№ 28 (580)

Праздники России

МНЕНИЕ

Довольны ли вы количеством спортивных площадок в своем городе?

Да, их достаточно
Площадок много, но не все они хорошего качества
Нет, у нас мало мест для занятий спортом
Их слишком много, лучше использовать эти площади для других нужд


Результаты опроса

Новости :: ОбществоВыпуск № 51 (551) от 23.12.2017
«Безмятежная жизнь»: в мемуарах Депардье рассказал о внутренних монстрах и переезде в российскую глубинку

В автобиографической книге «Монстр» (издательство Le cherche midi) актёр Жерар Депардье развеял слухи о своём «бегстве» из Франции и особых отношениях с российскими властями. Француз откровенно рассказал о собственных взглядах на искусство, политику, религию, любовь и признал, что в российской глубинке нашёл уникальную культуру и природу, которых больше нет у него на родине. Актёр раскритиковал США за постоянные попытки подчинить своей воле остальной мир. По его словам, русские для Соединённых Штатов сродни навязчивой идее: американцы «вбрасывают всякие бредни, которые хором, стоя навытяжку, подхватывают правильно мыслящие и западные СМИ. Последние даже не проверяют ничего из того, что им сливают, не собираются самостоятельно убеждаться, что им говорят правду». RT публикует выдержки из книги в переводе на русский.

 

«Я знал одного гончара из Берри. Когда ему до чёртиков надоедало делать тарелки — день за днём одни и те же, он брал глину и лепил из неё монстра. Огромного монстра. Из обожжённой глины. Этот гончар говорил: «Я так делаю, потому что нужно, чтобы это вышло наружу. Внутри меня такого слишком много!» Он был прав. Нужно выпускать своих монстров, если не хочешь, чтобы они сожрали тебя изнутри», — пишет французский актёр Жерар Депардье в своей новой автобиографической книге «Монстр».

Депардье приходит к выводу, что людям не так уж и редко приходится быть монстрами, а зачастую прекрасное и гениальное идут рука об руку с чудовищным и разрушительным. Новая книга актёра — это рассуждения-эссе и откровения о его жизни, взглядах на любовь, семью, детей, политику, искусство и религию, своего рода автобиографический манифест, в котором Депардье вспоминает свою историю от начала до конца.

Как утверждает актёр, ему нравятся те, кого «выносят за поля». Главным образом он симпатизирует таким людям, потому что считает мерзавцами тех, кто их туда определяет. Депардье не принимает показную благонамеренность западного мира, который уверен, что сам он олицетворяет добро, а все остальные, как когда-то Кастро, а сегодня Путин, — зло. В таких условиях невозможно быть собой: человек пытается соответствовать идеалам и стандартам, навязанным политикой, СМИ или социальными сетями.

Отдельное место в повествовании актёр посвящает собственному «бегству» из Франции и якобы особым отношениям с Россией, которые ему так часто приписывают журналисты. «Каждый раз одна и та же история, которую поддерживают некоторые СМИ. О постоянно бухом мужике, который обмочил штаны в самолёте, получил паспорт от Путина и плевать хотел на Францию и французов», — отмечает автор книги. Депардье признаёт, что у него полно недостатков, из-за которых его можно было бы считать самым отвратительным человеком, но ложь он не выносит.

Именно поэтому, по словам актёра, он предпочитает лишний раз не общаться с большинством журналистов, которые знают о его жизни больше, чем он сам. А зачастую, когда Депардье всё-таки соглашается на интервью в надежде рассказать о своём новом фильме или спектакле, разговор непременно поворачивает «в сторону Путина, Франции, алкоголя и чего угодно ещё». Истина, как отмечает артист, заключается в том, что он не пытается убежать из Франции — просто в определённый момент, когда действующий премьер-министр «смешивал его с грязью», актёру стали «предлагать паспорта чуть ли не по всему миру».

Так что на сегодняшний день Депардье очень нравится путешествовать: в этом увлечении он находит почти детскую радость. Однако единственное место, где он «никогда не видел ничего особо ценного», — это Америка. «Иногда я задаюсь вопросом, не является ли самой большой их пустыней пустыня духовная. Пуританство извращает все их эмоции, а жажда власти отравляет естественные желания. Даже их кино, прежде чем быть непосредственно кино, выступает в качестве средства доминирования над миром», — пишет актёр.

По мнению Депардье, США были созданы «не для любви», но иногда Америке даже удаётся заставить весь остальной мир «верить, что он жаждет её власти» и «забыть о реальности». Соединённые Штаты «постоянно погружают страны в пучину огня и крови, навязывают свою диктатуру, делая вид, что всё это — во благо всего человечества». Здесь можно вспомнить и Кубу, которую превратили в «царство американской мафии», загубив на корню все попытки Кастро изменить что-то к лучшему. Можно вспомнить и о том, как США убедили всех, что это именно они спасли Европу от нацизма. «При этом все совсем забывают про Сталина, который сделал большую часть работы, прежде чем американцы вмешались в войну и забрали лавры победителей», — рассуждает француз.

По наблюдениям актёра, русские для США сродни какой-то навязчивой идее: «Они (американцы. — RT) вбрасывают всякие бредни, которые хором, стоя навытяжку, подхватывают правильно мыслящие и западные СМИ. Последние даже не проверяют ничего из того, что им сливают, не собираются самостоятельно убеждаться, что им говорят правду». При этом на фоне «предвзятых идей», как отмечает Депардье, никто и никогда не интересуется историей России: «Они говорят о ней подобно человеку, который сделал внушительные выводы о Франции, даже не зная о Жанне д’Арк, Людовике XIV, Вольтере или Наполеоне».

Тем временем Жерар Депардье обрёл в России не только паспорт, но и пример «безмятежной жизни». Актёр посетил Саратов, который, «с его скутерами и людьми, умеющими со вкусом провести время», напомнил ему культовую картину режиссёра Федерико Феллини «Сладкая жизнь». Француз рассказывает, как побывал в сельской местности: там он повстречал «очаровательных русских старушек», которые «с прекрасной ностальгией вспоминают о коммунистической эпохе и братстве народов, хотя и живут в деревнях, где коммунизма, по сути, так и не получилось».

Но особое впечатление на Депардье произвёл Саранск — «край, где всё ещё вылавливают пескарей в речках, доят коров и существуют бидоны с молоком». «Там молочные фермы совсем не как наши: они не похожи на атомные станции, там не боишься нахватать брюссельских микробов. Люди всё ещё сами делают йогурт и творог», — восхищается француз.

«Они живут тем, что сами выращивают. Семьи не разъезжаются — братья, сёстры и кузены с кузинами живут всего в нескольких километрах друг от друга», — отмечает актёр. Вот та самая «безмятежная жизнь», когда традиции не утрачиваются, а в глазах у людей «есть свет», который вроде бы и не должен удивлять, но к которому, по мнению Депардье, его соотечественники не привыкли.

В российской глубинке «проблемы и страхи людей принадлежат только им или их соседям, а не СМИ». Там нет ни компьютеров, ни интернета, ни даже телевидения: «Люди не носят на своих плечах все трудности мира. Их улыбки и слёзы принадлежат исключительно им самим». Там Депардье нашёл культуру и природу, которых больше не найти у него на родине. «Мне здесь хорошо», — утверждает француз. 

 

Источник: ru.rt.com.

Версия для печати Версия для печати