№ 16 (880)
Газета Мордовия

 

 

Праздники России

МНЕНИЕ

Довольны ли вы количеством спортивных площадок в своем городе?

Да, их достаточно
Площадок много, но не все они хорошего качества
Нет, у нас мало мест для занятий спортом
Их слишком много, лучше использовать эти площади для других нужд


Результаты опроса

Новости :: ЖизньВыпуск № 43 (231) от 26.10.2011
Квартира – от Брежнева

Как рабочая из Саранска Мария Морина улучшила жилищные условия и победила «ртутную болезнь»

Чем дальше уходит брежневская эпоха, названная после смерти Генерального ЦК КПСС «застоем», тем чаще сейчас многие российские граждане вспоминают о ней с симпатией. Выходит, и жили люди тогда не так уж плохо, несмотря на то, что всюду наблюдался дефицит. Однако ведь была определенная стабильность и уверенность в завтрашнем дне. Так считает и 81-летняя жительница села Русские Дубровки Атяшевского муниципального района Мария Васильевна Морина, которая в середине 70-х годов прошлого столетия побывала в Кремле на приеме у Л.И. Брежнева, и  по поручению Генсека получила в Саранске благоустроенную трехкомнатную квартиру.

 

Заметим, что в «брежневской» квартире в настоящее время проживает семья дочери пенсионерки, а сама еще тридцать лет тому назад покинула город по совету добрых врачей. Дело в том, что к тому времени Мария Васильевна заработала так называемую «ртутную болезнь». Где? На Саранском электроламповом заводе. На одном из самых вредных для здоровья  производственных участков (в восьмом цехе) женщина трудилась откатчицей несколько лет. Результат – страшный диагноз, вынесенный работнице завода докторами.

- Скажу честно: моих подруг по заводу давно уж нет на белом свете, - с грустью признается старушка. – Наверное, и я бы померла, если в 1980 году не приехала бы в родное село Русские Дубровки.

Марию Васильевну мы увидели не на деревенской печке, а в привычной для нее работе. Старушка бодро шагала из-под овражка к своей избушке, неся в руках два ведра родниковой водицы. Уже в сенях  заметили большие кучи тыквы, кабачков, а в корыте – гроздья красной калины.

- Всему – свое время, - заметив наши взгляды, стала объяснять хозяйка. – Всю зиму кормлю тыквой своих коз. Они просто обожают этот овощ. А калина любую хворь может вылечить, особенно при болях желудка и простуде. Вот замочу сейчас ягоды в родниковой воде, подержу их там дня два – и горечь исчезнет. Тогда калину обдам кипятком, пропущу через дуршлаг – получится такая ароматная масса! Добавлю в нее сахарку, и желе готово к употреблению. Хоть к чаю, хоть на пироги…

Слушаешь бабулю и диву даешься: как ей, хрупкой и маленького роста, удается содержать в своем подсобном хозяйстве 20 голов коз, в том числе 5 дойных животных? Это сколько же сена надо заготавливать для них на зиму? Однако пенсионерка, по ее словам, легко справляется с этой задачей. Говорит, в страду помогает сын, который живет неподалеку от матери. Но доить и кормить животных Мария Васильевна никому не доверяет: козы чувствуют преданность и старания, потому и молочком своим одаривают хозяйку сполна. В летние месяцы ежедневно молока набирается до 12-15 литров! Понятно, одной это слишком много. Поэтому баба Маша с удовольствием реализует продукцию с козьей фермы односельчанам – в основном, пожилым людям и семьям, где растут маленькие дети.
Кто знает, может, козье молоко и тесное «общение» с рогатыми животными и вылечили М.В. Морину от коварной «ртутной болезни». Как-то съездила пенсионерка в ту клинику. Провели врачи повторное обследование пациента и не сразу поверили тому, что от болезни не осталось никаких следов.

- Услышав хорошую новость от врачей, - вспоминает Мария Васильевна, - я почувствовала себя так, словно родилась еще раз. Мне захотелось жить в удовольствие, а не в тягость себе и родственникам. Стала еще больше работать, думать о духовной жизни, вообще отказалась от мяса и мясопродуктов, села на свою диету. Нынче  употребляю в пищу овощи и фрукты, жирную рыбу и картошку, творог и сыры из козьего молока.

А еще мы узнали про заветную мечту М.В. Мориной. Она сказала, что горит желанием съездить в Москву, чтобы посетить могилу Л.И. Брежнева в кремлевской стене. Поклониться мощам Генсека и положить букет белых ромашек и синих васильков.

Как оказалось, Мария Васильевна попала на прием к Леониду Ильичу только с третьей попытки. На электроламповом заводе не советовали ей обращаться за помощью к руководителю государства: дескать, тебя к нему даже близко не подпустят.

А что же оставалось делать женщине, ютившейся несколько лет на десяти квадратных метрах в общежитии? Ладно, если она была бы одна, но ведь с ней жили в одной комнате свои дети и трое внуков от старшей дочери. С другой стороны, Мария Васильевна, видимо, устала от долгого ожидания хорошего жилья от заводского профкома. Устала оттого, что одной приходилось «тянуть лямку» по содержанию большой семьи. Ради этого М.В. Морина ночью мыла автобусы в депо, а днем трудилась на электроламповом заводе. А еще убиралась в общежитии, чтобы семью не могли выселить на улицу.

- К Брежневу я попала на прием примерно в 1975 году, - рассказывает Мария Васильевна. – И это случилось благодаря содействию депутата Верховного Совета СССР, космонавта Валентины Терешковой. Помню, зашла  в ее кабинет, поведала свою историю. Она потом куда-то позвонила, наверное, в приемную Брежнева. Потому что вскоре после этого Валентина Владимировна вызвала «Волгу», и мы поехали в Кремль. Представляете, я ведь в Москву поехала не одна, а с тремя маленькими внуками, самому старшему из них и четырех лет не было. Так вот, когда зашли все к Брежневу, я сильно разволновалась. Но Леонид Ильич сразу же вышел из-за стола и пошел навстречу мне. Я бросаюсь в ноги к нему. Он меня поднимает и велит успокоиться… Сказала, что не покину кабинет, пока не решится мой жилищный вопрос. Слава Богу, обещал разобраться во всем и помочь. Даже до поезда проводили на машине,  билет до Саранска оплатили. Все закончилось хорошо, - вздыхает наша собеседница. – Не поверите, через десять дней после встречи с Брежневым меня вызвали в профком завода и вручили ключи от новой квартиры…

Вообще, в жизни этой удивительной  женщины было такое, о которых говорят, что «коня может на скаку остановить». Окончив 7 классов, Маша Тунаева начала работать дояркой в колхозе, потом – заведующей фермой. Повзрослев, она уезжает на Урал, к старшему брату. Там девушка выходит замуж за Всеволода Морина. Молодые супруги вместе работают на Челябинском тракторном заводе: он – наладчиком оборудования, она – токарем. А еще М.В. Морина работала на железной дороге стрелочницей…

Расстались с мужем, когда у того, по словам Марии Васильевны, характер стал сильно портиться. Выпивать начал и «к чужим бабам зачастил». Однажды, говорит, лично «застукала» его с любовницей. А на следующий день В. Морин вовсе исчез из ее жизни…

В принципе, можно было бы завершить наш рассказ, но нельзя не упомянуть еще об одной черте характера восьмидесятиоднолетней М.В. Мориной. Ее любовь к труду, умение преодолевать любые трудности – понятно. Но ведь зимой Мария Васильевна, несмотря на свой возраст и «косые» взгляды посторонних, бегает еще на лыжах. На широких охотничьих, доставшихся ей от старшего брата.

 Вот выпадет снег, и пенсионерка обязательно побежит в село Сабур-Мачкассы Чамзинского района. Это от Русских Дубровок примерно в 3-4 километрах. Зачем именно туда? Маршрут, говорит, очень удобный, и лыжня дольше держится. А еще Мария Васильевна покупает в Сабур-Мачкассах продукты питания. Загружает их в свой рюкзачок за плечами и снова – на лыжи, и вперед!

Н. Живаев,
Атяшевский район.

Версия для печати Версия для печати