№ 48 (808)

Газета Мордовия

 

 

Праздники России

МНЕНИЕ

Довольны ли вы количеством спортивных площадок в своем городе?

Да, их достаточно
Площадок много, но не все они хорошего качества
Нет, у нас мало мест для занятий спортом
Их слишком много, лучше использовать эти площади для других нужд


Результаты опроса

Новости :: Об этом говорятВыпуск № 47 (807) от 23.11.2022
«Меня заставляют учить уроки на унитазе…»

 12-тилетняя школьница пожаловалась на издевательства родителей

«Я хочу поделиться своей трагедией. На протяжении двух с половиной лет мой отчим и моя мама наносят мне побои и морально унижают. И это всё я терпела очень долго». С таких слов начинается видеообращение 12-летней школьницы из Торбеева. Запись девочка выложила в социальную сеть, чтобы привлечь к себе внимание. Жалобы учителям, психологам и полицейским, как она сама призналась, не помогают. 
История школьницы из Торбеева потрясла всю республику. Если ребёнок решается записать видео с криком о помощи и выложить его в Интернет, значит, по-другому взрослые его, действительно, не слышат. По словам Юлии Малышевой (имя и фамилия изменены), её мама и отчим регулярно били её всем, что попадётся под руку, за малейшую провинность выгоняли полуголой на улицу. А уроки заставляли учить на унитазе, чтобы «привыкала к своей будущей профессии и не мешала другим детям». Рассказывает девочка и другие нелицеприятные истории:  
«В августе я помогала своей однокласснице собирать гербарий. Я пришла домой не поздно, где-то в восьмом часу вечера. Маму я предупреждала, что буду гулять около дома. Сначала мне долго не открывали дверь, из квартиры кричали «откуда пришла, туда и иди». Я долго стояла около двери, просила прощения и умоляла меня пустить. Открыл дверь только мой младший брат. Когда я вошла, мама начала меня называть нехорошими словами. Они в тот вечер с отчимом сидели и выпивали алкоголь. Мама взяла меня за шиворот и сказала: «Как ты посмела сюда зайти!» и выгнала меня обратно в подъезд. Там я стояла очень долго». 
По словам девочки, сотрудники полиции приходили, но дальше бесед дело не шло. Управы на законных представителей не было. Ничего не менялось и после жалоб учителям. В школе говорили: «Родители – это законные представители. Могут делать, что захотят». Обо всё этом девочка рассказала в своём видеообращении. После такого скандала органы опеки изъяли Юлю из семьи и временно поместили в реабилитационный центр в Саранске, где живут дети из неблагополучных семей.  
 
Заложница взрослого конфликта
 У семьи (назовём их Малышевы) обычная история. Родной папа Юлии умер, а мама начала строить своё счастье с другим мужчиной. От него родила двоих детей. А Юлия в это время жила с бабушкой. Два года назад родительница, видимо, решила наверстать упущенное и забрала старшую дочь к себе. Но девочка была против и всё время мечтала вернуться к бабушке. По словам подростка, бабушка её любила и уделяла ей внимание, а родная мать занимается только детьми от второго брака, иногда была к старшей дочери несправедлива. На этом фоне между членами семьи зрел конфликт, который в какой-то момент вышел из-под контроля взрослых. Социальные органы были в курсе дела, но полномочий для того, чтобы повлиять на законных представителей, не нашли.   
«Я предупреждал, что такие последствия будут, – говорит директор торбеевской соцзащиты Александр Пайганов, – семья на учёте в органах опеки не состоит, характеризуется положительно, но вот этот конфликт идёт давно. Девочка хочет жить с бабушкой, а мама категорически не хочет отпускать дочь из-под своей опеки. Возможно, бабушка и сама масла в огонь подливает, перетягивает ребёнка на свою сторону. Но с другой стороны, девочка жила с бабушкой 10 лет, и она ей стала роднее, чем мама. Если бы мама сразу передала девочку бабушке, тогда инцидент был бы исчерпан. А сейчас получается, что взрослые делят ребёнка, а ребёнок страдает. Они просто губят девочку. Сейчас этим занимаются следственные органы, а дальше будет суд. Другого выхода теперь нет. В реабилитационном центре она не будет находиться вечно. Возможно, до конца учебного года девочка там проживёт. Потом судьба будет решаться уже другими структурами, а не родителями».
И правоохранительные органы, и социальные службы не исключают, что события, рассказанные Юлией Малышевой, преувеличены. Девочке всё это нужно было для того, чтобы добиться своего. Цель – переехать жить к бабушке. Торбеевская история – не первая, когда дети выбирают Интернет как способ заявить о своей проблеме и положении дел в семье. 
 
Дети священника Смолякова 
В декабре 2020 года Следственный комитет начал проверку достоверности фактов жестокого обращения с несовершеннолетними в семье чамзинского священника. На отца Сергия и его супругу сначала в Интернет, а потом и в полицию, пожаловались их собственные дети. Под заявлением в правоохранительные органы стояло шесть подписей. Подросшие, но обиженные на родителей братья и сёстры рассказали, что их били, морили голодом, не пускали в школу. Отец Сергий и матушка Ольга приучали своих родных и приёмных детей к религии, но выбирали для этого немилосердные методы. Вплоть до того, вспоминали пострадавшие, что за конфету в пост можно было получить шампурами по рукам. 
«Шампурами били, шлангами, ремнём, – рассказывает один из детей Смоляковых, – у папы любимый ремень был солдатский, он такой широкий, толстый. Им очень было больно получать». 
Приёмная дочь священнослужителя Екатерина Смолякова рассказывала свою историю издевательств: «На лбу у меня шрам от швабры, рядом шрам от кошелька. На пальцах тоже есть шрамы, они маленькие, незаметные – это ножом по пальцам настучали за то, что я ногти накрасила. Однажды меня избили за плохо убранную комнату до такой степени, что я сломала руку». 
Социальные службы ничего не знали или не хотели знать. За это на соцзащиту Следственный комитет возбудил уголовное дело по статье «Халатность». После признания одной из приёмных дочерей, главу семьи заключили под стражу за «иные действия сексуального характера». Вслед за ним в СИЗО отправилась и супруга. Если бы не крик о помощи, который дети разместили в Интернете, никто ничего бы не узнал и не стал разбираться в делах семейных. Главная цель детей состояла в том, чтобы лишить маму и папу родительских прав. 
Уголовное дело на Смоляковых завели по ст. 156 УК РФ «Ненадлежащее исполнение своих родительских обязанностей». В марте 2021 года суд вынес решение: штраф по 10 000 рублей с каждого из супругов. От наказания их освободили в связи с истечением срока давности – на момент разбирательств некоторым детям-жалобщикам давно исполнилось 18 лет. Родительских прав их не лишили, но нервы вся эта история им сильно потрепала. 
Так закончился большой скандал, который стоил отцу Сергию места настоятеля церкви. Смогла ли семья всё это забыть и простить – неизвестно. Они по-прежнему ведут затворнический образ жизни. 
Но вернёмся к торбеевской истории. Сейчас 12-летняя школьница из Торбеева находится в реабилитационном центре в Саранске. И жить она там будет, пока родные не разберутся между собой. Только теперь договариваться они будут в суде. После того, как Следственный комитет завёл уголовное дело, другого пути для примирения у семьи уже нет.  
 
Разбираем ситуацию с психологом Татьяной Авдонькиной 
Конечно, невозможно делать какое-то заключение, только посмотрев видео. Нужно рассматривать всю ситуацию целиком. Но если ребёнок выходит из рамок семьи и начинает публично рассказывать то, что его унижают, оскорбляют, у него нет места для занятий, его выгоняют из дома, однозначно, какая-то 10-я часть правды в этом есть. Подростковый возраст особенный. В этот период человек переходит рамки детства и входит в период юности. Это сложно и для психических, и для физических процессов. Чувство максимализма в этот период обострено. Всё, что несправедливо, подростки воспринимают очень глубоко и ярко. Можно однозначно сказать, что чувства девочки затронуты, оскорблены. Оскорблены унижением, оскорблены тем, что её бьют, проявляют физическое насилие уже не к малышу по попке, а к уже формирующейся девочке. Это уже проявление грубости и насилия. И ещё один момент. Мы видим, что отношения между девочкой и мамой тоже непростые. На мой взгляд, материнская роль здесь проявлена не совсем правильно. То есть девочка оказывается беззащитной в этой ситуации: в семье, где есть новый мужчина у мамы, где есть другие дети. Девочка и так считает себя лишней, а её ещё и оскорбляют. Она беззащитна и выносит весь этот сор на общественное мнение, чтобы получить хоть какую-то защиту. А ведь основная роль родителей – это создать безопасные условия для становления нового человека. Это элементарные условия, в которых можно заниматься, иметь свой какой-то уголочек, своё право на этот уголочек, иметь право не быть идеальным в этой семье, а иметь какие-то потребности. И задача взрослых – эти потребности удовлетворить. 
 
Глубокий конфликт в семье 
Не нужно забывать, что ребёнок воспитывался у бабушки. И здесь тоже много сложных взаимосвязей между поколениями в семье. Может быть, девочку сейчас будут использовать для решения каких-то глубоких конфликтов внутри семьи. Но однозначно мы видим, что у ребёнка что-то нарушено. Её права, её достоинство. Она нуждается в помощи. 
Можно ли такое поведение подростка предотвратить? 
Я бы сказала, что в период такого подросткового становления и кризиса у молодого человека рушатся авторитеты родителей. Ребёнок пытается найти другие авторитеты на стороне более сильных, более справедливых, которые встанут на его сторону. Удержать силой авторитет невозможно и возникают конфликты в связи с тем, что ребёнок перестаёт слушаться, пытается обрести свободу и свои права – гораздо большие, чем уже существующие. Идёт борьба за влияние и за власть. Родители хотят вернуть всё обратно, чтобы ребёнок стал опять послушным, приятным, покладистым, молчаливым, а ребёнок уже набирает силёнки и заявляет о себе. Чтобы такой конфликт был минимальным, нужно обратить внимание на взаимопонимание, которое идёт в процессе выстраивания отношений взрослого и ребёнка. Старайтесь до 12 лет ребёнка слышать, позволять ему иметь разные эмоции. В то же время нужно объяснять, как можно, например, справляться со злостью, как можно регулировать своё поведение. Тогда ярких проблем перехода не будет. И ребёнок не будет вырываться из дома и доказывать свои права каким-то криминальными или другим трагичным способом. У родителей должно быть понимание своего места, своей силы. Потому что от бессилия они пытаются проявить власть. Наоборот, нужно помочь ребёнку осознать его новые права с новой ответственностью. Ведь желаемая подростком свобода во взрослом мире связана с ответственностью. И объяснить все эти моменты – и есть процесс воспитания. В подростковом возрасте усиливаются гормональные переходы, сексуальность начинает проявляться. Подростку очень тяжело со всем этим справиться. Ему нужно помочь, а для этого родитель должен сам уметь справляться со своими эмоциями, не включаться в эту игру борьбы за власть. И, конечно же, соблюдать личные границы. Это очень важный момент. 
 
Не нужно всё разрешать
Ребёнок получает разрешение в процессе всего своего жизненного становления. Он учится не только тому, что ему говорят. Ребёнок учится поведению взрослых. Когда он проходит этап из детства во взрослость, он делает то же самое, что делали мама с папой. Ребёнок просто начинает их копировать. А родителям становится неприятно видеть своё зеркальное отражение. В такой период становится видно, что родители позволяли себе когда-то что-то лишнее в отношении ребёнка, а теперь у него появился голос, и он тоже начинает на них кричать или проявлять силу. У мальчишек это жестче, а девчонки по своей природе более ответственные, покладистые и послушные. Так что в нашей истории все органы должны встать на сторону девочки, защитить её. И, конечно, работать с родителями. Иначе всё может закончиться или трагически, или девочка, воспитанная в таких условиях, сломает сама себе судьбу, будучи уже взрослой женщиной.           
 Л.Кусерова 
Версия для печати Версия для печати