№ 9 (718)

Газета Мордовия

Газета Мордовия

 

Праздники России

МНЕНИЕ

Довольны ли вы количеством спортивных площадок в своем городе?

Да, их достаточно
Площадок много, но не все они хорошего качества
Нет, у нас мало мест для занятий спортом
Их слишком много, лучше использовать эти площади для других нужд


Результаты опроса

Новости :: ЗдоровьечкоВыпуск № 50 (654) от 11.12.2019
Профилактика ВИЧ-инфекции и СПИДа – гарантия здоровья нации

 Как сохранить его, когда статистика неумолимо показывает: Россия входит в пятерку стран с самой высокой скоростью распространения ВИЧ-инфекции. В стране живет около 1,5 млн носителей вируса иммунодефицита человека. Насколько серьезная ситуация с распространением ВИЧ в Мордовии, мы спросили Ирину Валерьевну Доронькину, главного врача Мордовского республиканского центра профилактики и борьбы со СПИД. Накануне она вернулась из Суздаля, где состоялось ежегодное федеральное совещание «Эпидемиологический надзор за ВИЧ-инфекцией. Предупреждение ВИЧ-инфекции в РФ». В этом году встреча была юбилейной.  Исполняется 30 лет со дня основания системы противодействия ВИЧ/СПИД в России.

- Здравствуйте, Ирина Валерьевна, расскажите, какие ключевые вопросы обсуждали с коллегами на совещании. 
- Здравствуйте, важные вопросы определены в названии конференции. Это предупреждение развития ВИЧ-инфекции и ее ранняя диагностика, работа с ключевыми, наиболее уязвимыми группами населения, т.е. самые болезненные, острые вопросы на сегодня, которые у нас есть.
- В этом году, в декабре, после дня борьбы со СПИДом, в мире подводят итоги объединенной программы ООН по ВИЧ и СПИД «90-90-90». То есть 90% людей, живущих с ВИЧ, должны знать свой статус, 90% людей с диагнозом ВИЧ — получать антиретровирусную терапию (АРТ) и 90% из них должны иметь неопределяемый уровень вируса в крови. Вы опирались в своей работе на этот план? Какие у Вас итоги по профилактике распространения ВИЧ?
-  Это программа Всемирной организации здравоохранения несколько амбициозна и не совсем отражает наши реалии. У нас есть Государственная стратегия противодействия распространению ВИЧ-инфекции в Российской Федерации, которая рассчитана до 2020 года, и в 20-ом году планируется принять новую стратегию, которая будет реализовываться в дальнейшем.
Основные цели, которые ставит стратегия: ранняя диагностика ВИЧ-инфекции, снижение случаев смерти от СПИДа, увеличение продолжительности жизни ВИЧ-инфицированных. Ключевая задача – снижение перинатальной передачи.
- Сколько людей сегодня знают, что они ВИЧ-инфицированы, как много случаев выявляете на раннем этапе?
- На 1 декабря 2019 года в республике на диспансерном учете стоит 1291 человек, это почти 90% от всех, кто выявлен. Охват лечением у нас составляет 72%, т.е 933 человека получают АРТ. Это очень хороший показатель. Потому что в стратегии прописан 60% охват и терапия.  
Что касается раннего выявления, сложный вопрос. Это уже зависит не от работы нашего Центра, а от работы первичного звена здравоохранения. Пациент изначально с жалобами идет к терапевту, и мы ведем большую работу совместно с Министерством здравоохранения РМ. Оно подготовило два письма по разъяснению, каких пациентов нужно обследовать на ВИЧ-инфекцию. Мы сейчас проводим информационную кампанию среди медицинских работников, настраиваем на то, чтобы они тестировали на ВИЧ всех, кто к ним приходит с какими-либо жалобами. Потому что с эволюцией болезни, клиника ВИЧ-инфекции изменилась коренным образом. Сейчас мы видим несколько другую картину. Совместно с Медицинским институтом в рамках программ по повышению квалификации проводим лекции, семинары с медработниками, чтобы разъяснить, как обследовать на ВИЧ-инфекцию.
- Как изменилась клиника ВИЧ-инфекции, она стала более скрытой?
- Мы стали больше знать о ВИЧ. Если 20-25 лет назад мы видели только последнюю стадию ВИЧ-инфекции, т.е. это больной был уже в состоянии СПИДа, с глубокой кахексией, т.е низкой массой тела, с постоянной температурой, худой, изможденный, с огромными лимфоузлами, пневмонией, какими-то онкологическими проблемами, мы встречали таких вот больных.
Сейчас, учитывая, что мы можем диагностировать на ранних стадиях, можем лечить этих больных, мы видим обычных людей, у которых сложно на первый взгляд заподозрить ВИЧ. Причем это люди, которые не относятся к маргинальным слоям населения, это адаптированные люди, работающие.
Мы проводили анализ. У нас половина больных, 50%, люди, имеющие официальную работу. Мы не учитываем в этой статистике тех, кто работает неофициально. Почти 47% со средним и средне-специальным образованием. Это обычные люди, и в связи с этим, изменился подход к тестированию. Мы сейчас стараемся тестировать даже тех, кто на первый взгляд не похож на ВИЧ-инфицированных.
- То есть для раннего выявления ВИЧ-инфекции лучше обследовать абсолютно всех, на всякий случай?
- В общем, да. Но не можем сказать, что абсолютно всех. Необходимо обследовать людей, у которых есть клинические проявления: температура, увеличенные лимфоузлы, непонятная сыпь, гинекологические проблемы. Все моменты, которые мы не рассматривали раньше, как проявление ВИЧ-инфекции. Мы всегда призываем население проходить тестирование. Мы все люди, все живем половой жизнью, соответственно любые незащищенные половые контакты – повод раз в год обследоваться на ВИЧ-инфекции. Даже если мы очень доверяем своему партнеру. Но сегодня доверие такой инструмент, которым люди пользуются, чтобы достичь не очень хороших целей.  Даже если партнер хранит верность, но у него, возможно, раньше были другие отношения, и чтобы не было груза прежних связей, обследоваться необходимо.
- Этот совет касается и супругов в браке?
- Конечно, никто не застрахован. Когда выявляются больные, опрашиваем, от кого, каким образом? Но есть уже свершившийся факт, с этим нужно жить. Проверяться обязательно.
- Изменились категории тех, кто попадает в группу риска? 
- Да, изменился контингент. Способы передачи инфекции остались прежними: через кровь, либо при медицинских вмешательствах, употребление наркотиков, половой путь, неважно гомосексуальный или гетеросексуальный, и от матери к ребенку. Если раньше преобладающими факторами риска для заражения ВИЧ было употребление наркотиков и беспорядочные половые связи, то сейчас на первом месте стоит половой гетеросексуальный путь. В Мордовии вирус вышел в социально благополучные слои населения.
- Какой возраст заразившихся?
- К сожалению, молодой. Порядка 63% приходится на возраст от 30 до 50 лет. Но неблагоприятным и тяжелым для нас фактом является то, что растет заболеваемость в группе старше 60 лет. Здесь сложно назвать одну причину. Фармакологическая промышленность позволяет мужичинам продлевать сексуальную функцию достаточно долго. В этом возрасте люди редко используют презерватив.  В-третьих, мы стали обследовать этих людей. 
Раньше мы обращали внимание на наркоманов, проституток, других не обследовали. Теперь мы обращаем и на эту категорию, соответственно больше выявляется случаев. А заболеваемость в такой возрастной группе очень сложная. В этот период человек принимает большое количество таблеток из-за многих хронических заболеваний. И нашу терапию нужно подбирать, чтобы она сочеталась с другим лечением.
-  Как Вы работаете с малонадежными группами населения, с теми, кто принимает наркотики, с женщинами с низкой социальной ответственностью, с мужчинами, имеющими гомосексуальные связи?
- Это закрытые группы людей, и достучаться до них очень сложно. Но сейчас у нас поддерживается работа с некоммерческими организациями. Мы включились тоже в эту работу. У нас есть помощники, они организовали АНО «Центр профилактики социально значимых болезней «Инсайт», и с ними активно работаем. Мы им озвучиваем задачу, они нам предлагают ее реализацию. В этом году у нас было два проекта по работе с наркопотребителями и работе с женщинами с низкой социальной ответственностью. На следующий год планируем реализовать с ними проект по мужчинам, имеющим секс с мужчинами, т.е. гей-сообществам. Возможно, они нам помогут с привлечением к диспансерному наблюдению те 10%, которые знают свой диагноз, но отказываются от наблюдения. Потому что ребята из НКО могут через свои каналы выходить на наркопотребителей. В банях, в саунах они раздают средства защиты, привлекают к тестированию, очень помогает в нашей работе.
- Это сотрудничество выражается именно в их взаимосвязи с такими людьми?
- Они раздают информационный материал. Он очень сжатый, для конкретной категории – своя информация. Раздают презервативы, рассказывают, где можно пройти обследование. Иногда наркопотребителей приводят к нам, чтобы мы их обследовали. У них налажена работа с реабилитационными центрами. 
-  ВОЗ рекомендует начинать раннюю антиретровирусную терапию, когда человек получает таблетки в день постановки диагноза. Вы следуете такой рекомендации? 
- Да, сейчас у нас это основное требование. Но это красиво звучит – назначить лечение в день постановки диагноза. Мы стремимся к этому. Почему иногда не можем так поступить? В силу объективных причин. Пациент может быть не дообследован. Например, приходит первичный пациент, и мы видим, что у него есть клинические проявления туберкулеза. И мы сначала должны начать лечение туберкулеза, а потом назначить АРТ. Иначе у пациента разовьется синдром восстановления иммунной системы, и он может просто погибнуть. В таких клинических ситуациях, когда состояние человека не позволяет нам сразу назначить терапию, мы ее откладываем, стараемся пациента обследовать. 
А если мы видим, что у пациента нет клинических противопоказаний против назначения АРТ, и что очень важно, пациент готов к ней, мы назначаем ее в день постановки на учет. 
- Какова реакция на сообщение о подтверждении такого диагноза?
- Реакция разная. Наркопотребители знают свои риски и где-то морально готовы к таким диагнозам, как ВИЧ и гепатит С. Женщины коммерческого секса имеют рискованное поведение и знают, что тоже могут заразиться. Тяжелее всего переносят это люди, имеющие стабильные отношения, кто заражается гетеросексуальным путем. Для них узнать о таком диагнозе сложно. У нас есть медицинские психологи, которые при первичном обращении обязательно работают с пациентом. Потом они могут несколько недель работать с ним, а потом же мы подключаем терапию. В том и важность: достучаться до каждого, у всех есть риски.
- В России говорят об эпидемии ВИЧ. Это действительно эпидемия?
- К счастью, в этом отношении в ПФО Мордовия находится на 13-ом месте, мы очень рады этому месту и в первые ряды не рвемся. Т.е. заболеваемость в республике невысокая. По данным за 11 месяцев, заболеваемость составляет 19, 2 на 100 тыс. населения. В среднем по России заболеваемость составляет 53,8 случаев на 100 тысяч. Но расслабляться нельзя, вирус вышел из групп риска, и заразиться может каждый.
-  Как много Вы определяете новых случаев ВИЧ-инфицирования?
- В месяц мы выявляем от 
15 до 25 новых случаев ВИЧ инфекции, за 10 месяцев 2019 года выявлено 154 новых случая среди свободного населения, среди них 
137 жителей РМ. 
- Какая еще ведется работа для сохранения здоровья населения, здоровья нации? На что бы Вы обратили внимание?
- У нас действует своя профилактическая программа, всегда очень четкая. Мы можем корректировать её в течение года. На ВИЧ-экспедиции мы вдруг для себя неожиданно обнаружили, что молодежь редко пользуется презервативами. Раньше такого не было. Молодежь была грамотнее, она боялась всех инфекций, передающихся половым путем, всегда использовали презерватив. Эта ВИЧ-экспедиция, которая прошла в ноябре, показала нам, что сейчас ситуация изменилась. И после этого тестирования сделали упор на работу с молодежью, сотрудничаем с университетом, с пединститутом, со школами, колледжами, чтобы показать, что риск есть, что ВИЧ-инфекции существуют, нужно предохраняться.
Я пожелала бы всем здоровья, проходить тестирование хотя бы раз в год.  Бояться не нужно, нужно знать, что такое ВИЧ-инфекция.
Т. Ланская.
Версия для печати Версия для печати