№ 16 (880)
Газета Мордовия

 

 

Праздники России

МНЕНИЕ

Довольны ли вы количеством спортивных площадок в своем городе?

Да, их достаточно
Площадок много, но не все они хорошего качества
Нет, у нас мало мест для занятий спортом
Их слишком много, лучше использовать эти площади для других нужд


Результаты опроса

Новости :: Об этом говорятВыпуск № 7 (871) от 18.02.2024
Дело Алексея Меркушкина

Когда и о чём врал Виктор Гришин

В рал, и не краснел. В Первомайском суде Пензы допросили Виктора Гришина. Он проходит свидетелем по делу Алексея Меркушкина. Виктор Гришин путался в показаниях, сам себе противоречил. Но именно во время его допроса были обнародованы сенсационные доказательства. За каждым словом Виктора Гришина внимательно следила Людмила Кусерова.
 
 Не нами подмечено, что во время судебных процессов людей очень часто выдают эмоции. Вернее, их проявление, которое невозможно скрыть от посторонних глаз. Во время допроса в зале Первомайского суда в Пензе Виктор Гришин сильно нервничал. Было заметно: у него сдают нервы. Не в силах контролировать свои эмоции, он вёл себя так, как нормальные люди в суде себя не ведут – уходил от прямых ответов, пытался неуместно отшучиваться и отрицать очевидные вещи. Но за этим наигранным вызывающим поведением, показной бравадой, скрывался настоящий страх – когда его выводили на чистую воду.
Самым сокрушительным ударом стали его собственные слова, записанные на диктофон во время одного из совещаний на «Ламзури». Виктор Гришин уже после ареста его сына Алексея Гришина сказал собравшимся подчинённым следующее: «Я не могу сказать, что Алексей может там всё выдержать. Нам адвокат сейчас сказал, на кого у него просят дать указания или показания. Три основных вида показаний – и свободен дальше, как Миша, и иди <…>. Алексею вот предложили сознаться в двух эпизодах и оговорить там ещё людей, ребят».
«Предложили оговорить» – теперь этих слов не выкинешь из протокола судебного заседания. И этих оговорённых «людей, ребят» мы с вами тоже знаем поимённо. Алексей Меркушкин уже третий год находится в СИЗО, Владимир Мазов и Александр Тренькин – под домашним арестом. Все трое страдают и борются за правду. А что ещё им остаётся в этой ситуации бессовестной лжи, человеческой подлости и низости? Только бороться и защищать своё честное имя. Не признаваться же в том, чего не было. Не наступать же на горло собственной совести и чести! Если хочешь остаться Человеком.
Когда адвокаты попросили Виктора Гришина прокомментировать эти фразы, ведь отпираться бесполезно, – слово «оговорить» только в зале Первомайского суда слышали 20 пар ушей, – а Виктор Гришин ответил, что такого разговора он вообще не помнит. А говорить так мог якобы «для усиления своего доклада». Я никогда бы не подумала, что такие откровенные глупости пожилой, умудрённый жизненным опытом человек может говорить на допросе.
Суду было представлено ещё одно вещественное доказательство. Это письмо, которое, находясь в должности ректора «РЭУ им Г.В. Плеханова», Виктор Гришин написал Президенту России Владимиру Путину. В этом письме, спустя три недели после ареста Алексея Гришина, он рассказывает, что, цитирую: «следователи в обмен на признание в предъявленном обвинении и оговор других учредителей холдинга и чиновников Республики Мордовия предлагают изменить арест в СИЗО на домашний арест и «два года условно». В противном случае угрожают арестовать (меня) самого Виктора Гришина, (мою дочь) его дочь и внука». И от этого текста Виктор Гришин отрёкся в зале суда с формулировками «не знаю», «не помню». Простите, а разве можно забыть о том, что человек, занимавший на тот момент государственную должность ректора, писал Президенту России? Это же абсурд – не помнить о ТАКОМ письме! Или он каждый день письма Президенту России пишет?! Исходя из хода мысли Виктора Гришина, получается, что он тогда врал Президенту? Не думаю. Это уже чересчур. И на такое не решился бы даже самый беспринципный человек. Поэтому напрашивается вывод, что Виктор Гришин сейчас лжёт! Это сверхнаглость, сверхбезответственность и сверхбеспринципность!
Между тем, Алексея Гришина сразу выпустили из СИЗО, а его сестру Татьяну даже не стали задерживать. И, можно сказать, не допрашивали – и так всё подписала, похоже, не читая. Потому что на своём допросе в пензенском суде она говорила не то, что было в досудебном соглашении, а правду. И имя Алексея Меркушкина в контексте преступления практически не звучало. Неужели совпадение?! Вряд ли. 
Очень испугало Виктора Гришина его же собственное интервью, данное газете «Столица С» ещё в 2022 году. В нём он рассказал, что никакого преступления не было, что «Мордовэкспоцентр» продавали по справедливой рыночной цене. И это не были его предположения. Каждое своё слово он подтверждал фактами – Виктор Гришин прекрасно ориентировался в деталях сделки, в ценах, датах и персоналиях. Вот его цитата из интервью: «В Следственном комитете по Республике Мордовия так говорил: есть коммерческая организация, есть рынок, есть продавец, есть покупатель. <…> Там только лишь одна земля тянет на 160 миллионов по кадастровой стоимости! А ведь имеются ещё три здания».
А сейчас Виктор Гришин, противореча самому себе, утверждает, что и преступление было, и что виновны в нём уже оговорённые по наущению следствия Алексей Меркушкин и Владимир Мазов. Это – не потеря памяти. Это полное бесчестие. Низость, трусость. И потеря совести. Ещё раз, по пунктам: в интервью Гришин говорил, что преступления нет, и рынок определил стоимость «Мордовэкспоцентра». А в суде заявляет прямо противоположное. В какой же момент Виктор Гришин врал? В том интервью или сейчас, в суде? Тогда, подробно рассказывая обо всех деталях истории с «Мордовэкспоцентром», или сейчас, просто нагло отрицая собственные заявления? Но ведь «что написано пером, не вырубишь и топором». И то интервью Гришина можно найти в открытом доступе. Я выражаю уверенность, что как раз в том интервью Виктор Гришин изложил истинные факты, а лжёт он в суде – после досудебного соглашения, где обязались всё свалить на В. Мазова и А. Меркушкина. И понятно, почему он лжёт: в этом промежутке и появилось досудебное соглашение, и Гришин сразу же «переобулся». И так – практически во всём.
Ложь лезет изо всех щелей. В том же интервью Виктор Гришин рассказывал, что досудебные соглашения дети заключили с расчётом на смягчение наказания. А полученным в итоге реальным срокам он тоже выражал своё возмущение в интервью. Говорил, что «есть вопросы к следствию и к суду». А на заседании, стоя за трибуной, заговорил уже совсем по-другому: что ничего не знает об этом. Возникает справедливый вопрос: он так заговорил, потому что сейчас и сына и дочь отпустили условно-досрочно? И опять, кому же Виктор Гришин говорил неправду – читателям газеты, т.е. жителям республики, или суду? Получается врал и «вешал лапшу на уши» и людям, и судьям?
Картина сложилась, как пазл, когда к трибуне в зале суда вышел Николай Меркушкин. Он вышел, как всегда, смело и уверенно. Не суетился, не нервничал. С таким невозмутимым достоинством и чувством внутреннего самоуважения. Так ведут себя люди, которым нечего скрывать, сила которых в правде. Было видно, что именно правду, только правду и ничего кроме правды, собирается рассказать суду Николай Иванович Меркушкин. Ему нужна истина. В отличие от Гришиных, которые знали ответы только на вопросы стороны обвинения, путались в деталях и валили вину на невиновных, друг на друга, а Виктор Гришин – к моему удивлению и сожалению – даже на дочь. Что не делает ему чести.
В своих ответах Николай Меркушкин откровенно, максимально точно и подробно рассказал обо всём, что знает. А знает он многое! Возглавляя Республику Мордовия в самые сложные для неё годы, представляя её интересы в Совете Федерации Федерального Собрания РФ, Николай Меркушкин участвовал в разработке и принятии российских законов, направленных на защиту интересов людей. Так, Гришины утверждают, что не обязаны были выкупать акции «Ламзури» у Александра Тренькина. А правда в том, что эта продажа, неугодная теперь «досудебщикам», абсолютно соответствовала Федеральному закону об акционерных обществах. Поправка к ФЗ, о которой идёт речь, была принята в 2006 году. И если бы государственный обвинитель, как полагается, изучила дело или внимательно слушала показания Николая Меркушкина, она бы поняла, что и в этой части преступления нет. Но дама, представитель из прокуратуры, что-то с увлечением изучала в своём смартфоне. Может, новые законодательные акты, внесённые на рассмотрение в Государственную Думу РФ? А, может, кухонные рецепты? Почти не отрываясь от своей переписки, она уточнила, о каком законе так подробно рассказывает свидетель Меркушкин? Прослушала. Появилось ощущение, что стороне обвинения абсолютно всё равно, что отвечают на её вопросы. Похоже, государственного обвинителя совсем не волнует, что на кону этого судебного процесса стоят человеческие судьбы. Похоже, что для неё это обыденная рутина. Николай Меркушкин делает замечание и, как всегда, с достоинством отвечает на реплику, что вот этот человек представляет государство – «Государство можно представлять по-разному». После этого представитель прокуратуры наконец-то отрывается от смартфона. Начинает слушать. Допрос продолжается. 
Гришины утверждают, что акции «Ламзури» стоили совсем дёшево. Потому что «за копейки» они их и покупали у миноритариев – мелких владельцев – в обход закона. Проворачивали всё через третье юридическое лицо. То есть мошенническим путём скупали акции за бесценок, по номиналу. А номинал – это копейки. За эту подлую скупку и обман народа, по его же жёсткой установке, отвечал Алексей Гришин. Только он и никто больше. Миноритарии – люди, которым акции достались в начале 90-х. Это люди, несведущие в экономике, далёкие от знаний всех происходящих в ней процессов, – обмануть их Гришину было проще простого. И стыдно ему при этом совсем не было. Как говорится, пусть в следующий раз умнее будут! Что тут сказать, откровенный цинизм.
Между тем, уже 18 лет существует закон, о котором говорил Николай Меркушкин. В этом законе чётко написано, что, если у акционера на руках 95% акций – а у «Инвестальянса», головного предприятия, столько и было – он обязан выкупить оставшиеся акции. Подчеркну: именно обязан, других вариантов нет. И выкупить должен только по рыночной цене!
Для определения рыночной цены существуют разные процедуры оценки, которую уважающие себя предприятия делают ежегодно. По сути, этот закон защищал тех, кто в своё время на ваучеры купил акции. Чтобы этих людей, которые не знают тонкостей законодательства, не заставляли продавать свои ценные бумаги за копейки. Поэтому Гришины, к тому времени уже собственники «Ламзури», обязаны были выкупить акции Тренькина по рыночной цене. Это не Александр Тренькин принуждал их к такой сделке, так гласил закон. И Тренькин, как профессиональный экономист, делал всё в соответствии с федеральными требованиями. Он-то как раз закон и соблюдал, отстаивал свои права. В противном случае он готовился подать в суд, и выиграл бы его. И акции всё равно бы купили.
Гришины понимали, что в таком случае в суд пошли бы и все остальные миноритарии, у которых акции ранее были скуплены практически за бесценок. И по результатам этих судов Гришиным пришлось бы заплатить в десятки раз больше, чем одному Тренькину. Поэтому они решили в его отношении соблюсти закон и выкупить акции «Ламзури» по справедливой рыночной цене. И даже на головную, а не на третью компанию. 
Каждому интересующемуся изменениями в российском законодательстве можно найти в интернете Федеральный закон об Акционерных обществах с поправками разных лет. Но в ходе этого заседания выяснилось, что следствие как будто было не в курсе. Сфабриковали дело, а уточнить, правомерны ли обвинения, не смогли. Или, что очевидно ближе к правде, не захотели этого делать. Типа и так сойдёт!
Давайте разложим всё по полочкам: эта сделка с акциями, которую пытаются выдать за взятку – главный предлог содержания Алексея Меркушкина в СИЗО. За решёткой он теряет здоровье уже третий год. И получается, что ни мордовские следователи, ни следователи Нижегородского Следственного комитета, ни суды в республике намеренно не замечали тот самый закон об акционерных обществах, в полном соответствии с которым у Тренькина выкупили акции. Закон федеральный, прямого действия. Почему намеренно не замечали? Да потому, что тогда дело бы развалилось, а кому-то очень нужно, чтобы оно существовало.
Вот и представитель пензенской прокуратуры только в конце заседания, на котором выступал Николай Меркушкин, спросила, что это за закон, какой его номер и как его найти? И это говорит человек, юрист, основная работа которого – знать наизусть законодательство РФ. Разбираться в нём. Чтобы не делать ошибок. Не ломать человеческие судьбы. Надеюсь, сейчас она его нашла и внимательно прочитала ту часть, которая устанавливает правила выкупа акций у миноритарных акционеров.
Алексей Гришин, когда ранее давал показания в суде, тоже делал вид, что вообще ничего не знает об этом законе. И что акции Тренькина им вообще были не нужны. Да, такая простая и удобная позиция. Не знал. Не видел. Не читал. Не слышал. Как, персонаж такой был, Незнайка. Но все знают классическую формулу: незнание закона не освобождает от ответственности. Соответственно, и от исполнения. Но похоже, жизненное кредо Гришина совсем иное, и он сам его озвучил в зале суда: «Нужно и уметь воровать, и обязанности чиновника выполнять». Браво! Вот это – откровение! Вот это показатель человеческой морали, жизненных принципов и убеждений!
Выкуп акций за бесценок у миноритариев – маленьких акционеров, которые на них ваучеры в своё время обменяли – чем не воровство? Сделку с Тренькиным в своё время проверяли другие, очень компетентные органы. И сделали заключение, что взятки, связанной с куплей-продажей его акций, не было. Опять же – потому, что такой порядок диктует закон. Но сегодня есть уголовное дело. И оно, повторимся, кому-то очень нужно.
Видно, что судье в этой ситуации очень непросто. Он уже полгода разбирается в этом сфабрикованном деле. В паутине лжи, клеветы, наветов, доносов. А сколько ещё предстоит увидеть и услышать! Отличить правду от лжи, истину от фальши. Для судьи – это архисложный экзамен. Экзамен на профессионализм, принципиальность и человеческую порядочность. Но для того ещё со времён Римской империи человечеством и создан независимый суд. И его беспристрастность – главный залог существования и развития цивилизованного общества. 
И мы уверены, несмотря на ложь и клевету, сложнейшие хитросплетения кукловодов, стоящих за этим делом, и опасные подводные камни – судья разберётся, отыщет путеводную нить, которая в конце приведёт к истине. Она не где-то рядом, она – на поверхности. И её видят и понимают сотни тысяч людей, которые следят за этим делом. А вот увидит ли её Фемида?
Очень хочется верить, что это произойдёт.
 
Версия для печати Версия для печати
Коментарии