№ 16 (880)
Газета Мордовия

 

 

Праздники России

МНЕНИЕ

Довольны ли вы количеством спортивных площадок в своем городе?

Да, их достаточно
Площадок много, но не все они хорошего качества
Нет, у нас мало мест для занятий спортом
Их слишком много, лучше использовать эти площади для других нужд


Результаты опроса

Новости :: ЖизньВыпуск № 45 (233) от 08.11.2011
Ему прочат «нобелевку»

В центре внимания: уроженец Мордовии академик Юрий Молин

Год назад журнал «Русский репортер» составил список ведущих российских ученых, которые реально могут претендовать сейчас на Нобелевскую премию. К сожалению, фамилий в списке оказалось до обидного мало. Однако в списке достойное место занял известный физико-химик, уроженец Мордовии Юрий Молин. Юрий Николаевич практически всю свою профессиональную деятельность посвятил институту химической кинетики и горения Сибирского отделения Академии наук. Почти всю свою жизнь он провел в Новосибирске. Однако имя Молина неразрывно связано с Мордовией. В декабре этого года наша республика будет праздновать столетний юбилей его отца – Николая Николаевича Молина, ректора Мордовского университета и основателя пединститута. В Саранске живет его младший брат, физик и педагог Владимир Николаевич.

 

Детство

Будущий светила науки родился в 1934 году в Ромоданове. Его отец, будущий министр просвещения Мордовии, ректор главного и создатель второго вузов региона, тогда еще был недавним выпускником МГПИ имени Полежаева и работал в поселке учителем истории. О строгости и принципиальности Молина-старшего и по сей день ходят легенды, причем эти качества распространялись как на его работу, так и на семью. В 1939 году Николая Николаевича назначают на должность начальника учебной части НКВД МАССР. Семья переезжает в Саранск. Через два года Молин-старший станет министром просвещения Мордовии. До сих пор сохранилось «родовое гнездо» Молиных – квартира в старом доме на перекрестке проспекта Ленина и улицы Полежаева.

- Были ли мы с братом «золотой молодежью»? – переспрашивает Владимир Николаевич Молин и смеется над наивным вопросом. – Это было невозможно. Во-первых, не в правилах отца были какие-либо привилегии для себя и своей семьи. Во-вторых, мы росли в обычной среде, которая была характерна для Саранска того времени. Отец чувствовал себя обычным человеком. Он общался с соседями, которые играли в домино во дворе, живо обсуждал новости, происходящее в стране. И еще он был настоящим, идейным коммунистом. 

Видимо, качества, заложенные воспитанием, и стали основополагающими в жизни обоих братьев. Оба не боялись трудных и неизведанных путей. Юрий Молин, окончив школу, поехал поступать в Москву, в самый сложный и трудный для поступления вуз Советского Союза – легендарный «Физтех», МФТИ. При поступлении туда не учитывались золотые медали. Талантливому юноше из Мордовии «физтех» покорился сразу…



Из МФТИ - в Новосибирск

 В Москве начались студенческие будни. Юрий Николаевич учился по специальности химическая физика, жил в общежитии. Именно тогда он познакомился со многими своими будущими коллегами и соратниками.

Судьбоносной оказалась встреча с ученым и преподавателем Владиславом Владиславовичем Воеводским, который станет учителем Молина.

- Выбор профессии у нас проходил непросто, - вспоминает Юрий Николаевич. - Практика началась с первого курса. Химическая физика — область широкая. Мы были в коллективах, где синтезировали взрывчатые вещества, испытывали их, где занимались горением. И в какой бы из организаций ни проходили практику, нам предлагали продолжать работу в этом направлении. Эти предложения нам не очень нравились, даже пытались сменить вуз. Но когда в «физтехе» появился молодой, энергичный Воеводский (мы были где-то на 4-м курсе), я окончательно определился в своем выборе. 

После окончания МФТИ Юрий Николаевич работает в Институте химической физики АН СССР. Однако Москву ему было суждено покинуть уже через два года. В Новосибирске происходит становление «академгородка» - Сибирского отделения академии наук СССР. Молин уезжает в Новосибирск вместе с Воеводским. 

- В Новосибирск меня пригласил Владислав Владиславович, я работал в его лаборатории, - вспоминает Юрий Николаевич. - Когда его не стало, наш директор Ковальский разделил лабораторию между мной и моим коллегой Юрием Дмитриевичем Цветковым, с которым я познакомился еще в институте.

В тридцать семь лет Юрий Николаевич стал директором Института химической кинетики и горения СО РАН, имея в багаже докторскую диссертацию, около сотни печатных научных работ и авторитет крупного, интересного ученого - на союзном и международном уровнях. Более двадцати лет, с 1971 по1993 годы, он был директором института, и именно в эти годы окончательно сложилась тематика ИХКиГ. Потом Молин долгое время заведовал в институте лабораторией быстропротекающих процессов, а сейчас является советником Российской академии наук.



«Отец» спиновой химии

Специалисты называют Молина «отцом» спиновой химии. Едва ли обыватель сможет объяснить смысл этого термина. Молин инициировал, а впоследствии руководил первыми работами по изучению влияния магнитного поля на скорости жидкофазных радикальных реакций. Формулировка основных механизмов такого влияния и их экспериментальное подтверждение стали предметом Открытия N 300, автором которого признан Ю.Н.Молин с коллегами. Созданный им спектрометр ЭПР обладает рекордной чувствительностью, а сам метод включен в арсенал ведущих лабораторий мира.



Страсти по премии

В 2009 году академик Молин отмечал своё 75-летие. Поздравительную телеграмму ему направлял Президент Медведев. В том же году главные публицистические издания страны «Эксперт» и «Русский репортер», обеспокоенные игнорированием Нобелевским комитетом российских ученых, провели опрос среди руководителей ведущих научных школ: кто реально может претендовать сейчас на главную премию в России. В короткий список вошло и имя Юрия Молина. Формулировка: «За открытие магнитного изотопного эффекта».

Изотопы — это атомы с разным весом, которые химически неразличимы. Так гласит старое определение. Радиоактивными изотопами десятки лет метили разнообразные молекулы, чтобы, например, следить за циркуляцией веществ в организме. Логика была простой: куда все атомы — туда и «слегка иные», которые выдают себя радиацией.

Магнитный изотопный эффект, открытый в 1976 году Бучаченко, Молиным и Сагдеевым, перевернул все с ног на голову. Оказывается, и в химических реакциях изотопы одного и того же элемента ведут себя по-разному. Атом с «лишним весом» приобретает новые магнитные свойства. Из-за этого для молекул, куда его встроили, некоторые реакции, к которым способна «облегченная версия», подпадают под запрет. Или наоборот: «утяжеленная» молекула реагирует, «облегченная» — нет.

Как магнитные поля влияют на здоровье или откуда у перелетных птиц «встроенный компас» — проблемы именно науки спиновой химии.

Впрочем, самого Юрия Николаевича Молина как истинного ученого, похоже, мало волнуют вопросы таких внешних атрибутов, как премия. Пусть даже и Нобелевская.

Сейчас ученый находится в прекрасной форме, полон новых идей. По своему мироощущению он остается еще молодым человеком. Ученики Молина разбрелись по всему миру, но в основном работают в науке - американской, европейской, японской, израильской. Да и сам Юрий Николаевич очень легок на подъем. Кстати, он широко известен еще и как заядлый турист. Поэтому можно не сомневаться, что его вершины еще впереди.

П.Семенов.

Версия для печати Версия для печати