№ 16 (516)

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

Газета Мордовия

Газета Мордовия

 

Праздники России

МНЕНИЕ

На чем вы обычно передвигаетесь по городу?

пешком
сижу дома
на личном автомобиле
на такси
на маршрутке
на троллейбусе
на лошадях
на собаках


Результаты опроса

Новости :: ЖизньВыпуск № 12 (512) от 24.03.2017
Планов – громадьё!

 Знаменитый наставник спортсменов Анатолий Беляев не собирается уходить на покой

В прошлом году, когда наша республика впервые была представлена на Олимпийских играх собственным представителем в соревнованиях по велоспорту-ВМХ, многие почему-то совершенно упустили из вида тот факт, что ВМХ в Мордовии имеет глубокую историю, и что, вообще-то говоря, именно из нашей республики ВМХ четверть века назад начал свое хождение по России. Почему от укоренения этого красивого и «вечно молодого» вида спорта на нашей почве до дебюта российского велогонщика на Олимпиаде прошла целая вечность, отдельная история. Сегодня мы хотим отдать дань уважения человеку, который «прорубил» символическое окно в Европу и заложил базу, от которой «танцуют» все нынешние ВМХ-райдеры в России. Речь, как вы уже, наверное, догадались, идет о нашем земляке Анатолии Беляеве. 

 

- Анатолий Владимирович, расскажите, пожалуйста, как в вашей жизни появилось это увлечение – ВМХ?

- Родился я в 1950 году в Саранске. После школы пошел работать на экскаваторный завод, играл в хоккей в заводской команде. Потом армия. Службу проходил в Белоруссии в спецбатальоне командующего Воздушно-десантными войсками генерала Маргелова. После армии вернулся в Саранск и устроился в НИИ источников света, в котором между дел играл в футбол и хоккей за институтские команды. Потом, в 1975-м, устроился на Саранский механический завод, где тоже очень активно занимался спортом: велосипедным, лыжным и др. В общем, был на хорошем счету. А потом меня как-то раз вызвали в партком, и его секретарь – Александр Иванович Жильцов – сказал: «Все, Беляев. Давай принимай дела. Будешь у нас инструктором по спорту». А в те времена с партией спорить было не принято…

В конце 80-х годов наш завод включился в программу конверсии и начал производить велосипеды. Самые разные, в том числе знаменитые на весь бывший Союз «Кроссы». В 1990 году, помню, чтобы его купить, люди записывались в очередь. Мы тогда даже не знали, что наши велосипеды, оказывается, пользуются большим успехом у любителей спорта в разных концах страны. В частности, в Латвии, где в то время уже лет пять как развивался новый вид велоспорта – ВМХ. 

Однажды к нам на завод за велосипедами приехала группа товарищей из Латвии. Я поднялся к директору завода Вадиму Михайловичу Ракову, который всегда очень трепетно относился к поддержке спорта. Он дал добро, латыши купили у нас велосипеды, а я предложил ему: «А давайте, и мы тоже будем развивать это новое движение!». 

- Какая-то методическая литература по ВМХ в те годы была, или вам приходилось до всего доходить самим?

- Ничего не было. До приезда латышей я, например, вообще ничего об этом не знал. Поэтому было принято решение ехать в Латвию, чтобы попробовать на месте разобраться, что там и как. Наши латвийские товарищи работали под эгидой парфюмерной фабрики «Дзинтарс». Само производство находилось в 40 км от Риги, в небольшом, скрытом в лесу, поселке. Когда я туда приехал, то впервые увидел трассу с горками, велосипедистов на наших «Кроссах», и был поражен, оказывается, на них можно еще и прыгать. Встретился с тамошними тренерами, почти до утра мы проговорили на разные темы. Латыши показали мне, как они усовершенствовали наши велосипеды, чтобы они стали по-настоящему спортивными. Я зарисовал профиль трассы и после приезда в Саранск сразу же побежал к Ракову с предложением построить такую же. Стали искать место. Нам хотелось, чтобы трасса располагалась в центре города, чтобы любой желающий мог туда прийти. И нашли. Это был так называемый Поташный овраг, напротив кинотеатра «Победа». Силами завода в короткие сроки (примерно за 6-7 недель) мы летом 1991 года трассу построили. Специалисты из Киева сделали нам систему искусственного подогрева, но, видимо, чего-то недокрутили, поэтому с наступлением холодов и слякоти трасса превращалась в грязный каток. Естественно, нам пришлось отказаться от ее использования, поэтому директор завода своим приказом распорядился передать под велоклуб «Кросс» второй этаж заводского здания пожарной охраны. И все эти годы, пока наши доблестные спасатели нас оттуда не выгнали, мы занимались там. 

- На тот момент в России где-нибудь еще были такие же трассы?

- Нигде. Только в 1992 году Валерий Павлович Никифоров начал строить такую же трассу в Москве, но мы точно были первыми. 

- Помните свой первый набор?

- Конечно. Это были ребята из 14-й школы Саранска (сейчас там лицей №43). Саша Агапов, Слава Цыбисов, братья Саша и Коля Слугины, Денис Горюнов, Володя Лёвин... 

- Им всем, неверное, сейчас уже по сорок лет?

- Да, примерно. Первым мастером спорта по ВМХ в России, после того, как ввели классификацию, стал Владимир Лёвин. Многократный чемпион страны и обладатель Кубка России. Володя Арюков вместе с Сашей Араповым (одному тогда было 13 лет, другому – 14) впервые в истории ВМХ побывали на Северном полюсе. 

Начиная с 1993 года, я был главным тренером сборной России по велоспорту-ВМХ. Существовала программа развития ВМХ в России. Каждый год мы открывали один или два центра в регионах. Большинства их них, кстати, уже нет. К сожалению, наше дело, за исключением четырех-пяти субъектов РФ, больше нигде не прижилось.

- Вы говорите об этом с горечью?

- Конечно, всегда тяжело наблюдать за тем, как зарастает сорняками твой огород, который ты возделывал долгие годы. Большого притока молодежи в наш вид спорта нет. Наверное, поэтому и громких успехов на международной арене нам добиться пока не удалось.

- Когда ВМХ стал олимпийским видом спорта?

- В 2004 году, когда было принято решение сессии Международного союза велосипедистов (UCI), а затем состоялся конгресс МОК, который включил соревнования по ВМХ в программу Пекинской олимпиады (2008).

- Тогда же, наверное, было принято решение построить в Саранске крытый манеж для велоспорта-ВМХ?

- Нет. Это произошло позднее. К нам тогда приезжал куратор UCI австралиец Абэ Шнайдер, который отвечал за развитие ВМХ в австралийско-тихоокеанском регионе. Привез с собой в подарок около 80 футболок, номера, прочую атрибутику. Пробыл у нас трое суток, все осмотрел, провел семинар, чуть-чуть обучил нас и уехал. 

При Ракове мы подготовили план развития велоспорта-ВМХ в регионе. Определили четыре «базовые» точки: по одной на севере, западе, юге и востоке Мордовии. Сохранилось распоряжение, была составлена смета расходов. Но, к сожалению, дело застопорилось.

- Почему это произошло?

- Когда наш вид спорта стал олимпийским, мне было официально предложено стать главным тренером сборной России. Я долго думал над этим предложением, но в итоге отказался. Объясню, почему. Главным мотивом для принятия такого сложного решения была ответственность за ребят, которые занимались у меня по 10-15 лет. Я каждый день видел их глаза и просто не мог бросить их на произвол судьбы. Может быть, я тогда совершил главную ошибку в жизни, но по-другому я не мог. Я все равно работал со сборной, был помощником главного тренера. Курировал ту часть, которая воспитывалась в Мордовии, а она всегда составляла большую часть команды. 

- Давайте вернемся в день сегодняшний, к беговелам. Откуда они появились, как вообще появилась эта идея? Какие перспективы у этого нового велосипедного вида спорта в Мордовии?

- В чем заключается наш интерес к беговелам? Ни для кого не секрет, что в велоспорт-ВМХ приходят ребята, которые раньше уже попробовали себя в других видах спорта (гимнастике, хоккее, легкой атлетике), но по каким-то причинам не попали в секцию. Нам, таким образом, оставалось то немногое, что просачивалось через «сито» отбора. Поэтому мы решили сыграть, так сказать, на опережение. К нам приходят дети младшего детсадовского возраста, от двух с половиной до шести лет. А уже в этом возрасте, в принципе, видно, получится из ребенка спортсмен или нет. Беговелы в Саранске появились всего пару лет назад, в 2015-м году. Я тогда просил бывшего директора СМЗ Вячеслава Анатольевича Мурашкина, который внес огромный вклад в развитие ВМХ-движения, изготовить пробный экземпляр беговела на основе нашего самого маленького велосипеда «Конек-горбунок». Я когда еще занимался лыжами, применял велосипеды без педалей для того, чтобы отточить технику отталкивания стопы от поверхности. И первые беговелы СМЗ – это были просто «Коньки-горбунки» без педалей. Да и потом, в этом деле мы уже не были первопроходцами. В России уже давно развивается беговельное направление велоспорта. А за рубежом, насколько мне известно, оно появилось еще раньше. 

Совместно с КСШОР РМ и спорткомплексом «Мордовия» мы организовали несколько соревнований, где негласно проводился отбор наиболее талантливых ребятишек для дальнейших занятий велоспортом-ВМХ. И первые плоды этой работы уже есть. У меня сейчас занимаются трое детей, а несколько других, которые начинали с беговелов, на подходе. 

На сегодняшний день мы уже провели пять стартов. Первый из них состоялся в 2016 году в День защиты детей на площадке перед КСШОР (ул. Терешковой, 24а). Два старта прошли в СК «Мордовия». Также мы выезжали в Старое Шайгово, Лямбирь. На очереди – торгово-развлекательный комплекс «Сити-Парк», с которым уже есть договоренность. Планируем через какое-то время провести показательные выступления в торговом центре «Хороший». В будущем планируем выезды в ближайшие к Саранску райцентры, такие, как Ромоданово, Кочкурово. 

Это – основная задача. Подчеркну, что мы не пытаемся заработать на детях. Работаем бесплатно. И к нам приходят по желанию. Моя задача – «зажечь» глаза у детей, по-хорошему заразить их велоспортом. В этой работе мне помогают мои ученики. Мы образовали две группы подготовки. Одну из них (в спорткомплексе «Мордовия») ведет Сергей Дёмкин, другую (при КСШОР) – Александр Слугин. 

- Существуют какие-то технические стандарты для беговелов?

- Только один. Это диаметр колеса. Для детских беговелов – 10 дюймов, для всех остальных – 12 дюймов. А все прочее – дизайн, форма руля, изгиб рамы и т.д. – отдано на откуп производителям. Кстати говоря, у нас на СМЗ есть все необходимые условия для производства хороших беговелов, но пока их качество не отвечает нашим запросам.

- У вас планы-то с прицелом, как минимум, лет на 10-15?

- Да. В перспективе в Саранске можно создать Европейско-азиатский центр подготовки спортсменов, который был бы не хуже швейцарского центра, где у нас занимается Наталья Суворова. И деньги, которые государство тратит на подготовку наших профессионалов, могли бы оставаться в России. А мы, напротив, привлекали бы ребят из Казахстана, Азербайджана, других стран. На заработанные таким образом деньги центр мог бы не только существовать, но и готовить наших, местных детей.

А. Пьянзин.

Версия для печати Версия для печати