№ 15 (879)
Газета Мордовия

 

 

Праздники России

МНЕНИЕ

Довольны ли вы количеством спортивных площадок в своем городе?

Да, их достаточно
Площадок много, но не все они хорошего качества
Нет, у нас мало мест для занятий спортом
Их слишком много, лучше использовать эти площади для других нужд


Результаты опроса

Новости :: АктуальноВыпуск № 28 (840) от 12.07.2023
Меркушкин – человек, остановивший криминальный беспредел ОПГ в Мордовии

 (начало в №7 от 15 февраля 2023 года, продолжение в №№8–14 от 22 февраля–5 апреля 2023 года, №№16–17 от 19–26 апреля 2023 года, №№19–25 от 10 мая–21 июня 2023 года, №27 от 5 июля 2023 года)

 
Часть 3. Возвращение Профессора в Саранск. На стыке бизнеса и криминала
 
В начале 90-х вернувшегося в провинциальный Саранск Еникеева никто «по улице» всерьёз не воспринял. Повзрослевшие «конторщики», объединившиеся в группировки «Светотехстрой», «Юго-Запад», «Шиндяпинские», «Борисовские», «Мордовские», «Николаевские» делиться с ним ничем не собирались. Своего боеспособного коллектива у Профессора тогда ещё не было. Даже в МВД многие не знали, кто он такой. «Это татарин, которому разрешили игральные автоматы на вокзале установить, что ли? Жвачкой и «Сникерсами» в ларьках торгует? А он с кем работает?!» – приходилось слышать в то время от сотрудников Угрозыска. По их базам оперативного учёта криминальных личностей законопослушный преподаватель МГУ Еникеев не числился: не судим, не в розыске, не рецидивист, имеет постоянное место работы и прописки. Ну, а то, что ранее он привлекался по статье за вымогательство… Так эта статья никак не влияла на показатели работы УР. Зона их ответственности – грабежи, разбои, кражи, убийства. А рэкет – головная боль конкурентов из 6-го отдела. У них и оклады выше, и полномочий побольше, и «палочной» системы отчётности нет. 
Между тем,м Заметим, что в октябре 1990 года Н.И. Меркушкин был избран вторым секретарём Мордовского рескома КПСС. Его будущий оппонент, ныне известный в узких околоправительственных кругах, пожилой «министр без портфеля» и блогер по совместительству редактировал партийную газету «Советская Мордовия». Стремительно терявшую под его руководством тиражи и популярность у читателей. Ещё один персонаж той эпохи, ставший впоследствии редактором «независимой» жёлтой газеты, меняющей свои убеждения, как флюгер, мыкался в поисках творческой работы. Примечательно, что их дороги с министром-блогером ненадолго пересеклись в то время в редакции «Советской Мордовии». Тогда же будущий лидер ОПГ «Борисовские» А. Борисов освободился из колонии после отбытия срока за «ношение огнестрельного оружия».
В тот же переломный период дальновидный учёный Еникеев присматривался, куда ему можно внедриться. Налаживал связи с предпринимателями, авторитетными в городе людьми, «прощупывал почву». Первым делом заручился поддержкой влиятельного и уважаемого в спортивных кругах Рифата Манерова, занимавшегося коммерцией с друзьями-боксёрами со Светотехстроя. «Еникеев стал собирать вокруг себя «мыкинцев», оставшихся на свободе после ареста братьев Горемыкиных. Тех, кого знал ещё со времён уличной молодости. Поначалу все были в одной связке – Горемыкины, Блохин, Ковалев, Разуваев, Борисов, Кошкин, Куликов, Шорчев… Манеров Рашид их опекал. «Уже потом они по разным группировкам разошлись, – говорят бывшие сотрудники МВД, – мы их ещё с 1989 года помним. Как только шестой отдел появился, стали по ним оперативную базу нарабатывать. Но Еникеева тогда это только краем задело. Он вовремя уехал в Питер, там обзавёлся знакомствами, в том числе и в криминальной среде. Понял, что заниматься коммерцией перспективнее, чем откровенным криминалом. Он похитрее, подальновиднее, чем остальные». К тому времени юго-западские лидеры, братья Горемыкины, с кем Еникеев начинал на заре конторской юности, уже были задержаны 6-м отделом за организацию в 1989 году убийства Р. Нарбекова. Во время следствия братья, содержащиеся в СИЗО КГБ на ул. Л.Толстого, 6, старательно изображали из себя душевнобольных. Объясняя, что все их злодеяния «результат связи с космосом и иными мирами». По причине «временного болезненного расстройства психической деятельности» их дело было приостановлено и выделено в отдельное производство. Горемыкиных отправили на принудительное лечение в психиатрическую клинику Казани со строгим режимом содержания. До 1994 года, пока им не вынесли приговор. Но братья с их отбитыми боксёрскими мозгами и примитивной психологией уличных вымогателей уже не интересовали Еникеева. Он считал, что их время безвозвратно ушло. И что наступают новые времена. Больших Возможностей и Больших Денег.
А начинал предприимчивый бизнесмен Еникеев с того, что поставил на привокзальной площади и в помещении несколько аппаратов с игрушками. Помните, были такие? Кидаешь в ящик монетку и специальным крючком-ухватом пытаешься достать оттуда «приз» – жвачку, «Баунти», игрушку, банку пива и прочие безделушки. Руководство вокзала не возражало. С ним договорились «по-хорошему». Пообещали поддерживать порядок на территории. Охраняли аппараты от конкурентов и недовольных проигрышем клиентов молодые спортивные люди из группы «силовой поддержки». В этой группе был замечен и закончивший в то время школу сын одного из руководителей МГУ им Н.П. Огарёва, которого Еникеев взял под свою опеку. Парни сидели в «жигулях» у расположенного возле билетных касс пивного ларька и следили за порядком. Заодно собирали дань с частных таксистов, которые на своих машинах ожидали прибытия поездов. У тех, кто отказывался платить, резали шины или разбивали фары. Милиционеры из ЛОВД смотрели на эти «коммерческие забавы» сквозь пальцы. Они имели свой небольшой процент с «игрушечного бизнеса» и старались не вмешиваться. Реагировали только тогда, когда начиналась драка. Да и то вызывали наряд ППС. Те приезжали, разгоняли дерущихся, некоторых запихивали в «воронок» и забирали в Ленинский РОВД. Через час-другой выпущенные после воспитательной беседы парни возвращались на своё рабочее «вокзальное» место. Но этого Еникееву было мало. Не тот размах и уровень, которого он хотел. 
В августе 1991 года, во время августовского путча в Москве, известного как ГКЧП, преподаватель МГУ Еникеев, воодушевленный происходящими в России демократическими преобразованиями, предложил своим сторонникам выехать в Москву для поддержки Президента РСФСР Б. Ельцина. Случилось это после того, как 19 августа Ельцин обратился с воззванием «К гражданам России!». Забравшись на танк, бывший первый секретарь Московского горкома КПСС объявил действия путчистов «антиконституционным государственным переворотом». И призвал к сопротивлению. В Саранске «под знамёна» Еникеева собралась дюжина защитников демократии, и на машинах они двинулись в Москву. Но их тормознули дежурившие на блокпосте в Шацке бойцы ОСН УИН УВД Рязани. Обычная формальность. Всем выйти, проверка документов. Куда едете? С какой целью? Открыть багажники, предоставить автотранспорт для досмотра! Время было опасное, криминальное, а тут машины непонятные движутся в сторону столицы. Парни нехотя вылезли из авто. И тут, в одной из «девяток» под водительским сиденьем обнаружился газовый пистолет. Никаких разрешительных лицензий на него не было. Чей он, никто не сознавался. Говорили, что понятия не имеют, как оружие попало в машину. Владельцем «девятки» значился какой-то майор из ЗГВ, имевший родственников в Мордовии. Он оставил им машину на хранение, а сам уехал по месту службы – в Германию за другими вещами. Скучающие на блокпосте бойцы отряда УИН, молодые провинциальные парни с любопытством рассматривали заморский «Кольт», передавая его из рук в руки. Откидывали барабан, щёлкали курком. Раньше они не видели такой диковинки. В результате на рукоятке осталась целая коллекция отпечатков пальцев всех тех, кто его «лапал». И истинного владельца «Кольта» установить не представлялось возможным. Никакого протокола изъятия, конечно же, оформлять не стали. Пистолет отобрали как сувенир. А саранским сторонникам Ельцина, замначальника отряда, подъехавший на «УАЗе», велел убираться подальше, пока «не нашли ещё что-нибудь». Короче, разошлись миром. Тем более, что по радио объявили: «Путч подавлен, мятежники арестованы. Демократия победила!».
Вообще, склонность и интерес к политике у Еникеева проявились с подачи его научного руководителя – завкафедрой ЛИИЖТ В. Васильева. Он был депутатом Верховного Совета РФ, убеждённым сторонником демократии и соратником избранного в 1990 году председателем Ленсовета А. Собчака. Ходил на митинги «Демократического Союза», выступал на сессиях, в прессе, на ТВ.
Неслучайно, что в декабре 1991 года в Мордовии, на выборах первого демократического Президента МАССР, Еникеев со своими сторонниками активно поддержал кандидатуру инженера завода «Электровыпрямитель» В. Гуслянникова. Правда, со временем разочаровался в нём и в проводимой им политике. Но идея «самим заниматься политикой, формировать её, вкладываться в неё» не оставляла его. Тогда же он стал налаживать связи в Верховном Совете МССР, в республиканском Союзе ветеранов Афганистана, в горсовете, среди глав районов, директоров. Делал это осторожно и при негласной поддержке КГБ, которые видели в нём «альтернативу уличной преступности». 
 А вскоре представился случай быть полезным новому руководству МГУ им. Н.П. Огарёва. В 1992 году из гаража университета неизвестные злоумышленники ночью угнали служебную «Волгу». Обращение в милицию не помогло. И лишь после того, как к делу подключился авторитетный преподаватель кафедры САПР Еникеев, машина была найдена в Белоруссии. Как она оказалась там, и кто её угнал – осталось невыясненным. Может, здесь не обошлось без участия самого преподавателя? Так это или нет, но благодарность руководителей МГУ выразилась в том, что Еникеев выезжал в заграничные командировки по обмену опытом. Да и учебной нагрузки у него было немного (один предмет, лекции и семинары, первые два курса). Хватало времени и студентов учить, и бизнес развивать, и на «стрелки» с другими ОПГ выезжать. В МГУ старались не придавать значения тому, что простой преподаватель приходит в учебное заведение с охраной, которая проверяет помещения и дежурит возле аудитории, где он читает лекции. Несмотря на претензии замминистра МВД Разина по поводу «теневой» деятельности Профессора, новый ректор университета, возглавивший его после отставки А. Сухарева, поддержавшего ГКЧП, не обращал на это внимание.  
Примерно в это же время у бизнесмена созрела идея о собственном банке. Это было перспективное и выгодное направление. Тем более, что перед глазами был пример – тогда в Москве одним из первых свой коммерческий «Банк Развитие – 21 век» открыл авторитетный деятель О. Квантришвили, учредитель Ассоциации «21 век», убитый в 1994 году.
  В связи с этим в одной жёлтой саранской газете, под условным названием «Слухи и Сплетни», Еникеев упоминается как единственный создатель и чуть ли не основной владелец «Актив-банка». При этом выдвигается навязчивая версия, что из-за этого банка и ликвидировали Профессора! А по чьему заказу?! Ну, конечно же, это Глава Мордовии Н.И. Меркушкин постарался! Чтобы самому банком завладеть! Нанял киллеров с Юго-Запада (наверное, нашёл их по объявлению «Опытная бригада выполнит все виды работ»), и те послушно устранили доцента МГУ. Состоявшего на оперативном учёте МВД как лидер «Химмашевской» группировки. Но дело в том, что Еникеев не был ни создателем, ни владельцем банка. Он просто «привёл» туда деньги «подкрышных» коммерсантов. Напомним, что с 1990 года в республике работал филиал АКБ «Финист-банк», где аккумулировались средства молодёжных кооперативов и комсомола. На его основе в 1993 году и появился «Актив-банк», объединивший интересы бывшей партноменклатуры, промышленников и малого бизнеса. В число его учредителей входили: Фонд имущества, АОЗТ «АгроМордовия», АО «Мордоввтормет», СП «ТайкМосСпорт – СССР – Финляндия», ООО «Промэкс», НПЦ «Прогэкс», НПО «Альянс», ТОО «Мицар», МП «Росс», ТОО «Феникс», ООО «Парамайк», «ЭГО» и другие. 
 Если следовать примитивной логике «независимой» газеты, то для того, чтобы завладеть банком, Н.И. Меркушкин должен был методично ликвидировать всех его учредителей. Одного за другим. Ну, как в детективном фильме «10 негритят»: кого взорвать, кому ДТП устроить, других ядом отравить… Но почему-то больше никто из учредителей не пострадал. Или жалко ему их стало, или список с фамилиями потерялся, или патронов на всех не хватило. Да и после расстрела Еникеева банк не прекратил своего существования.
 Так что не стоит всерьёз воспринимать домыслы газеты, наводящей «тень на плетень» и ищущей причины устранения авторитетного «Химмашевского» депутата, где угодно – в политике, в бизнесе, в банковской сфере. Но только не в криминале. И не в близком окружении Профессора.
(Продолжение следует)
С. Малайкин.
Версия для печати Версия для печати