№ 20 (884)
Газета Мордовия

 

 

Праздники России

МНЕНИЕ

Довольны ли вы количеством спортивных площадок в своем городе?

Да, их достаточно
Площадок много, но не все они хорошего качества
Нет, у нас мало мест для занятий спортом
Их слишком много, лучше использовать эти площади для других нужд


Результаты опроса

Новости :: Об этом говорятВыпуск № 2 (866) от 10.01.2024
Дорога Рогожина. Долгожданная победа!

 Накануне праздников пришла хорошая новость – уголовное дело против Игоря Рогожина закрыли «в связи с непричастностью к совершению преступления».

Следствие и судебное разбирательство длились более двух лет, и вот, наконец, такой «подарочек под елочку» Фемида преподнесла фермеру из Кадошкина. Надеемся, эту историю мы вспоминаем в последний раз и радуемся, что справедливость восторжествовала.

Декабрь 2023 года. «Рогожинскую» дорогу в Больших Полянах не отличить от заснеженного поля – грунтовку замело снегом, а чистить никто не решается. От греха подальше – вдруг и это преступление? 2,5 года назад эта история начиналась как большое доброе дело. К руководителю местного сельхозпредприятия Игорю Рогожину пришли жители трёх сёл Кадошкинского района, просили расчистить заросшую лесом дорогу, ведь по ней из райцентра до дома добираться в 3 раза быстрее. Игорь Рогожин откликнулся на просьбу, тем более он и сам родом из тех мест. 
«По этой дороге, – рассказывал нам Игорь Рогожин, – в 1941 году жители Больших Полян уходили на фронт, в 45-м возвращались с Победой. По этому пути новорождённых возили на регистрацию в райцентр, люди ездили в больницу и на работу. Это была единственная дорога. Она даже была нанесена на официальные карты района. Я и сам ещё мальчишкой бегал по ней на Иссу купаться. Поэтому у меня и мысли не возникло, что, расчищая грунтовку от кустов, я совершаю страшное преступление», – объясняет Игорь Александрович. 
 
Что же это за дорога такая? 
Старинная, проложенная ещё при Царе Горохе, грунтовка в Больших Поляна всегда вилась по полю. Лес к ней и близко не подпускали колхозники. От главной дороги на Кадошкино до села Большие Поляны 6 километров. Удобно и привычно. Поэтому в конце 90-х местные власти решили дорогу асфальтировать. 
«Была проектно-сметная документация, – вспоминают местные жители. – Тогда и мост построили через Иссу – большой, железобетонный. По планам он должен был стать частью той самой капитальной дороги. Что пошло не так, точно не знаем – вроде бы деньги закончились. И кроме моста так ничего у нас и не построили». 
Мост есть – дороги нет. Представьте себе поле, которое «перерезает» небольшая речка. Над речкой большой хороший мост – такому весенний паводок не страшен. К мосту с обеих сторон ведёт грунтовка. Именно так всё выглядит в реальности. Несмотря на то, что грунтовку так и не асфальтировали, местный колхоз продолжил за ней ухаживать. Зимой чистили, весной и летом подравнивали. Лес к ней подступал всё ближе, но никого это обстоятельство не беспокоило – ведь сама дорога была в рабочем состоянии и по всем официальным документам значилась как объект незавершённого дорожного строительства.
Потом и колхоз развалился – было это лет 20 назад. Примерно в это же время построили другую дорогу – асфальт, две полосы, по ней и автобусы начали ездить, кареты скорой помощи, пожарные. Всё бы хорошо, но новая трасса оказалась втрое длиннее той самой старинной грунтовки. И грунтовка, которая по документам хоть и числилась дорогой и даже была закреплена за коммунальными районными службами, начала медленно, но верно зарастать лесом и кустами.
Первое время экстренные службы продолжали ездить по ней, когда счёт шёл на минуты – всё-таки есть разница ехать 6 километров или 20 километров. А местные жители просили у чиновников дорогу восстановить, перед каждыми выборами депутаты обещали помочь. Но безрезультатно. Игорю Рогожину понадобилось всего 3 дня, чтобы по старой колее расчистить от кустов «дорожное русло». Кусты – это молодые деревья, в основном клёны. И как только дело было сделано, к нему подошли лесники и участковые с планшетами и суровыми лицами. Так началось одно из самых странных уголовных дел Мордовии. 
 
Расширил и предвидел 
С самого начала следователи просили для преступника Рогожина штраф и 3,5 года тюрьмы. «Чёрных лесорубов так не судят, – возмущались жители Большой Поляны, – а Игоря Александровича за 33 клёна и доброе дело преследуют!» 2,5 года обвинители утверждали: руководитель сельхозпредприятия дорогу расчистил неспроста. У него там поля, по грунтовке технике быстрее до них добираться. Это обвинение хотя бы опровергалось тем, что рельеф местности сложный, резкие спуски и подъёмы ни один комбайн не преодолеет. Посылать по такой дороге сельхозмашины себе дороже! Другие доводы следствия и вовсе были никому не понятны. В обвинении была формулировка «расширил дорогу»: 
«Расширил – значит сделал шире, – пытается понять обвинителей Игорь Рогожин. – По существовавшим документам ширина грунтовки 20 метров. Я расчистил метров 10 всего. Математика у следователей своя. Как расширил, на сколько – не говорят. Просто обвиняют в том, что расширил». А уж утверждение в том, что Рогожин предвидел наступление общественной опасности своего деяния, разгневала даже сельчан. 
«О какой общественной опасности идёт речь, если 500 человек Рогожину благодарны. Неужели для чиновников глас народа ничего не значит?!»
Материальный ущерб, который Рогожин причинил природе, региональный Минлесхоз пересчитывал 3 раза. Применяли какие-то коэффициенты, учитывали ценность древесины. В итоге просили с Игоря Рогожина 860 тысяч рублей в качестве компенсации за уничтожение «до степени прекращения роста» клёнов, дубков и одного ясеня.
«Самое интересное, что Минлесхоз требует с Рогожина 860 тысяч рублей. В то же время уничтоженная древесина – у нас есть официальная оценка – на рынке стоит не больше 8 тысяч рублей, – объясняет адвокат Рогожина Саркис Геворкян. – Пока идут суды, срубленные вещдоки местные жители растащили на дрова, и похитителей никто не ищет. Настолько мизерный ущерб, что административное дело по факту пропажи этих дров никто заводить не будет. А с Рогожина хотят поиметь почти миллион рублей. Ну, разве это справедливо?»
Следствие доказывало, что Рогожин хозяйничал на землях лесного фонда. Эти доводы опровергали документы, согласно которым дорога к землям лесного фонда не относилась. Как только чиновники ни выкручивались из этой щекотливой ситуации: подделывали экспертизы, давили на свидетелей, предоставляли откровенно лживые справки. В итоге, Пролетарский суд – суд первой инстанции – приговорил Рогожина к штрафу в 350 тысяч рублей и полугоду условного срока.  
 
Апелляция в Верховном 
Приговор Пролетарский суд Саранска вынес в декабре 2022 года. В марте 2023 началось заседание по апелляции. С первым решением не согласились обе стороны: защите оно показалось слишком суровым, обвинению – наоборот, слишком мягким. И вот в зале Верховного суда Мордовии снова лицом к лицу – Рогожин и прокурор. Первым слово в прениях взял правоохранитель: 
«Существенные нарушения закона, допущенные в ходе судебного производства и оставленные без внимания судом первой инстанции, препятствуют к постановлению судом апелляционной инстанции итогового судебного решения. В этой связи хотелось бы ходатайствовать об отмене обвинительного приговора и возвращении уголовного дела по обвинению Рогожина прокурору». 
Добавить к этому нечего? Справедливость восторжествовала? Тогда казалось, что накал правоохранительного безумия наконец-то пошёл на спад. Но оставались вопросы: почему 2 года суд не замечал все эти «существенные нарушения закона», а сторона обвинения их активно генерировала? Честь мундира боялись замарать? Неужели благороднее гнуть лживую линию, чем вовремя признать ошибку и не портить честному человеку жизнь? Как бы то ни было, приговор отменили, дело отправили на доследование. Новые экспертизы, новый анализ данных. По планам, следствие должно было тщательно изучить все обстоятельства и закрыть дело за отсутствием состава преступления. Так прошло лето и половина осени. А потом Рогожина снова огорошили новостью – дело передают в суд. 
 
Никогда такого не было и вот опять
Снова едем в Кадошкинский район. Игорь Рогожин встречает с печальной улыбкой: «Ничего нового в обвинении нет. Снова расширил и предвидел наступление общественной опасности». И опять никто ничего не объясняет. Новый суд – это снова заседания, допросы свидетелей. Люди уже от всего этого устали. Да и дорогу, за которую меня судят, собрались делать капитально. Уже и подрядчика нашли!» Вот это действительно был абсурд – одного человека судят, а другого, может быть, и наградят за одну и ту же дорогу. 
Прокуроры думали почти месяц, и 28 декабря 2023 года Игорь Рогожин получил от них ответ, что его уголовное дело закрыто «в связи с непричастностью к совершению преступления». А он сам имеет право на компенсацию. «Эта победа!», – написал нам Игорь Рогожин. Можно ещё много рассуждать на тему торжества справедливости, наказуемой инициативы, чиновников и законов. Но не будем. Просто поздравим Игоря Рогожина с наступившим Новом годом. Новым годом его свободной от этого бредового уголовного дела жизни! 
Версия для печати Версия для печати