№ 28 (892)
Газета Мордовия

 

 

Праздники России

МНЕНИЕ

Довольны ли вы количеством спортивных площадок в своем городе?

Да, их достаточно
Площадок много, но не все они хорошего качества
Нет, у нас мало мест для занятий спортом
Их слишком много, лучше использовать эти площади для других нужд


Результаты опроса

Новости :: Человек и закон (+16)Выпуск № 32 (272) от 08.08.2012
Прокурорский «гонорар»

Бывший сотрудник «ока государева» ответил перед законом за получение взятки и мошенничество

Верховный суд Мордовии вынес приговор по громкому уголовному делу о торговле условно-досрочными освобождениями. Как установили следствие и суд, занимался противоправными делами бывший помощник Дубравного прокурора Василий Мишин, в функции которого как раз входил надзор за местами не столь отдаленными. По материалам дела, от трех «клиентов» - обитателей зоны – Мишин получил  в общей сложности около 700 тысяч рублей. 

 

 

27-летний Мишин был задержан сотрудниками УФСБ по РМ в ноябре прошлого года при получении «взноса» в 180 тысяч рублей. Как выяснили впоследствии сотрудники СУ СК России по РМ, «теневым заработком» помощник прокурора начал заниматься полугодом ранее. Первым его «клиентом», по данным следствия, стал 39-летний Олег Костюнин, отбывавший срок за торговлю крадеными иномарками. (В свое время дело о криминальном автобизнесе наделало много шума. В 2004-2006 годах, заручившись поддержкой ОПС «Мордва-Центр», и при непосредственном контроле небезызвестного Вячеслава Маковчука Костюнин вместе с подельниками перегнали в Мордовию не менее 37 «левых» иномарок и продали их по «чистым» документам. За свои похождения в 2010 году Костюнин был осужден к 5 с половиной годам строгого режима.) В мае 2011 года Костюнин засобирался на свободу, поднял связи и через цепочку знакомых вышел на Мишина. За условно-досрочное освобождение представитель «государева ока» попросил 230 тысяч рублей: 200 авансом и 30 – после освобождения. Что и было сделано. Мишину не помешало даже то обстоятельство, что за время «отсидки» Костюнин получил два дисциплинарных взыскания, что недопустимо для кандидата на УДО. В суде помощник прокурора сумел добиться их отмены. В октябре прошлого года осужденный обрел долгожданную свободу – на 11 месяцев ранее положенного срока.

Следующими «клиентами» прокурора, по версии следствия, стали сразу двое сидельцев: Александр Хрестин (к слову, двоюродный брат Костюнина) и Сергей Ивашечкин. Первый был осужден к 2 годам лишения свободы за тот же «автобизнес», что и брат, второй «отличился» тем, что в 2000 году был  в составе «нападавших» на саранский Дом детского творчества. Тогда пятеро преступников вынесли из классов компьютерную технику, а потом до смерти забили сторожа. Преступление было раскрыто лишь спустя 8 лет, и в 2008 году Ивашечкин, который участвовал только в грабеже, был осужден к 6 с половиной годам лишения свободы.

По данным следствия, Мишин оценил условно-досрочное освобождение Хрестина в 115 тысяч рублей, Ивашечкина – в 350 тысяч. Передача первого «взноса» - 280 тысяч рублей – прошла без сучка без задоринки, а вот со вторым – 180 тысяч - вышла «осечка»: Мишина взяли с поличным оперативники УФСБ. Чекисты вытащили прокурора из джипа, где происходила передача денег, и уложили на снег. Впоследствии юрист второго класса, к тому времени проработавший в органах прокуратуры четыре года, был арестован, а вскоре и уволен - «за проступок, порочащий честь сотрудника».

Свою вину в инкриминируемых ему преступлениях – получении взятки и мошенничестве – Василий Мишин признал частично.

- Я не имею никакого отношения к освобождению по УДО. Я не получал за это денег,  и вины своей в получении взятки не признаю, - заявил Василий Мишин в последнем слове. – Я признаю вину в мошенничестве, признавал ее и во время предварительного следствия. Прошу суд учесть, что по делу имеется ряд смягчающих обстоятельств и отсутствуют отягчающие. Я восемь месяцев провел  в СИЗО и совершенное мною осознал  в полной мере. Прошу суд не наказывать меня строго, ограничиться штрафом или назначить любое другое наказание, не связанное с лишением свободы. 

- Во время судебного процесса Мишин активно защищался, заявлял ходатайства, просил вызвать  в суд дополнительных свидетелей. По месту службы он в целом характеризуется неплохо, правда, в ходе последней проверки Генпрокуратуры привлекался к дисциплинарной ответственности, но тогда многие сотрудники получили взыскания, - прокомментировал старший прокурор отдела по надзору за исполнением законодательства о противодействии коррупции Николай Писчаскин, поддерживавший гособвинение. – Я просил суд назначить Мишину наказание за мошенничество в виде 3 лет 6 месяцев лишения свободы в колонии общего режима, за взятку – штраф в размере 16 миллионов 100 тысяч рублей.

Суд признал Мишина виновным по инкриминируемым ему статьям и приговорил к 2 годам колонии общего режима и штрафу в 16,1 миллиона рублей. Приговор не вступил  в законную силу.

В. Филатова.

 

Версия для печати Версия для печати