№ 28 (684)

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

Газета Мордовия

Газета Мордовия

 

Праздники России

МНЕНИЕ

Довольны ли вы количеством спортивных площадок в своем городе?

Да, их достаточно
Площадок много, но не все они хорошего качества
Нет, у нас мало мест для занятий спортом
Их слишком много, лучше использовать эти площади для других нужд


Результаты опроса

Новости :: Чтобы помнили...Выпуск № 25 (681) от 17.06.2020
Свернуть с пути нельзя

 Альберт Николаевич Гордеев воевал на Дальнем Востоке

Памяти героя Великой Отечественной войны посвящаем этот рассказ. Те, кто вернулся, кому повезло остаться в живых, в своей жизни успели многое. Работали, поднимали страну и несли правду о тех тяжелых годах борьбы за освобождение мира от фашизма. Альберт Николаевич Гордеев воевал на Дальнем Востоке. Награду ему лично вручал Ким Ир Сен. Демобилизовался в 1950 году, женился, 45 лет проработал на Механическом заводе, входил в Совет ветеранов Ленинского района г. Саранска. Альберт Николаевич ушел из жизни несколько лет назад. Память о нем хранит его супруга Валентина Григорьевна, его дети и внуки. 

Валентине Григорьевне уже 92 года. Многое забывается. Но только не те военные годы, когда всем приходилось несладко. Валентина – ветеран труда, мастер 1-го класса, награждена медалью «За доблестный труд».  В 15 лет, это был 1943 год, устроилась в Саранске в артель «Восход». В то время она располагалась на улице Ленина, напротив Дома пионеров. 
Юная девочка шила для солдат фуфайки, дома ночами вязала для них шерстяные носки. Сколько перевязала―перешила, не сосчитать. Но нелегкий труд переносили достойно, старались с подругами не унывать, смеялись, хохотали. И мужа себе такого нашла, веселого, смешливого, доброжелательного и сильного.
С Альбертом Николаевичем  Гордеевым Валентина познакомилась в 1950-ом, когда он вернулся с фронта. И это уже отдельная история. Для него боевые действия начались в 1943. Альберту было 17 лет. Рвался на фронт освобождать Родину от фашистов. 
Сначала прошел курсы пулеметчиков при Саранском военкомате. Отсюда отправили на Дальний Восток.  Новобранец из Мордовии с такими же, как и он солдатами, был прикреплен к 3-му стрелковому полку 3-ей стрелковой дивизии, а в 1944 г. его перевели в отдельную 5-ую разведывательную роту при 40-й стрелковой дивизии.
 
«Трудный путь им пришлось пройти»
В Приморье  учили воевать серьезно, как в реальных боевых условиях: трижды прыгал с парашютом на 1000 м, 500 и 250.  Пугаться было некогда, времени на размышления просто не давали – просто выталкивали из самолета, «Прыгай!». А там… как повезет.
Инструкторы отрабатывали стрельбу, броски, захваты, болевые приемы, все, что необходимо уметь разведчику, брать «языка» и самому оставаться живым. Физическую подготовку нарабатывали в тайге, бегали по лесу в полной боевой выкладке. Обмундирование весило 32 кг. Автомат, пистолет, по 2 запасных магазина, шесть «лимонок», саперная лопатка, противогаз, каска. В вещмешке патроны россыпью. К концу марш―броска гимнастерку можно было выжимать. 
Выносливость пригодилась во время десятков боевых заданий. Одно из них – в начале мая 1945-го. Дивизию подняли по тревоге и привезли к Маньчжурской границе. Шли по тайге, за сутки преодолевали до 30 км. Периодически останавливались лагерем на отдых, потом снова марш. К границе дивизия подошла 5 августа, когда ротный поставил задачу: в ночь с 7 на 8-ое пересечь границу и вырезать  японских пограничников.
Вновь шли по тайге километров 5, не встретили абсолютно никого. Задача, казалось, была провалена. Но тут поступило новое задание – взять штурмом сопку «Офицерская». Что представляла собой эта сопка? Три железобетонных ДОТа, почти 20 дзотов, в каждом по пулемету. По периметру колючая проволока в несколько рядов.
Штурмовать начали в три часа утра 9 августа. В наступлении  ползли, по-пластунски, почти час. Когда до дзотов оставалось примерно 50 м, японцы открыли огонь из всех пулеметов. Здесь сложно было проскочить «на ура!», с криками «За Родину!», пули сражали таких храбрецов мгновенно. Нужно было думать, рассчитывать и только потом действовать. Даже если действие заключалось в пережидании, остановке. 
Из давних рассказов Альберта Николаевича, дочь Наталья Альбертовна запомнила его чувства, жуткое ощущение страха, когда японские гранаты, прежде чем разорваться, шипели. И было непонятно, где это, как далеко, куда бежать и когда уже рванут. В таких условиях оставалось одно – лежать, не поднимая головы, прижавшись к земле. По приказу старшины Лысова отошли в ложбинку между сопками. 
Не успели прийти в себя, как вновь поступил приказ – взять «Офицерскую» любой ценой. На штурм разведчиков под шипение японских гранат, под пронзительный свист пуль повел раненый старшина. Сопка сдалась после третьей попытки. В те часы не было бравады, громкой атаки. Доползли молча и каждый ДОТ забросали гранатами через вентиляционную трубу.
 
Свернуть с пути нельзя
Вся жизнь солдата на войне складывается из отдельных эпизодов, коротких или затянувшихся, опасных, на грани жизни, когда одной ногой по ту сторону судьбы. А потом переломные моменты вспоминаются чаще всего. О чем еще рассказывал Альберт Николаевич, так это о сложной переправе через реку Тумынь. Надо было выяснить, какие японские части охраняют одноимённый с рекой город. 
Ширина реки Тумынь – всего ничего, 20 метров. Но течение было таким сильным,  что сбивало с ног мгновенно, стоило войти в воду по колено. Бывалые военные―сибиряки сумели достать лошадей, навьючили их, нагрузили камнями, чтобы течение не уносило животных, а вместе с ними и людей. Так и добрались до корейского берега.
А там поджидала новая атака. По городу «Катюши» давали залпы. Солдаты  только смотрели в небо, как «летали огненные стрелы», и молились. Шумело все вокруг. Казалось, в печной трубе завывает ветер, только помноженный на силу и страх людей. Тумынь взяли без боя. В городе, когда в него вошли разведчики, уже были советские войска, вдоль дороги было сложено японское оружие.
Остался в памяти незабываемый случай. Догоняя свою дивизию, Альберт Николаевич увидел мертвое тело самурая, с мечом в животе. Рядом лежала подрывная машина, от которой к дороге тянулись провода. Не сумев выполнить задание, сильный противник  не стал убегать, прятаться, а сделал себе харакири. Это действие еще раз доказывает, с каким бесстрашным и твердым врагом пришлось воевать советским солдатам, подчеркивает их смелость, могущество выстоять против грамотного, беспощадного противника.
 
Какой он – День Победы?
В 1945-ом известие о капитуляции Японии застало Альберта Николаевича на берегу Тихого океана, в городе Канко, в котором базировалась его 40-ая стрелковая рота.
Победа была объявлена, официально, на весь мир. А война для разведчиков продолжалась. Все так же поднимались по тревоге, ловили самураев, которые врывались в корейские деревни, жгли дома. Убивали, насиловали женщин.  В эти дни  было особенно страшно. Не хотелось умирать в, казалось бы, мирное время.
Японцы продолжали сопротивляться отчаянно. Занимали круговую оборону и бились до последнего. Спасением для советских солдат стали бронетранспортеры, которые пригнали уже в 1946 году. БТР открывали огонь по цели из крупнокалиберных пулеметов. Домики корейцев с крышами из тростника, в которых организовали оборону японцы,  разлетались по воздуху вмиг, а потом солдаты отстреливали оставшихся в живых японских военных. Диск из автомата, а в нем был 71 патрон,  расстреливали до конца, чтобы не дать противнику ни шанса остаться в живых.
В последний раз на военную операцию Альберт выехал в 1948-ом. В том же году вышел «Указ Президиума Верховного Народного Собрания Корейской Народно-Демократической Республики» о награждении советских солдат медалью «За освобождение Кореи». 
Награды вручал лично Ким-Ир-Сен, в том числе и Альберту Гордееву. Уставший, мечтающий вернуться домой, важностью момента сразу и не проникся… Корейский лидер невысокий, коренастый, с широким лицом не вызывал каких-то особенных эмоций, как и торжественное награждение. «Спустя годы», – рассказывает дочь Наталья Альбертовна, –  отец уже иначе относился ко встрече с лидером освобожденной им страны. Было и чувство гордости, и понимание торжественности, что подвиг оценили, за него благодарят». 
Но еще более почетным было отношение простых корейцев к советским солдатам, в них видели освободителей от 30-летней оккупации японцев, тех, кто принес свободу и независимость.
Среди многочисленных наград Альберта Николаевича Гордеева медали «За отвагу!», «За победу над Японией», «За освобождение Кореи»», «30 лет Советской армии и флота». А в послевоенные дни – почетные грамоты, благодарности. Герой Великой Отечественной войны Альберт Гордеев демобилизовался и вернулся в Саранск в 1950 г.
Устроился на пеньковый комбинат, потом на механический завод, где проработал 45 лет токарем―резьбовщиком, вытачивал резьбу под микроскопом для специзделий. Трудовой стаж в мирное время считал главным своим достижением. Но что пришлось пережить, не забывал. Встречался со школьниками, студентами, помогал ветеранам войны решать их проблемы, в чем помогала активная деятельность в Совете ветеранов завода, на пенсии – в Совете ветеранов Ленинского района Саранска. Оставался в строю почти до последнего дня. Сегодня мы, современники,  помним и чтим заслуги героев наших времен. 
Версия для печати Версия для печати