№ 28 (892)
Газета Мордовия

 

 

Праздники России

МНЕНИЕ

Довольны ли вы количеством спортивных площадок в своем городе?

Да, их достаточно
Площадок много, но не все они хорошего качества
Нет, у нас мало мест для занятий спортом
Их слишком много, лучше использовать эти площади для других нужд


Результаты опроса

Новости :: ОбществоВыпуск № 46 (286) от 14.11.2012
Жизнь на улице

Бывший воспитанник интерната Виталий Тутаев десять лет бомжует в Саранске в надежде получить хоть какой-то «угол»

Выпускник Инсарского интерната, лишившись родительского дома, скитается в поисках крыши над головой. Это про него можно сказать словами известной песни: «Мой адрес – не дом и не улица…». Вынужденная кочевка подорвала здоровье 30-летнего скитальца, и теперь он серьезно болен. Но даже это обстоятельство так не огорчает его, как отсутствие прописки. Без нее он не может встать на жилищный учет и получать пенсию по инвалидности.

Как круглый сирота превратился в бомжа и стал «лишним» человеком для общества - в нашем материале. 

 

 

Ни кола, ни двора

В десять лет у Виталия умер отец, а через два года не стало мамы. Детское горе переросло во взрослую трагедию: после окончания школы-интерната ему пришлось продать родительский дом в черте городского округа.

- Меня заставили сделать это старшая сестра и ее друзья, - рассказывает Виталий. – От страха я подписал все документы. Дом был в плохом состоянии, поэтому продал его всего за 15 тысяч и те отдал сестре. С тех пор я ее больше не видел.

Тогда выпускник интерната еще плохо понимал, что, совершив сделку с единственным жильем, он подписывает себе приговор на мытарства. Первое время Виталий ютился у своей тетки в этом же селе, но потом обстоятельства сменились и ему пришлось уйти в никуда. 

- Я бомжую с 2003 года, - продолжает скиталец. – Сплю, где ночь застанет, ем – что придется. Разгружаю на рынке тележки, чтобы иметь хоть какие-то средства к существованию. Но особенно туго зимой. В «бомжатнике» можно только ночевать, а где греться днем в сильные морозы? Спасибо добрым людям, которые меня пускали в подвалы и подъезды, приносили горячую еду, не выгоняли из магазинов. С одеждой тоже помогают, кое-что удавалось купить…

Надо сказать, что Виталия многие знают в округе и сочувствуют его беде. 

- Он спокойный, порядочный парень, - рассказывает Наталья Ивановна с улицы Пушкина. – Сейчас «домашние» пропадают, а он, несмотря на свой образ жизни, не сломался, с криминалом не связан, алкоголь не употребляет. Он мне часто встречается на улице, всегда прилично одет. Жаль его. Парень ничем не провинился, просто ему не повезло в жизни, и заступиться за него некому. Хорошо хоть вы на него обратили внимание!

 

Жизнь вопреки

Многолетние скитания не прошли даром, улица превратила здорового парня в калеку. Не так давно Виталий серьезно заболел и получил вторую группу инвалидности. По его словам, у него опасная форма туберкулеза, и хотя он прошел необходимое лечение, потребность в нормальных условиях стала еще острее. Сейчас ему надо полноценно питаться, беречь себя, не переохлаждаться, но все эти рекомендации врача – как издевка, если нет даже своего угла. 

Казалось бы, что теперь не надо беспокоиться на сей счет - у него появилось первоочередное право на жилье. Но несчастье счастью так и не помогло: без постоянной регистрации он не может претендовать ни на квартиру, ни на какие-либо выплаты. 

- Без прописки я не могу получить жилья, а без жилья я не могу прописаться. Это замкнутый круг, который никто не хочет разрубить, - вздыхает инвалид. – Я обращался в разные инстанции, но получал только отписки. Прокуратура сообщила, что по делу о продаже родительского дома срок давности истек. А по ответу администрации Саранска мне нельзя предоставить жилое помещение в специализированном жилищном фонде в связи с Законом «О предупреждении распространения туберкулеза». Интересно, по какому же закону я, инвалид, остаюсь на улице? Если раньше меня упрекали в продаже дома, то теперь в чем моя вина? Я даже не получаю пенсию, чтобы снять жилье. Государство давно обрекло меня на погибель, а я вопреки всему еще живой…

 

Закон есть, а права нет 

- Ситуация непростая, - считает уполномоченный по правам человека в Республике Мордовия Юрий Ястребцев. – Виталий Тутаев обращался к нам первый раз в конце 2011 года. В связи с тем, что его жилищная проблема уходила корнями в детство, мы направили его заявление к уполномоченному по правам ребенка в Республике Мордовия, но, судя по тому, что он вновь обратился к нам, результатов не было. 

Виталий в 12 лет остался круглой сиротой. При направлении его в Арх.-Голицынскую школу Октябрьская администрация закрепила за ним жилье – дом родителей в селе Куликовка. К сожалению, материалов, в каком состоянии он находился в то время, не имеется. По закону Российской Федерации, когда круглый сирота находится в образовательных учреждениях на бесплатном содержании, закрепленное за ним жилье должно контролироваться, то есть администрация интернатов должна была запрашивать акты обследования жилищных условий у Администрации Октябрьского района Саранска. Проводились ли такие мероприятия, мы сейчас будем выяснять. Уже готовятся запросы в Администрацию города, в Арх.-Голицынскую школу и Инсарский интернат, где обучался молодой человек. 

Если дом за долгие годы никто не приводил в порядок, то вполне возможно, что он обветшал или пришел в аварийное состояние. При определении данного факта молодого человека должны поставить на жилищный учет как сироту. Если же таких обследований не проводилось, то у Виталия одна дорога – пойти в суд и устанавливать юридический факт – продажу ветхого жилья. 

В настоящее время он признан инвалидом II группы по заболеванию – туберкулез открытой формы. По закону эта категория людей попадает в число первоочередников при получении социального жилья. Но чтобы признать его нуждающимся, нужна прописка, и  не временная, а постоянная. У него ее, к сожалению, нет. Молодой человек оказался в очень сложном положении, так как не только не может встать на очередь, но и получать социальные выплаты, положенные ему по закону. Единственное, чем в данный момент можно помочь Виталию, это просить городские власти оказать ему содействие в выделении временного жилья из маневренного фонда. 

Жаль только, что это решение добровольное и чиновников к нему нельзя понудить. Хотя дело-то серьезное: вопрос не только в гуманности и справедливости по отношению к одному человеку, но и в медико-социальных аспектах всего общества. Мы будем следить за дальнейшим развитием ситуации.

С. Родионова. 

Фото Н. Каранов.

 

Версия для печати Версия для печати