№ 16 (880)
Газета Мордовия

 

 

Праздники России

МНЕНИЕ

Довольны ли вы количеством спортивных площадок в своем городе?

Да, их достаточно
Площадок много, но не все они хорошего качества
Нет, у нас мало мест для занятий спортом
Их слишком много, лучше использовать эти площади для других нужд


Результаты опроса

Новости :: ОбществоВыпуск № 5 (869) от 31.01.2024
900 дней мужества: несломленные люди непокорённого города

 27  января в России отметили 80-ю годовщину снятия блокады Ленинграда.

Это одна из важных страниц истории Великой Отечественной войны. Сегодня невозможно представить, что тогда пережили люди в северной столице, и как вообще они выжили и остались людьми. Прошли десятки лет, но ещё живы те, кто помнит блокадные голод, холод и разруху. Сейчас в Мордовии живёт 12 ветеранов, которые испытали на себе лишения ленинградской блокады.

Юрий Васильевич Ступников живёт в Саранске 35 лет, но родился в Ленинграде за 4 месяца до начала блокады – 1 мая 1941 года. Конечно, то страшное время не осталось в памяти – Юрий Васильевич был слишком мал. «Помню, что бабушка ещё жива была, она меня в основном при себе держала», – с трудом вспоминает блокадник. Так получилось, потому что мать Юрия Васильевича работала на трудовом фронте – рыла окопы. Отец тогда, пожалуй, как все способные мужчины, ушёл защищать город.
 
Памяти защитников блокадного Ленинграда
Освобождать Северную столицу, когда фашисты взяли её в кольцо, отправлялись люди со всей страны. Были и уроженцы Мордовии. О них рассказывает выставка «900 дней мужества», которую в преддверии 80-ой годовщины снятия блокады открыли в Мемориальном музее республики. За каждым экспонатом – фотографией и документом – целая история.
«Посетители нашей выставки могут увидеть снайперский листок снайпера-истребителя Воробьёва Александра Андреевича, уроженца Ромодановского района. Если прочитать наградной лист, то можно узнать, что в суровые дни блокады, охраняя железнодорожную станцию, он смог убить 18 фашистов», – показывает фотографию и сам снайперский листок на стенде выставки заведующая отделом экспозиции Мемориального музея военного и трудового подвига 1941-1945 гг. Наталья Фадеева.
 
872 дня в осаде
Почти 900 дней – столько защищали город на Неве и столько жители блокадного Ленинграда выживали в нечеловеческих условиях. Без воды, электричества, полноценной еды. В ноябре-декабре 1941 года на день рабочий мог получить лишь 250 граммов хлеба, а дети и старики – всего 125 граммов хлеба, который сегодня вряд ли кто смог бы назвать хлебом вообще. Почти на четверть он состоял из целлюлозы и пыли.
Чем кормили Юрия Васильевича, ведь ему в самые тяжкие дни блокады не было и года, он уже не помнит даже со слов родителей. Но помнят другие. Пенсионерке Софье Разумовской сейчас 86 лет. Она живет в Липецке, но родом тоже из Ленинграда. Рассказывает, выжить помогло ремесло деда, который был знаменитым краснодеревщиком и использовал в работе столярный клей.
«Ему заказывали мебель отовсюду, и у него был столярный клей. А в то время столярный клей был сварен на этих – костных отходах животных. И вот благодаря вот этим запасам, которые у него были, мы выжили во время блокады», – рассказывает блокадница.
В те суровые дни жители блокадного Ленинграда ели всё, что было: делали лепёшки из лебеды и подорожника, делали похлёбку из кожаных ремней и сапог… Потому был так ценен даже столярный клей, когда за каждый кусочек хлеба маленькой Софье Евгеньевне Разумовской приходилось бороться даже с крысами, чтобы накормить младшего брата.
«Мне этот хлеб привязывали сюда маленькими кусочками на грудь, и я должна была его периодически маленькому брату в рот класть. Однажды старшая сестра входит, а у меня на груди сидит большая крыса и ждёт, когда же я этот хлеб достану, и бросается мне за пальцами», – вспоминает Софья Евгеньевна.
 
«Блокадный синдром»
Когда каждая хлебная крошка на вес золота. Юрий Васильевич говорить даже о послеблокадном времени не любил никогда, рассказывает его супруга Вера Матвеевна. И хотя, казалось бы, не помнит сам, как голодно и холодно было, это всё равно наложило свой отпечаток. «До сих пор переживает, конечно. У него, не дай Бог, чтобы что-то положили и осталось в тарелке – ему надо всё доесть, чтоб остатков не было. А хлеб… Сейчас как крошки летят, когда хлеб режем, он крошки берёт, в ложечку соберёт и съест. Это варвары, говорит, которые хлеб бросают», – рассказывает супруга блокадника.
 
«Дорога жизни»
В конце 1941 года через Ладогу пролегла «Дорога жизни» – путь по которому Ленинград начали снабжать продовольствием и боеприпасами. А в январе 1942 года началась эвакуация. Так большинство блокадников оказались разбросанными по большой стране. В Мордовии, например, оказалась семья Митиных. Петербуржцев сначала подселили на квартиру к тогда ещё маленькой Вере Бондаревой. Они жили вдвоём с матерью и с радостью приняли блокадников.
«Поселили их, мужа с женой Митиных, у нас на квартире, – рассказывает ветеран труда Вера Бондарева. – Они прожили у нас недолго, всего неделю. Потом им дали дом, и они перешли туда. Но связь, тесная связь, не прекратилась. Они были бездетными, и я у них была как дочка. Знаете, они меня так любили!»
Блокадница Софья Разумовская вспоминает:  детей вывозили отдельно от взрослых. Родители отдавали даже самых маленьких, желая спасти сыновей и дочерей. Малышей принимали без всяких документов. «Мне было наказано: “Валерку от себя не отдавай никому, ты отвечаешь за него, ты старшая». Нас, старших, сажали в одну машину, а малышей у нас прямо отбирали. Так вот, наша машина, где мы ехали, по дороге через Ладогу прошла, а вот малышей повезли – эта машина провалилась под лёд и ушла под воду».
Уже потом пенсионерка, пережившая блокаду, узнала, что из Ладоги подняли машину, полную игрушек, оставшихся от детей. Сами малыши, в том числе и её брат, погибли.
Детей пересаживали в поезда и отравляли в самые разные регионы страны. Сначала селили в дома, которые оборудовали под детские приёмники, а потом раздавали по деревням.
 
Выжившие
Жители блокадного Ленинграда гибли от голода и холода, от болезней. По одним данным, в годы блокады погибло больше 640 тысяч человек, по другим – не меньше миллиона. Каждый день умирало более 4 тысяч человек. По примерным подсчётам, за годы блокады в Ленинградце умерло до 150 тысяч детей, многие из них были грудными.
По рассказам родителей, и Юрий Васильевич Ступников в блокаду и после часто и тяжело болел. Так было со всеми детьми блокадного Ленинграда – дистрофия и авитаминоз стали главными болезнями города. Да и в целом, те годы подкосили здоровье пенсионера. Он плохо ходит, пережил инсульт, сейчас ему требуется постоянный медицинский уход. Но то, что выжил, называет одновременно и счастьем, и везением.
 
Дань памяти
Современной молодёжи не понять, говорят жители блокадного Ленинграда. И радуются, что сегодняшнее поколение не знает, что такое голод, надеются, что никогда и не узнают.
«Мы хотим напомнить подрастающему поколению о подвигах, которые были совершены в те далёкие годы, о героях Советского Союза, о просто солдатах, которые сражались, не жалея своей жизни, защищали город на Неве. И хотим вспомнить о том, что советский народ всегда сплачивался накануне жестоких битв, и чтобы молодое поколение помнило своих предков, которые были участниками Великой Отечественной войны», – говорят в Мемориальном музее военного и трудового подвига 1941-1945 гг.
А молодёжь старается помнить, организовывает акции, символично выстраиваясь в цифру 900, которая навсегда стала символом блокадного Ленинграда.
Версия для печати Версия для печати
Коментарии