№ 16 (568)

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

Праздники России

МНЕНИЕ

Довольны ли вы количеством спортивных площадок в своем городе?

Да, их достаточно
Площадок много, но не все они хорошего качества
Нет, у нас мало мест для занятий спортом
Их слишком много, лучше использовать эти площади для других нужд


Результаты опроса

Новости :: ЖизньВыпуск № 6 (558) от 10.02.2018
«Главное для меня – поставить человека на ноги»

Руководитель клуба «Вымпел» Сергей Прокофьев о себе и своих особых подопечных

 

Он мог бы этого и не делать, но, помогая людям, пережившим страшную трагедию, приподняться над собой, однажды понял: наверное, это и есть его призвание и, если хотите, долг перед остальными.   

 

- Сергей Валентинович, вы ведь по образованию экономист. Как вам удалось вырваться из мира чисел, графиков и таблиц и заняться силовыми видами спорта?

- Вообще-то, я по первому образованию – педагог, окончил Мордовский педагогический институт, а затем поступил на экономический факультет. Отслужил два года в армии, вернувшись, закончил курс. Потом была аспирантура и три года учебы в Нижегородской экономической академии. Параллельно я стал заниматься бизнесом, у меня была своя фирма, которая занималась банкротством предприятий и помогла мне освоить профессию оценщика имущества.

А увлечение появилось гораздо раньше, еще в школе, где я занимался легкой атлетикой и с большой группой таких же, как я, единомышленников – гимнастикой. Подтягивался на турнике по 50 раз, крутил колесо. Да что мы только не делали на нем! 

Потом была армия, где, благодаря трем парням из Кирова, я приобщился штанге, гантелям и другим утяжелениям. Шел 1986 год. У нас в Саранске тогда ничего этого не было, за исключением нескольких энтузиастов. Так что можно сказать, что я был одним из пионеров «силового движения». 

После армии устроился на Саранский приборостроительный завод, где в нашем спорткомплексе было два зала для занятия тяжелой атлетикой и пауэрлифтингом: один – Юрия Сергеевича Саввина, а другой – мой. В 1989 году начал тренерскую деятельность, причем на первых порах это все было чистым экспериментом: на себе и на своих спортсменах. Готовых методик обучения не было, буквально все приходилось доставать из библиотек, прибегая к разным ухищрениям. 

Сам придумывал и делал оборудование для силовых упражнений, причем некоторые из компонентов до сих пор не имеют аналогов в России. Мне ребята даже в шутку предлагали запатентовать некоторые из моих придумок, но было как-то не до того.

- А потом проявился ваш клуб «Вымпел»?

- Случилось так, что 8 лет тому назад приборостроительный завод обанкротился и его закрыли. Предприятие выкупили другие хозяева, а наш спорткомплекс им оказался «в тягость». Короче говоря, его передали в ведение городских властей, и это, считаю, правильно. Город совместно с республиканскими властями отремонтировал зал. Теперь там Комплексная СШОР, и прекрасные условия для развития целого ряда видов спорта. Мы же получили наше здание (ул. Л. Толстого, 23) благодаря поддержке бывшего мэра Саранска Владимира Сушкова, с которым нас до сих пор связывают хорошие отношения.

- Известно, что инвалидами в Мордовии занимаются несколько профильных организаций, которые осваивают на эти цели бюджетные фонды. А что вас подвигло заняться работой с ними?

- Дело случая. Все началось еще в те годы, когда я работал на заводе. Тогда ко мне привели молодого парня с ДЦП. Отец попросил с ним позаниматься, и через полгода занятий я увидел, что результат-то есть. Если до знакомства с нами он ходил, опираясь на две клюшечки, то через полгода перешел на одну. Он окреп, выпрямился. Отец его рассыпался в благодарностях. Потом он уехал в Москву, поступил на аспирантуру и так там и остался. 

Последовала пауза, которая длилась несколько лет, когда уже здесь, в «Вымпеле», одна мама подвела ко мне сына, у которого тоже был диагноз «Детский церебральный паралич». Через 8 месяцев занятий он окреп, похудел и тоже встал на ноги.

Потом снова пауза, и вот в один из дней ко мне пришел инвалид-спортсмен. Сначала один, потом еще один, а затем все больше и больше. В самый «пик» у нас было 27 инвалидов, сейчас – немного меньше, 21 человек. Появилось ощущение, что моя работа кому-то нужна. А когда мы стали выступать на соревнованиях и получать какие-то награды, оно переросло в удовлетворение от процесса. Ведь одно дело – когда ты качаешь железо в подвале, и тебя никто за пределами твоего круга общения не знает, и совсем другое – когда участвуешь в соревнованиях. Благодаря нашим СМИ нас стали узнавать на улице, и я больше скажу: ко многим из инвалидов-спортсменов стали лучше относиться.

По достижению определенного уровня результатов появилась необходимость в соревнованиях. На базе клуба «Вымпел» мы каждый год проводим по два соревнования: в апреле – жим лежа и в октябре – по классическому пауэрлифтингу. Еще один турнир организует партия «Единая Россия», свой турнир есть и у клуба «Прометей». Но это, пожалуй, что и все. А хочется большего. Соревноваться лучше всего с сильнейшими. Только тогда ты поймешь, на какой стадии совершенства находишься.

Работа с инвалидами изменила и меня самого. Раньше я был резким и даже где-то высокомерным в отношении с людьми. Сейчас – все не так. Здесь практически у каждого за плечами автомобильная авария. У одних – I группа инвалидности, у других – II-я. Как я могу к ним относиться свысока? Ведь они на моих глазах каждый день совершают невозможное. Причем, многие из них не довольствуются своим положением, они хотят приносить пользу своей стране, каждый по-своему. У некоторых есть работа, другие пытаются трудоустроиться. Я всегда им говорю: «Ребята, инвалиды – не вы, а те, кто сидит дома перед телевизором и ворчит, что у нас страна какая-то не такая, власти черствы и думают только о себе. А ты сам-то для себя хоть что-нибудь сделал?»     

- Галину Николаевну Учаеву можно считать вашим неформальным лидером?

- Да, конечно. И вообще, многие из тех, кто сюда приходит, первым делом спрашивают: «А Галя здесь?». Ее любовью к жизни можно только восхищаться. На Новый год она собрала 20-30 ребят-инвалидов и повела их в кафе, которое сама же и сняла. А вот вы представьте! Она все, абсолютно все, делает сама. Ездит на соревнования, причем не только по России, в последние годы она выезжала за границу: в Венгрию, Польшу…  И везде, в поезд, по лестнице, в лифт ей приходится забираться одной. Поэтому еще раз скажу, что занятия армспортом, пауэрлифтингом, тяжелой атлетикой – это, прежде всего, отличное подспорье в обычной жизни.

- Как далеко простирается ваша мотивация в работе со спортсменами-инвалидами? Вы бы хотели воспитать будущего участника Паралимпийских игр?   

- Вообще, мне часто задавали и задают этот вопрос. И каждый раз я отвечаю следующее: для меня самое важное – не воспитать суперспортсмена, чемпиона, а поставить его на ноги, чтобы он почувствовал себя своим в этом мире. В мире, который жесток не только по отношению к людям с ограниченными способностями.

У меня было много спортсменов, которые делали успехи, но, доходя до определенной черты, мы садились друг напротив друга и я задавал вопрос: «Давай определяться. Если ты чувствуешь, что это твое, мы будем заниматься спортом и дальше». Но в жизни есть масса вещей, более важных, чем спорт: семья, образование, работа, наконец. И, что говорить, абсолютное большинство моих бывших воспитанников сделали выбор в пользу работы.

А потом, знаете, в нашем виде спорта невозможно заработать деньги, чтобы их хватало на достойную жизнь. Это не футбол, не теннис или профессиональный бокс. На самый верх пробиваются единицы, очень маленький процент. 

Я ведь не только тренирую. Я еще и практикую. И хотя у меня нет медицинского образования, но, когда я учился в педагогическом институте, у нас был отличный преподаватель анатомии и физиологии – Сергей Анатольевич Малышенко. Он был очень строгим, но все, чему я научился, - только благодаря ему.

Люди приходят к нам слабыми, разбитыми, и видеть, как они на твоих глазах «восстают из пепла» – разве ж не это самая главная мотивация в работе?

 

А. Пьянзин.

 

 

Кстати

Кажется, лед тронулся! Российских паралимпийцев все-таки допустили к участию в зимней Паралимпиаде в Пхёнчхане, правда, только в нейтральном статусе. Соответствующее решение принял Международный паралимпийский комитет (МПК), который в 2016 году, напомним, приостановил членство Паралимпийского комитета России (ПКР) в своих рядах. 

Решение было озвучено 29 января на пресс-конференции МПК в Бонне. Президент организации Эндрю Парсонс отметил, что Россия добилась значительных успехов в борьбе с допингом. Тем не менее, организация пока не готова восстановить членство ПКР и сделать россиян полноправными участниками паралимпийского движения. По мнению Парсонса, несмотря на достигнутый прогресс, пока ПКР не в полной мере отвечает всем критериям.

Вердикт МПК стал во многом ожидаемым — еще в сентябре спортсменам из России было позволено участвовать в квалификационных соревнованиях в качестве нейтральных атлетов. По предварительным данным, в Играх в Пхёнчхане получат возможность принять участие от 30 до 35 российских паралимпийцев. Точная цифра станет известна после завершения квалификационного отбора на Игры к середине февраля.

Российские спортсмены смогут выступить в турнирах по горнолыжному спорту, биатлону, лыжным гонкам, сноуборду и керлингу на колясках. В следж-хоккее атлеты из России не смогли квалифицироваться. 

 

 

Тем временем

На минувшей неделе в Саранске прошли чемпионаты и первенства Республики Мордовия по легкой атлетике среди лиц с интеллектуальными нарушениями и среди инвалидов по слуху и зрению. 

 

Побороться за призовые места съехались команды школ и колледжей городского округа Саранск, а также из Инсара, Краснослободска и Дубенок. Всего 50 юных спортсменов, которые состязались в беге на 60, 200, 400, 800 метров, в эстафетах, в прыжках в длину и в высоту, а также в спортивной ходьбе на 2 и 3 километра. 

Отличительной особенностью было то, что эти соревнования являются отборочными на участие в чемпионате и первенстве России, которые пройдут тут же, в Саранске, во второй половине февраля.

Во втором этапе соревнований среди слабовидящих и слабослышащих детей за медали боролись воспитанники Саранской школы-интерната для детей с нарушениями слуха и студенты-выпускники АФК Ичалковского и Павловского колледжей. 

15 юных спортсменов состязались в беге на 60, 200, 400 метров, в прыжках в длину. 

Среди слабослышащих детей больше всех отличился Данил Шигонцев, подтвердивший норматив первого взрослого разряда на дистанции 200 и 400 метров. 

А среди слабовидящих – Михаил Коркин (60 м) и Иван Гусев (400 м), в чем немалая заслуга тренеров Евгения Нуштаева и Александра Юртаева.

Версия для печати Версия для печати