№ 20 (884)
Газета Мордовия

 

 

Праздники России

МНЕНИЕ

Довольны ли вы количеством спортивных площадок в своем городе?

Да, их достаточно
Площадок много, но не все они хорошего качества
Нет, у нас мало мест для занятий спортом
Их слишком много, лучше использовать эти площади для других нужд


Результаты опроса

Новости :: АктуальноВыпуск № 23 (835) от 07.06.2023
Меркушкин – человек, остановивший криминальный беспредел ОПГ в Мордовии

 (начало в №7 от 15 февраля 2023 года, продолжение в №8–14 от 22 февраля–5 апреля 2023 года, №16–17 от 19–26 апреля 2023 года, №19–22 от 10–31 мая 2023 года)

 
 Городская мэрия в зоне особого внимания МВД. Наступление на «Химмаш».
 
– Николай Иванович, а знаете, как Саранский горсовет в шутку называют? – видя, что Глава Республики Мордовия Н.И.Меркушкин в хорошем расположении духа, спросил его старший помощник Н.Н.Щукин.
 – И как же? 
 – «Выбор Химмаша»! Ну, это как партия была, «Выбор России».
 В этой шутке была большая доля истины. К середине 90-х годов «Химмашевские» уже плотно контролировали горсовет депутатов. Да и деятельность мэрии тоже.
 В один из октябрьских дней 1994 года в здание городской администрации на Советской площади вошли четверо мужчин. «ОБЭП, сержант, сиди спокойно! – один из них, видно старший по званию, небрежно сунул под нос дежурившему на входе милиционеру удостоверение. 
 Оперативники поднялись по лестнице. Прямиком в кабинет управделами мэрии Яшкова. Секретарша хотела остановить незваных посетителей, которые заранее не записались на прием и не предупредили по телефону о своем визите, но не решилась, увидев милицейские «корочки». 
 «У себя?!» – спросили бэповцы и без стука зашли в кабинет городского чиновника. Тот был совсем не рад встрече с органами.
 – Валентин Сергеевич, что за цирк устроили?! Не понимаете, с кем связались?! – уже через десять минут раздраженно выговаривал он в телефонную трубку первому заместителю министра внутренних дел Разину, видя, как оперативники ОБЭП деловито проводят обыск в его служебном кабинете.
 – Тон смените. Наши сотрудники выполняют свою работу. Есть постановление на проведение обыска. Вас с ним ознакомили. Если есть вопросы, вы можете обжаловать его. А пока не мешайте оперативной работе – голос Разина на другом конце провода звучал спокойно. Полковник положил трубку.
 Он услышал испуг и растерянность в голосе чиновника. Но Разин знал и о его возможности подтянуть на помощь влиятельных покровителей. Из солидных ведомств и организаций. В том числе и в Москве. Один из них, генерал, бывший сослуживец по МВД Мордовии, занимал в то время высокую должность в МВД РФ. При этом постоянно держал руку, в дорогих часах, на пульсе событий, происходящих в республике. Пытался влиять. В своих интересах, разумеется. В течение дня Разину несколько раз звонили по этому вопросу. Бывшие партийные и комсомольские работники. Депутаты Саранского городского совета и Верховного Совета МССР. Прояснить. Узнать, что да как. Некоторые высказывали поддержку. Другие сыпали ругательствами или злобно шипели в трубку про «ментовский беспредел». Слушая их, Разин мрачнел лицом. Но сдерживался. Знал, какие силы ему противостоят. Смычка криминала с чиновниками. Хорошо еще, что почти в это же время в Питере удалось «нейтрализовать» руководителя Ассоциации «30 век – Саранск-Экспорт» Еникеева, авторитетного союзника управделами мэрии. Иначе уже давно бы начался газетный вой «о милицейском наезде на горсовет» и «подкопе под мэра Саранска». Но все это было еще впереди.
 Звонили и так называемые коллеги из МБ РМ. Осторожно, в своей манере, интересовались: «Ну, что у вас там? Может, не стоит напрягать ситуацию? Ведь скоро выборы. Ну, вы же понимаете, да?! Не надо бы излишне осложнять. Все-таки уважаемый человек…Нам уже с горсовета обзвонились, что такое творится?!». Чекисты, как всегда, старались быть чуть в стороне, чтоб не испачкать свои чистые руки. «Вы бандитов лучше бы ловили. Вон, опять киоск на проспекте Ленина сожгли!» – выговаривал Разину один заслуженный комитетский сотрудник, чей сын, вместе с Еникеевым, являлся учредителем коммерческой фирмы, зарегистрированной по ул. Л.Толстого, 23. В том же доме, где проживал Еникеев и его родители. До отставки в начале 90-х он работал заместителем председателя КГБ МАССР. Потом директором одной из городских гостиниц. По работе был знаком с дядей Еникеева, 1-м секретарем Старошайговского райкома партии.
 Вообще, отношения руководителя Ассоциации «30 век», состоявшего на оперучете МВД как лидера ОПГ «Химмаш», с компетентными органами – тема отдельного разговора. Эти неоднозначные отношения, сложившиеся еще в студенческие годы, не раз помогали ему в противостоянии с милицией. Мы еще вспомним о них.
 Обыск в кабинете Яшкова и задержание в далеком Питере Еникеева были звеньями одной цепи. Состоящей из политических амбиций, личных устремлений, экономических потребностей и криминальных связей. Дело в том, что 27 ноября 1994 года в Мордовии планировалось провести выборы в представительные органы власти на республиканском и районном уровне. Основными политическими соперниками председателя Верховного Совета МССР Н.В.Бирюкова считались пользующийся значительным политическим влиянием председатель Фонда имущества, сопредседатель Мордовского Экономического союза Н.И.Меркушкин и управляющий делами мэрии А.Яшков. За Меркушкиным стояли генеральные директора ведущих заводов и предприятий республики, считавших, что только объединившись, можно защититься от криминала. За чиновником из мэрии – набирающий силу класс предпринимателей и коммерсантов. А вот за ними просматривались интересы лиц, принадлежащих к определенным кругам. Ассоциация «30 век», со своей стороны, поддерживала кандидатов от Рыбина и Яшкова. Это был точный коммерческий расчет, с далеко идущими перспективами экономического плана.
 В начале 90-х годов бывший руководитель горкома комсомола Яшков выполнял связующую роль между «улицей» и мэром Саранска Ю. Рыбиным, бывшим 1-м секретарем Октябрьского райкома КПСС. Управделами отличался способностью договариваться и находить общий язык со всеми. В 1993 году он принимал участие в работе съезда партии «Выбор России» в Москве. При этом, как и мэр, был близок к представителям «Химмаша». Что вызывало у правоохранительных органов серьезное беспокойство. Криминал активно «шел во власть» через горсовет. Может поэтому на вопрос мэра как избежать давления группировок на горадминистрацию, начальник МБ РМ Брагин то ли в шутку, то ли всерьез, попросил дать ему списки этих самых криминальных личностей, «засевших в горсовете». Но трогать мэра не решались. Просто зашли с другой стороны, через его доверенного управделами. Предоставив сделать это МВД.
 Накануне выборов руководители МВД Косов и его заместитель Разин попытались «поумерить» политические амбиции Яшкова. Повод для этого был найден подходящий и, самое главное, совершенно не имеющий отношения к политике. Все было намного проще. В октябре 1994 года ОБЭП предъявил ему обвинение в приобретении машины «ВАЗ-21099», находящейся в угоне и числящейся в розыске в УВД Мурманской области. Какими путями «левая» машина попала к чиновнику горсовета, история умалчивает. Говорили, что авто, в знак благодарности, ему подарили саранские коммерсанты. Так это, или нет, но престижная, по тем временам, «девяносто девятая», цвета «бордо» стояла прямо под окнами его служебного кабинета. Радовала глаз владельца.
 Информация об обысках в мэрии просочилась в прессу. Милицейскую позицию заняли только две газеты – «Саранские вести» и «Ковылкинский вестник». В них вышли статьи, из которых стало известно, что в блокноте управделами, изъятом при обыске в его кабинете, был список «друзей» и «врагов». И первым среди «врагов» значился министр МВД. «Независимые» коммерческие газеты, подконтрольные Еникееву, тут же обвинили милицию в «давлении на демократический горсовет», «злоупотреблении своими полномочиями», «выполнении политического заказа по дискредитации влиятельного городского чиновника» накануне выборов. В результате, чиновнику мэрии, после дачи показаний в МВД, удалось «выйти сухим из воды». Пусть с подмоченной репутацией, потрепанными нервами, испорченным настроением. От того, что машину, изъятую ОБЭП, все-таки пришлось вернуть прежнему владельцу. Но, главное, что обошлось без уголовного дела. Наверное, помогли прежние комсомольские связи и влиятельные знакомые. В том числе и московский милицейский генерал, уроженец Мордовии. У них и в дальнейшем сохранялись деловые и дружеские отношения. 
 Имя амбициозного управделами еще один раз всплывет на политическом небосклоне Мордовии. Случится это в 1995 году. Когда Меркушкин, возглавив Мордовию, не возьмет его в Правительство. Несмотря на отчаянные просьбы и даже требования, исходящие от руководителя Ассоциации «30 век» Еникеева. Уже пообещавшего ему пост руководителя аппарата правительства. Несогласие Н.И.Меркушкина тогда взбесило Профессора. Как же так!? Нарушены все его политико-экономические планы. Но неуступчивый Меркушкин твердо стоял на своем. В правительстве будет другой человек. Вопрос решенный. Обсуждению не подлежит. Да, Рыбин еще оставался мэром города. Но, с приходом Меркушкина к управлению республикой, «Химмашевскому» всевластию в горсовете приходил конец. Еникеев хорошо это понимал. И затаил обиду.
 Оговоримся сразу, что ни один из лидеров саранских группировок не был так романтизирован, как доцент МГУ Еникеев. Но изначально раздутые «независимой» прессой всемогущество, влияние и авторитет руководителя «химмашевской» Ассоциации «30 век», в том числе и среди других ОПГ, были сильно преувеличены. Если верить одной популярной газете, выросшей в 90-х «под крылом» Еникееева, те же А.Борисов, лидер ОПГ «Борисовские» и авторитет «Мордовской» ОПГ С.Финаев входили в орбиту интересов Профессора. Постоянно спрашивали его советов и мнения. И даже Рашид Манеров, считавший Еникеева своим врагом, по заверениям газеты, советовался с ним по экономическим вопросам. Ну что тут сказать?! Очередные байки. И Финаев, и Борисов, каждый по отдельности, были сильными личностями. Без всякого Профессора. Химмашевский район тоже полностью «Еникеевским» не принадлежал и не контролировался. Кроме них там хозяйничали и устанавливали свои порядки и «Шиндяпинские», и «Борисовские». Авторитеты «старого Химмаша» Ю.Власов и В.Шиндяпин вообще Еникеева на дух не переносили, называли «гнилым коммерсантом», сотрудничавшим с КГБ.
 И на «Юго-Запад» Профессор не совался. Там ему сразу очертили границы, переступать которые себе дороже. Так что, все разговоры об уровне влиятельности Еникеева, не более чем миф. Да, городские ОПГ считались с ним в решении каких-либо «уличных» вопросов, учитывали интересы «Химмаша». Но не более того. Подчиняться ему никто не собирался. Покойный авторитет группировки «Мордовские» М.Тряпкин тоже не понимал, что Профессору надо: «Он кто? Коммерс? Спортсмен? Доцент? Или пусть лекции читает, или вопросы «по улице» решает». Неслучайно «Мордовские» перекрыли ему экономические «выходы» на Самару. Дав понять, что там ему «ловить нечего».
 «Понимаете, какого-то особенного уважения к Еникееву, среди группировок, тогда не было. С ним «по улице» поддерживали отношения. Он имел право голоса на «стрелках». Хитрый. Расчетливый. Мнительный. Жестокий. По натуре больше делец. Стремившийся к власти. Боявшийся за свою жизнь и окружавший себя охраной. Туалеты перед ним в университете проверяли! Продуманный весь такой. С кэгэбэшными «прихватами». Доходило до того, что пускал «свою разведку» следить за милицейскими и прокурорскими машинами. Куда кто поехал, с кем, зачем?! Наша «семерка» это фиксировала. Едва успевали отсекать и блокировать их. Разговоры «Химмашевских» по рациям пеленговали. Рации у них изымали импортные. Сколько он жалоб на нас накатал тогда! – вспоминает один из оперативников МВД, работавший в 90-х годах по ОПГ «Химмаш».
 По признанию одной «независимой» популярной газеты: «Олег записывал на диктофон беседы, с так называемыми, мордовскими боссами…». Типа, это должно характеризовать Профессора с положительной стороны. Сомнительно. Ну, согласитесь, что нормальному человеку вряд ли взбредет в голову ходить на встречи с чиновниками, правоохранителями, лидерами других группировок со спрятанным диктофоном в кармане! Эти шпионские наклонности у преподавателя МГУ, достигавшие какой-то нездоровой мании, вызывали откровенный смех братвы. «Ты чё, Олег, и нас пишешь, что ли?!» – подшучивали «уличные авторитеты» над ним, – «Может, ты в ментовку подался, на полставки?». 
М.Тряпкин, один из лидеров «Мордовской» ОПГ, рассказывал: «Сидим с пацанами, приезжает Еникей, прямиком к нам. А мы уже знаем, что он, наверняка, «заряженный» приехал. Что у него, где-то под плащом, диктофон включен. Ну, и начинаем комедию ломать, вместо серьезных тем всякую пургу гнать. Сам-то он молчит, слушает больше. А мы про тачки, про девок… Про то, какие менты и коммерсы «лохи». Ничего серьезного. Видим, ему неинтересно все это… ».
Как говорит один из бывших оперативников УБОП: «Странная была у него манера: и своих писать, и чужих. Соратников по Ассоциации. Яшкова. Рыбина. Замотаева. Глав районов. Сам их на разные темы раскручивал и «под запись»… Может, КГБ его просил? В то же время вместе с Борисовым ликвидацию «Юго-Западского» Блохина готовил. После чего свалить из Саранска. В Абхазии, вроде, думал отсидеться. Только Блохин об этом узнал заранее, от своего человека из окружения Профессора. Который был близок к Манерову Рашиду и давно хотел отойти от Еникеева. И Блоха сработал на опережение. Так что, не надо всерьез доверять распространяемым одной газеткой сплетням, что это Меркушкин расправился с безобидным преподавателем МГУ».
  (Продолжение следует).
С. Малайкин.
Версия для печати Версия для печати