№ 28 (892)
Газета Мордовия

 

 

Праздники России

МНЕНИЕ

Довольны ли вы количеством спортивных площадок в своем городе?

Да, их достаточно
Площадок много, но не все они хорошего качества
Нет, у нас мало мест для занятий спортом
Их слишком много, лучше использовать эти площади для других нужд


Результаты опроса

Новости :: Об этом говорятВыпуск № 25 (889) от 21.06.2024
Под кол¸сами

 Почему в районах Мордовии виновные в ДТП так легко уходят от наказания

В 2023 году в Темникове начинающий автолюбитель сбил велосипедиста. Велосипедист умер. Правоохранительные органы не нашли состава преступления и даже уголовного дела заводить не стали. Однако у родных погибшего осталось много вопросов и подозрений. Оказалось, что у родителей виновника ДТП есть связи в структурах – они подсуетились и дело замяли. О том, как под колёсами гибнет совесть, – материал Людмилы Кусеровой.
 
День гибели был последним отпускным днём Дениса Очкина и его жены. Супруги гостили у родителей в Темникове – на следующий день им предстояло выдвигаться домой в Подмосковье. Напоследок решили покататься на велосипедах. Денис с дочкой любили такие прогулки. Да и вообще, велосипеды в райцентрах и сёлах – популярный транспорт. На них передвигаются все – от пенсионеров до малышей. Но инфраструктуры в виде специальных дорожек почти нигде нет. Вот и Денису Очкину пришлось небольшой участок своего маршрута ехать по обочине. Велосипедисты даже не заметили, как их догнала иномарка...
За рулём был восемнадцатилетний сын темниковских предпринимателей (как позже выяснится, были и пассажиры). А дальше в доли секунды визг тормозов, искры из-под колёс. И дочь Дениса уже видит папу, который лежит на спине в кювете, его велосипед искорёжен. Ребёнок в шоке, водитель в панике, к месту аварии спешат прохожие. 
«Я находилась в тот момент у своих родителей, – вспоминает супруга Дениса Наталья Очкина. – Мне позвонил какой-то мужчина с телефона мужа, сказал, что произошла авария. Я, мой папа и мой брат сразу выехали на место ДТП. Там уже было много людей. Муж лежал на обочине, знаете, так прямо, как будто его специально так положили. У него были открыты глаза. На одной ноге не было кроссовка и носка. А дочку отвезла какая-то пара к моим родителям. Когда приехала скорая, пульс ещё прощупывался. Дениса увезли в больницу, но через какое-то время доктор вышел и сказал, что он умер».
Первое признание, по словам Натальи, водитель сделал одному из очевидцев. На эмоциях после аварии он сказал, что его ослепила встречная машина. Мол, растерялся и завернул на обочину. Велосипедистов он не видел.
В документах же совсем другие показания. Якобы ехал 40 км/ч, велосипедистов видел, но Денис Очкин внезапно вильнул на велосипеде в сторону машины и буквально сам въехал в машину, а водитель не успел среагировать, не было технической возможности затормозить.
Тех людей, которым водитель ДТП сказал свои первые слова, так и не нашли. До Натальи дошли лишь слухи о том, что они были, и что говорили. Но в официальную версию супруга погибшего не верит: 
«Как скорость могла быть 40 км/ч. Список травм Дениса занял почти лист формата А4. Повреждены все внутренние органы, шейные позвонки, какой-то участок спинного мозга. Все органы залиты кровью. Неужели при невысокой скорости можно так покалечить человека? Первая экспертиза показала, что смерть наступила в связи с этими травмами. Есть вторая комплексная экспертиза, но её нам не отдают уже полгода. Хотя она лежит в правоохранительных органах с 29 декабря». 
В итоге отказ в возбуждении уголовного дела – мол, погибший сам виноват, что попал под колёса. А вот водитель иномарки ничего не нарушал. В это родные Дениса Очкина не верят.
Супруга Наталья рассказывает, что человек он был скрупулёзный во всём, тем более в том, что касается правил дорожного движения. А сейчас, говорит, проще всего спихнуть вину на того, кого уже нет в живых.
В это время виновник, которого, несмотря на маленький водительских стаж, в райцентре многие знают как автолихача, благополучно закончил школу, поступил в вуз. Живёт дальше и радуется. Наталья Очкина говорит, что с самого начала он вёл себя цинично и был уверен, что ему ничего не будет. 
 
Родители-предприниматели 
Вскоре после трагедии к Наталье Очкиной наведались родители того самого автолюбителя. Предлагали деньги. Но кому они теперь были нужны, когда Дениса Очкина – сына, папы и мужа – не было в живых. Но когда Наталья получила официальную бумагу о том, что уголовное дело не возбуждено из-за отсутствия состава преступления, вот тогда и появились подозрения, что это неспроста. 
«Родители у него – предприниматели. У них своё производство чипсов, вроде бы. Видимо, чувствуют, что там всё под контролем. Ну, понятно, связи, деньги. Мы знаем, что у них есть и знакомые в следственном отделе. Здесь это всё взаимосвязано. Поэтому мы и хотим добиться справедливости. Конечно, мы надеемся на правосудие, но уже почему-то сомневаемся, что мы найдём это правосудие здесь, в Мордовии», – говорит Наталья Очкина.  
О том, как велось расследование, Очкины не знают. Каких свидетелей и как допрашивали, родственникам погибшего тоже никто не сказал. Им просто вручили бумажку об отсутствии состава преступления. Где-то на правоохранительных столах завалялись и результаты очередной экспертизы – их Очкиным уже полгода не отдают.
Жить без папы семья постепенно привыкает. По городу ходит слух, что сторона оппонентов в этой истории просто решила не портить жизнь своему сыну. На то, что он лишил жизни другого человека, всем, похоже, всё равно.    
 
Ребёнок на «зебре» 
У супругов Казеевых из Краснослободска обошлось без трагедии. Их дочь, двенадцатилетнюю Алину, сбила машина на пешеходном переходе. 30 сентября 2022 года примерно в 6 часов вечера девочка переходила дорогу возле школы по светофору. На неё наехал местных житель.
Алина была без сознания, когда её на реанимобиле перевозили в Саранск. Сам водитель с места не уехал, но и врачей не вызывал, рассказывают родственники пострадавшей девочки. Говорят, он сразу начал кому-то звонить. Вроде как просил помощь в возникшем щепетильном вопросе.  
«Травмы были очень тяжёлые, – вспоминает Юлия Казеева, мама Алины. – Закрытая черепно-мозговая, ушиб мозгового вещества, многочисленные кровоизлияния. Неделю ребёнок находился в реанимации без сознания. Врачи не давали нам никаких прогнозов. Основной удар пришёлся на голову. Алина головой пробила лобовое стекло в машине».  
Когда Казеевы узнали, что уголовное дело не завели, были в шоке. Правоохранительные органы тоже не нашли состава преступления. Водитель свою вину не признавал, говорил, что ехал на зелёный сигнал медленно. Вещественных доказательств тому не было, но районные правоохранители водителю поверили на слово.
Следствие не заметило, что травмы ребёнка судебно-медицинская экспертиза квалифицировала как тяжкие. На тридцатиметровый тормозной путь автомобиля никто и внимания не обратил. А ведь это доказательство значительного превышения скорости вместо разрешённых в этом месте 40 км/ч. Что же это за следствие такое, удивлялся адвокат Казеевых:
«Мы писали с нашей стороны жалобы. Нам даже отвечали, что документы заново отправляли в отдел полиции для возобновления проверки. Но проходили месяцы, а с нами никто не связывался, никакие проверочные мероприятия не проводились, а материалы канули неизвестно куда».  
Родители пострадавшей девочки считали, что это дело просто «замяли». А человек, покалечивший ребёнка, за полгода разбирательств так и не вышел на связь, не принёс элементарных извинений, что уж говорить о материальной компенсации расходов на лечение.
После того, как историю предали огласке, следствие возобновили под контролем регионального Следственного комитета. В итоге собрали доказательную базу и дело передали в суд. Но и там оказалось не всё гладко. 
 
«Они затягивают процесс»
И вот в зале Краснослободского районного суда обвиняемый Сергей Алейник растерянно отвечает на элементарные, но обязательные для установления личности вопросы о месте рождения и проживания, о гражданстве. Голос дрожит – видимо, не ожидал, что к его делу будет приковано такое внимание. Ведь с момента происшествия прошло уже 2 года. 
«Долго шло само расследование, Алейник и его адвокат вставляли палки в колёса. Делали всё, чтобы этот этап шёл как можно дольше, не дошло до суда. И до сих пор эти действия продолжаются», – жалуется мама потерпевшей девочки Юлия Казеева.  
Свои подозрения в попытке затянуть процесс родственники объясняют вполне логично. 30 сентября 2024 года истекает срок давности по этому делу. Так что велика вероятность, что в итоге Сергей Алейник за свои преступные действия избежит ответственности по вполне законным основаниям.  
«Мы будем просить суд обращать внимание на сроки рассмотрения данного уголовного дела без затягивания с их стороны. Надеемся на то, что в итоге именно суд первой инстанции вынесет обвинительный приговор. Сделает это до тех сроков, которые помогут Алейнику избежать уголовной ответственности», – комментирует ситуацию адвокат Александр Эрзяйкин.  
Сама пострадавшая девочка сейчас дома. Теперь её здоровью ничего не угрожает. Обвиняемый свою вину по-прежнему не признаёт, от комментариев отказывается, на контакт с родственниками пострадавшей школьницы не идёт. Это было лишь первое заседание – впереди допрос свидетелей. 
Неужели в правоохранительных органах районов Мордовии и вправду «рука руку моет»? Надеемся, обе эти истории завершатся торжеством справедливости. Иначе люди совсем перестанут верить в региональное правосудие. 
 
Версия для печати Версия для печати