№ 28 (892)
Газета Мордовия

 

 

Праздники России

МНЕНИЕ

Довольны ли вы количеством спортивных площадок в своем городе?

Да, их достаточно
Площадок много, но не все они хорошего качества
Нет, у нас мало мест для занятий спортом
Их слишком много, лучше использовать эти площади для других нужд


Результаты опроса

Новости :: ОбществоВыпуск № 32 (272) от 08.08.2012
Настоящий домком

 Почему честному человеку трудно лавировать между жильцами и коммунальщиками

Мы не раз рассказывали о настоящих домкомах и председателях товариществ собственников жилья. Они отстаивали интересы жильцов, вынуждали коммунальщиков производить положенные работы, въедливо вникали в самые запутанные акты работ. И было как-то отрадно, что появляются такие честные, независимые представители собственников. Тем более, что инициативных домкомов всегда старались поддерживать власти.

Но между тем многие собственники даже сами не подозревают, как тяжело приходится честному и дотошному человеку отстаивать их интересы. И некоторым домкомам даже приходится оставлять свой пост из-за того, что жильцы не могут выдержать объявленной ему коммунальщиками блокады.
Генрих Алексеевич – пожилой мужчина интеллигентного вида с тихим голосом и вкрадчивой манерой разговора – не очень хотел, чтобы про него писали. Отказался фотографироваться.
«Натерпелся я», - вздыхает бывший домком, поясняя причины. 
Имея за плечами богатый жизненный опыт и университетское экономическое образование, Генрих Алексеевич думал, что  сможет управиться с домовым хозяйством и привести его в порядок. Тем более, что коммунальные дела его интересовали всегда.
- У нас в университете преподавали настоящие профессора старой школы, - вспоминает он. – Многие из них пережили репрессии. Когда они говорили, что настанет время, и нам придется платить за все – и за воду тоже, например, мне как-то не верилось…
Генрих Алексеевич стал председателем домового комитета, первоначально испытывая определенный энтузиазм. Правда, домовой комитет – это сказано с большим преувеличением. Ведь состоял он и по сути, и по документам из одного человека. 
- У кого машины, у кого дачи, у кого просто работа напряженная - времени и желания заниматься общедомовым хозяйством ни у кого не было, - вспоминает пенсионер. – Ну да ничего, каждый сам волен распоряжаться своим временем. Как бы там ни было, домовой комитет был оформлен надлежащим образом, и я принялся за работу. 
Основной фронт работы домкома на практике – всегда взаимодействие и урегулирование всевозможных трудностей с управляющей компанией.
- Я сразу хочу сказать, термин «управляющая компания» мне кажется неверным, - мягко отмечает Генрих Алексеевич.
- Да, даже закон определяет название «управляющая организация», - отвечаем мы.
- Близко, но не то. «Обслуживающая организация» - вот так, пожалуй, было бы правильно. Кем и на каком основании они должны управлять? Управлять должны мы – жильцы, плательщики и потребители услуг. Они должны выполнять свою работу и отчитываться о ней перед нами. Только так…
Когда к Генриху Алексеевичу потянулась вереница представителей управляющей организации, тот, естественно, пошел на принцип.
- Мне приносили разные акты, - вспоминает он. – То якобы кровлю когда-то отремонтировали, то дом покрасили. Я только развожу руками. Нет работы – нет подписей. Здесь дело даже не в принципах. С какой, скажите, стати я буду подписывать документы о работах, которых в реальности нет? Зачем мне отдавать кому-то деньги, копившиеся десятилетиями с наших коммунальных платежей просто так? 
Этот простой и одновременно поистине гениальный вопрос задавал себе только он. Жильцы были сговорчивей. 
- Мне говорили, даже требовали: «Генрих, подписывай». «Пусть ваши мужья подписывают. Пусть становятся домкомами и подписывают. Я такую ответственность за ложь на себя брать не могу» - вот что я отвечал соседкам. Но они хотели, чтобы за несуществующие работы расписывался я. А сами даже не вступали в домовой комитет. 
Давление нагнеталось. И Генриху Алексеевичу, и его супруге становилось все тяжелее с соседями. Коммунальщики объяснили им, что дом не ремонтируется из-за несговорчивости домкома. Жильцы, казалось, не понимали, что речь идет об их карманах. О том, что они хотят принять работы, за которые заплачено, но которые не сделаны. 
Последняя всеобщая капля терпения вытекла из водопровода. Из пластикового водопровода, который коммунальщики обещали сделать за какие-то 44 тысячи рублей. 
Генрих Алексеевич, было, обрадовался такой цене вопроса и даже хотел заложить новые стояки… Но ему дали в открытую понять, что ремонт будет осуществляться только с новым домкомом… 
Давления одновременно с двух сторон честный домком вынести не смог. Коммунальщики фактически ополчили на пенсионера соседей, и их интересы сошлись. Мужчине никто не помог – ни советом, ни консультацией, но мешали сполна.
- Я в конце прошлого года написал заявление, сложил с себя обязанности, - со светлой улыбкой говорит экс-домком. – Кто сейчас домком? А я толком даже и не знаю. Вроде, какая-то женщина, она здесь не живет, но у нее в нашем доме есть собственность.  Мне сейчас хорошо. Я могу вздохнуть полной грудью, жена спокойна. Смотрю на все это со стороны…  
П. Семенов.

Версия для печати Версия для печати