести может встать только честный, непредвзятый суд. И мы уверены: правда восторжествует!
 
Версия для печати Версия для печати