№ 32 (688)

Газета Мордовия

Газета Мордовия

 

Праздники России

МНЕНИЕ

Довольны ли вы количеством спортивных площадок в своем городе?

Да, их достаточно
Площадок много, но не все они хорошего качества
Нет, у нас мало мест для занятий спортом
Их слишком много, лучше использовать эти площади для других нужд


Результаты опроса

Новости :: Об этом говорятВыпуск № 35 (223) от 31.08.2011
Погибший под «Градом»

Взрыв боеприпасов на полигоне  Ашулук унес жизнь 26-летнего срочника из Мордовии Ивана Лямкаева

Взрыв боеприпасов, прогремевший при их утилизации на астраханском полигоне Алушук, унесший жизни семи молодых солдат-срочников и причинивший тяжелые ранения еще девятерым, разделил время на две части почти для десятка семей. «До» и «после» наступило для близких погибших ребят из Татарстана, Волгограда, Московской, Астраханской областей. Черная весть пришла и в Мордовию: одним из погибших оказался 26-летний младший сержант войсковой части №40491-1 Иван Лямкаев, призванный в Вооруженные силы из Дубенок. Всего один миг, и семья Лямкаевых осталась без сына, брата, мужа и отца…

 

Живые и мертвые

Трагедия произошла 23 августа около пяти часов вечера во время закладки боеприпасов на одной из площадок утилизации (по данным российских СМИ, уничтожение боеприпасов на полигоне шло огромными партиями). Взрыв прогремел, когда личный состав разгружал снаряды, предназначенные для стрельбы из ракетной установки типа «Град», из автомобиля «Урал» на грунт. Далее боеприпасы должны были уничтожить. Как установило следствие, при закладке боеприпасов в место уничтожения взорвался один снаряд. От него сдетонировали еще три. Шесть военнослужащих – командир взвода старший лейтенант Михаил Жарков, младший лейтенант Иван Лямкаев, рядовые Михаил Нечипоренко, Артем Ляхов, Геннадий Макаров, Артем Лебедев - погибли на месте. Двенадцать получили ранения. На специальном вертолете пострадавших с диагнозом «минно-взрывная травма и осколочные ранения» эвакуировали в Астраханский военный госпиталь и областную клиническую больницу. 26 августа число жертв астраханского полигона увеличилось до семи. Не приходя в сознание, в реанимации Александро-Мариинской областной больницы скончался рядовой Евгений Барсуков из Калмыкии.



«Вернусь в ноябре!»

О случившемся вдова Ивана Лямкаева, Анна, узнала из Интернета в тот же вечер, 23 августа. Заволновавшись, женщина бросилась названивать мужу на сотовый, но ответа не дождалась. Уже предчувствуя беду, Анна начала обрывать телефоны войсковой части, где ей подтвердили страшную новость.

- До дембеля Ване оставалось пару месяцев, домой его ждали в ноябре, - рассказывают односельчане Лямкаевых. – Созванивались они с Анной часто, чуть не ежедневно… Общительный был парень, душа компании. Охоту любил, рыбалку, футбол. Дочку, Танечку, просто обожал. В детсад за ней  приходил…

Дубенский парень Иван и выпускница Саранской гимназии №12 Анна Демина познакомились в студенческие годы. Оба учились в Аграрном институте МГУ им. Н.П. Огарева: Иван на агронома, Аня – на технолога сельскохозяйственного производства. Через пару лет решили связать себя брачными узами. Еще во время обучения Иван вместе с супругой уехал на малую родину,  устроился работать агрономом в ООО «Красинское». В 2007-м Лямкаевы стали счастливыми родителями: в семье родилась дочка. Тогда же справили новоселье: получили в собственность ипотечный дом. 

- Иван пришел к нам на практику на третьем курсе, а через год перевелся на индивидуальный план обучения и начал работать уже полноценно, - рассказывает руководитель ООО «Красинское» Алексей Расшивалин. – Исполнительный, грамотный специалист, не уставал совершенствоваться, к знаниям тянулся… Даже я, человек с опытом, почерпнул многое, общаясь с ним. Работу свою любил. Бывает, скажу ему: «Иван Дмитриевич, подежурить бы надо». Никогда не отказывался! Супруге позвонит: «Дорогая, я на дежурстве, работы много, ты уж не ругайся». И Аня все понимала. И как не понять!.. Душа у Вани была открыта каждому, к нему тянулись от мала до велика…

Когда закончилась трехлетняя отсрочка от армии в связи с рождением ребенка, Иван решил отдать родине воинский долг.

- Я, грешным делом, говорил ему: «Может, не пойдешь в армию?» А он рассудил как настоящий мужчина. «Я должен!» - сказал он. Иван, он вообще твердого был характера, я бы даже сказал, рискового. Как решил, так и будет. После вуза мог бы в Саранске остаться, но нет, уехал в родное село! Хотел здесь всего добиться и добился бы, я в этом уверен! – голос Алексея Владимировича срывается. – Он ведь мне как сын был, - продолжает Расшивалин после паузы. – Когда мне сообщили об этой трагедии, я не поверил… Честно скажу, не смог сдержаться, плакал… Как же так? Всего три дня назад мы с ним разговаривали, я его в шутку звал приехать на уборочную, говорю: «Уберем все и служи дальше!» Он смеялся… «Я бы с удовольствием, - отвечает, - да кто ж отпустит? Вернусь в ноябре, ждите!» Очень хотел домой… Условия там, в Астраханской области, тяжелые для жителей средней полосы – жара, духота, да и работой тяжелой Ваня занимался. Вообще не понимаю, как он попал на этот полигон. Он сначала в Самаре служил, потом в Волгограде. Там и должен был остаться, обычно семейных не отправляют утилизировать боеприпасы. Но вот как все повернулось…

- До сих пор поверить не могу, - вздыхает Алексей Владимирович. – Видел его израненное лицо в окошечке цинкового гроба… Да, это он, наш Ваня… Но все равно не верю…

В воскресенье, в великий праздник Вознесения Богородицы, Ивана Лямкаева похоронили в родных Дубенках. В последний путь солдата провожали всем районом…



Расследование

Сразу после инцидента на место происшествия вылетели следователи-криминалисты  военно-следственных органов СКР. Расследование ЧП взял под контроль министр обороны РФ Анатолий Сердюков.

За последующие двое суток российские СМИ со ссылкой на неназванные источники опубликовали несколько версий случившегося. По одной из них, снаряд взорвался во время разгрузки. Кто-то мог случайно уронить его, что и спровоцировало взрыв.

Согласно другой версии, к взрыву привел самопроизвольный запуск маршевого двигателя. Причем к самозапуску двигателя мог быть причастен кто-то из солдат, сообщило РИА «Новости» со ссылкой на источник в Минобороны. «Кто-то из тех, кто занимался закладкой боеприпасов на площадку для утилизации, попытался разобрать снаряд и неумелыми действиями вызвал запуск и детонацию его и еще нескольких снарядов”, - рассказал источник. Впрочем, через несколько часов эта версия была опровергнута: другой источник заявил, что разобрать снаряд «40-летнего возраста» в полевых условиях невозможно. Тогда же появилась еще одна версия: всему виной статическое электричество, скопившееся на ракетной части снаряда при отсутствии предохранительных шнуров.

Однако официально ни одна из этих версий пока не подтверждена. Чтобы установить подлинную причину, специалистам необходимы результаты нескольких сложных экспертиз.



«Мальчишек разорвало на глазах»

Тем временем один из очевидцев, рядовой Александр Мазиев, вместе с остальными бойцами выполнявший разгрузку боеприпасов, утверждает, снаряд взорвался сам по себе, в тот момент к ракете «Град» никто не прикасался.

Как сообщает портал «Life News», от эпицентра взрыва Мазиев находился всего в трех метрах. На глазах у 20-летнего призывника погибли пятеро его товарищей и командир. У самого Александра повреждены обе ноги. Он находится в Астраханском военном госпитале и утверждает, что выжил буквально чудом.

- Все произошло у меня на глазах, - вспоминает рядовой Мазиев. - Я находился в двух-трех метрах от погибших ребят. И могу сказать, что никто из них к снарядам в тот момент не прикасался, они сдетонировали сами. Непонятно, по какой причине. Мальчишек разорвало на части прямо у меня на глазах.



«Жалобы одна за другой»

Ашулук (кстати, один из самых больших полигонов на юге России) уже не впервые попадает в центр внимания из-за различных ЧП. В марте этого года призывник из Ростовской области подобрал с земли запальник, который взорвался у него в руках. У парня пострадали руки и глаза. Молодой человек навсегда остался инвалидом.

Примерно через две недели произошло новое происшествие: на одном из складов взорвался 76-миллиметровый артиллерийский снаряд. В результате травмы и ожоги, несовместимые с жизнью, получил солдат-срочник из Волгограда. Он скончался по дороге в больницу.

Между тем ответственный секретарь Союза солдатских матерей Валентина Мельникова заявила «Московским новостям», что «вот уже два года с полигона Ашулук жалобы приходят одна за другой». По словам Мельниковой, солдаты жаловались на то, что им приходится работать на утилизации боеприпасов несколько месяцев подряд и на протяжении долгого времени их никто не меняет. Кроме того, солдаты рассказывали о невыносимых условиях службы – в казармах душно, из помещений выходить запрещено, воды мало. «Ашулук – это наша головная боль, - призналась Мельникова. – Мы уже неоднократно писали об этом в Главную военную прокуратуру, но каждый раз получали ответ, что никаких нарушений там не выявлено».

 


Письмо Президенту

Сразу после происшествия матери и жены военнослужащих, принимавших участие в утилизации снарядов, решили написать письмо президенту с просьбой оградить неподготовленных ребят от опасного занятия, сообщает «Комсомольская правда». В тексте обращения написано: «В связи с участившимися случаями самопроизвольных запусков и подрывов гибнут и калечатся наши дети. Вся их подготовка - инструктаж командира перед разгрузкой-погрузкой. В угоду форсированию сроков солдат отправляют на полигоны в срочном порядке. Так, в весенний призыв в Ашулук были отправлены солдаты, только что прошедшие курс молодого бойца и доставленные на полигон в течение нескольких дней. И все они работают со снарядами. Нормы выполнения плана, постоянная усталость (некоторые находятся в полевых условиях более 5 месяцев), спешка приводят уже неоднократно к необратимым последствиям.

 Кто вернет матери сына? Мы вручаем вам своих сыновей. Они идут в армию учиться защищать Родину, а калечатся и гибнут в мирное время».



Работа для профессионалов

Взрыв боеприпасов на полигоне Ашулук – уже третье крупное ЧП в этом году, связанное с утилизацией боеприпасов. 26 мая на складе в воинской части, расположенной в полукилометре от поселка Урман в Башкирии, возник пожар и стали взрываться 120-миллиметровые снаряды. В результате пострадали 12 человек. Кстати, тогда ответственность за взрыв следственные органы возложили на солдата-срочника из Мордовии – Сергея Десяева.

Не заставил себя ждать и следующий пожар. Он возник 2 июня в Удмуртии на одном из складов арсенала артиллерийских боеприпасов Центрального военного округа неподалеку от поселка Пугачево. В результате произошла детонация снарядов. Из опасной зоны были эвакуированы более 28 тысяч человек. Пострадали 100 человек, 48 были госпитализированы. Окончательно потушить пожар удалось лишь 5 июня.

После инцидентов министр обороны РФ Анатолий Сердюков приостанавливал утилизацию боеприпасов на всех арсеналах страны до выяснения причин ЧП.

Тогда же уполномоченный по правам человека в РФ Владимир Лукин заявил, что солдат срочной службы нельзя привлекать к работам по утилизации боеприпасов. «Для этой очень опасной, сложной, самоотверженной цели нужно иметь профессиональных людей, очень ответственных людей. Никоим образом не срочников, а высоких профессионалов», - заявил Лукин. Как сообщает РИА «Новости», в ответ к концу июня Минобороны пообещало «кардинально изменить подходы к обеспечению безопасности на всех объектах Минобороны, где хранятся боеприпасы», а также пригрозило «систематическими и внезапными» проверками. 23 августа прогремел новый взрыв…

О.Шувалова.

Версия для печати Версия для печати