№ 32 (688)

Газета Мордовия

Газета Мордовия

 

Праздники России

МНЕНИЕ

Довольны ли вы количеством спортивных площадок в своем городе?

Да, их достаточно
Площадок много, но не все они хорошего качества
Нет, у нас мало мест для занятий спортом
Их слишком много, лучше использовать эти площади для других нужд


Результаты опроса

Новости :: Чтобы помнили...Выпуск № 16 (672) от 22.04.2020
В списках Героев Советского Союза мордва находится в почетной первой десятке

Валентин Пикуль, признанный автор исторических романов, в своем последнем произведении «Барбаросса»  рассказал о зарождении агрессивных планов фашистской Германии, о грубых просчетах сталинской политики, приведшим к нашим огромным потерям в начале наступления гитлеровцев. Этот роман, так и оставшийся незавершенным, вышел в самом конце 1980-х годов, когда критика тоталитаризма в отечественной  литературе только начиналась. Валентин Саввич, предвидя шквал недовольства в свой адрес, отмечал: «Вот, – скажут читатели, – написал тут автор, что все было плохо, а что же было у нас хорошего?». Я им отвечу: «Народ был хороший, лучше нас с вами. И любовь к великой Отчизне, даже в те злодейские времена, народ испытывал гораздо большую, нежели  сейчас принято».  

 
И архивные документы, свидетельства фронтовиков, хроника военных лет и произведения советских писателей свидетельствуют, что в годы Великой Отечественной войны  чувство патриотизма достигло наивысшего накала. Наш народ был полон решимости отстоять честь и независимость своей Родины. Сейчас близится 75-летие Великой Победы, и мы вновь начинаем вспоминать тех, кто смог отразить нападки агрессора и одержать победу над ним в его же логове.  
Приятно осознавать, что у нас в Мордовии знают своих героев, чествуют живых, а о тех, кого уже нет, стараются сохранить память. С этой целью в центре нашей столицы на улице Пролетарской ежегодно к 9 Мая вывешивают композицию баннерных конструкций «Герои нашего двора», среди которых портреты уроженцев Мордовии, проявивших геройство в схватке с врагом. Можно подойти, поинтересоваться, прочитать их биографию. Композиция начинается с улицы Советской и заканчивается на улице Полежаева. Ее убирают вскоре после Дня памяти и скорби. А жаль… Хотелось, чтобы эти портреты героев повисели подольше как лишнее напоминание прогуливающейся молодежи о подвиге, совершенном ради их сегодняшней сравнительно беззаботной жизни. 
Среди наших уроженцев немало Героев Советского Союза, полных кавалеров ордена Славы, вернувшихся домой с победой или почивших в неравной схватке. Многие не вернулись с поля брани, осознанно отдав жизнь за Родину, когда того потребовала обстановка. Примеры такого самопожертвования были не редкостью для наших земляков. В энциклопедии «Война на всех одна»  (вышедшей к 2015 году,  70-летию Великой Победы, автор-составитель – директор научно-исследовательского института при Правительстве РМ Валерий Юрченков)  приводится пример летчиков, повторивших во время войны подвиг Николая Гастелло. Все они – наши земляки: Иван Бибишев, Михаил Вельдяскин, Виктор Горячев, Иван Кудашкин, Петр Орлов. Мы по праву гордимся ими. 
А Михаил Девятаев, совершивший дерзкий «побег из ада» на вражеском самолете  из концлагеря на острове Узедом! Следует отметить, что настоящая фамилия героя – Девятайкин (именно она и по сей день распространена в Краснослободском, Атюрьевском и Торбеевском районах Мордовии). И он сам рассказывал, как при оформлении документов, какой-то специалист из-за недостатка грамотности совершил ошибку.
Были герои и среди других родов войск. На фронт из Мордовии ушли 241 тысяча человек, причем свыше 6 тыс. добровольцев в первые два месяца войны. За годы войны более 131 тысячи наших земляков погибли (в том числе пропали без вести около 54 тысяч). Эти цифры утверждены. А вот насчет точного количества Героев Советского Союза – уроженцев Мордовии до сих пор идут споры. 
Общеизвестно, что в СССР за подвиги, совершенные в годы Великой Отечественной войны звания Героя Советского Союза были удостоены 11 739 человек и 2672 стали полными кавалерами ордена Славы. 
В Мордовии, увы, итоговое число Героев Советского Союза  до конца еще не определено. И в различных изданиях оно приводится разное: 102, 104, 106, а то и 112 человек. И везде содержатся неопровержимые доказательства, что их данные самые верные. Дело в том, что разночтение происходит из-за разных точек отсчета. Каждый считающий по-своему прав. Некоторые  героями-уроженцами считают и тех, кто в Мордовии не родился, но жил здесь, уходил отсюда на фронт, жил тут после войны. Как их не считать нашими земляками?! А другие и до, и после войны проживали не в нашем регионе, и их основной привязкой к нашей республике является то, что по национальности они – этнические мордва. Эти тоже наши. В свое время Валерий Юрченков отмечал, что подобные вопросы возникали, когда составляли упомянутую энциклопедию ко Дню Победы. Тогда было решено такими героями считать тех, кто родился в Мордовии, у кого жизнь была связана с республикой, кто  – мордвин по национальности и тот, кто  здесь учился во время войны и отсюда ушел на фронт. Такая идея была предложена Мордовским книжным издательством, и Юрченков с ней согласился. Нужно отметить, что такая же схема подсчета принята в Татарстане и, согласно ей, знаменитый герой, мордвин Михаил Девятаев,  считается местным уроженцем. Были предложения считать местными уроженцами всех Героев Советского Союза, у кого есть какое-либо пересечение с Мордовией. Потом посчитали, что уроженцами их назвать все же будет не совсем правильно, лучше назвать Героями земли Мордовской.
Кстати, в энциклопедии «Война на всех одна»  к нашим землякам причислен и легендарный Александр Матросов, которому звание Героя Советского Союза было присвоено посмертно. Он рос без родителей, беспризорничал. Воспитывался в Рузаевском детприемнике, где ему и была присвоена фамилия  – Матросов. Затем в Пайгармском детском доме под Рузаевкой, Ивановском и Мелекесском детских домах в Ульяновской области и в Уфимской детской трудовой колонии.
Директор республиканского Мемориального музея военного и трудового подвига 1941-1945 годов, родоначальник патриотического поискового движения Мордовии Николай Кручинкин, неоднократно предлагал в правительственных структурах в этом отношении прийти к общему знаменателю. Собрать специалистов Госархива, НИИ при Правительстве РМ, музея боевой и трудовой славы, краеведческого музея, представителей Совета ветеранов и, рассматривая каждую кандидатуру в отдельности, принять конкретное решение.   Но пока до этого не дошло. У меня по этому поводу состоялась интересная беседа с Николаем Андреевичем, он при определении количества, которое можно брать за основу в настоящее время, ссылается на свои данные.
– Могу высказать свои выкладки, но они неофициальные. Я основываюсь на данных, собранных музейщиками. Как появился прежний список, где имелось 104 героя? Я думаю, что в свое время обком партии Мордовии  поручил подсчетом героев заниматься сотруднику или целому отделу, те провели исследования, и готовый список вошел в обиход. Но потом появились и другие данные. Мы проводили свои исследования и внесли массу поправок, добавили несколько фамилий. На данный момент у меня в базе значится, доказано, что Героями Советского Союза в боях Второй мировой стали 108 уроженцев Мордовии и 16 человек, которые рождены в других местах, но здесь учились, жили, работали, отсюда уходили на фронт. Итого 124 человека. Из них 79 русских, 22 – мордвина-эрзя, 19– мордвинов-мокша, 2 украинца и 2 татарина. Полные кавалеры орденов Славы: уроженцев Мордовии – 23 человека, рожденных не здесь – 4. Всего 27: из них17 русских, 4 мордвина-эрзи, 3 мордвина-мокши, 2 украинца и 1 татарин. Не все наши герои были рождены в Мордовии, но за годы жизни здесь с ней сроднились, были довольно известными и уважаемыми людьми и нашу республику считали своей второй родиной. Например, Николай Михайлович Дмитриев родился в Оренбургской области,  а после увольнения в запас проживал в Саранске, работал на «Электровыпрямителе», здесь и похоронен. Или Николай Александрович Котельников, родился в Ульяновской области, но жил в Саранске,  работал преподавателем военной кафедры Мордовского госуниверситета, потом инженером гражданской обороны. И так далее.
– Николай Андреевич, в Интернете мне попалась статистика Героев Советского Союза по национальному признаку. И в списке, насчитывающем 68 национальностей, мордва оказалась на почетном 10 месте, оставив позади представителей ряда союзных (в прошлом) республик. Я думаю, это говорит о многом. 
– В Интернете можно и другую цифру найти. Существует список Героев Советского Союза по национальностям в пересчете на количество населения. И в нем мордва выходит на первое место, потому что у нее на 12 тысяч населения приходится  один Герой. Русские – на втором месте, там один Герой приходится на 13 тысяч населения. У остальных национальностей еще больше.
– Помимо них, героев Великой Отечественной, имеются в Мордовии и исполнявшие интернациональный долг в Афганистане, и принимавшие участие в двух военных кампаниях на Северном Кавказе. Они воевали не менее отважно. Кто из них удостоен высшей награды за героизм в мирное время?
– Во время войны в Афганистане звания «Герой Советского Союза» в 1982 году был удостоен наш знаменитый земляк,  маршал Сергей Федорович Ахромеев. С 1979 по 1984 годы он был первым заместителем начальника Генерального штаба Вооружённых сил СССР. На этом посту многократно выезжал в Афганистан для планирования и руководства боевыми действиями советских войск.
– В 90-х годах прошлого века у высшей награды нашей родины поменялось название. Появились Герои России. Разумеется, в нашей республике есть люди, удостоившиеся этой награды?
– Да, среди наших земляков есть и Герои России. Но теперь эта награда присваивается не только за ратные подвиги, но и за успехи в других видах деятельности. Из уроженцев Мордовии Героя России получили 4 человека. Двое из них  принимали участие в кампании на Северном Кавказе: Александр Янклович и Сергей Бурнаев, погибший в бою. Героя получил Владимир Дежуров – прославленный летчик-космонавт. Сергей Вандышев стал тоже Героем России, но получил свою награду еще за Великую Отечественную войну. За подвиги на фронте он дважды представлялся к званию Героя Советского Союза, но только через 50 лет в 1994 году указом Президента России ему было присвоено звание Героя России. И еще 4 человека были удостоены этого высокого звания, родившиеся не в Мордовии, но связанные с ней. Это погибшие на войне  Алексей Тучин и Константин Ситкин,  летчик-испытатель Юрий Ващук и спортсменка, почетный гражданин Мордовии Любовь Егорова.
– В свое время под Вашим руководством  поисковики Мордовии выпустили «Книгу Памяти и Славы». Там содержатся новые неизвестные герои?
– Здесь речь идет о тех, кто были представлены к званию Героя Советского Союза, но по ряду причин не получили его. В некоторых случаях награда была понижена. Например, командир полка заслуженно представляет бойца к званию Героя, а дальше это представление идет к вышестоящему руководству: командир дивизии – согласен, командир корпуса – согласен, а вот в Верховном Совете страны кто-то посчитал, что награда слишком высока и требуется ее понизить. Таких на момент выхода сборника набралось 118 человек, а сейчас уже 150. Все они – уроженцы Мордовии.
– Значит, и такое еще могло быть?!
– Да, наглядный пример Голубева Сергея Николаевича, воевавшего на Кавказе и погибшего там. Командир полка представил его к высшей награде «за мужество и героизм, проявленные при выполнении воинского долга». И далее по инстанции все высказывались за Героя России, пока не дошло до Президента, но там решили  понизить награду и дали орден Мужества. И таких у нас набралось 150 человек.
– А чем руководствуются при понижении награды? Недостатком героизма? В чем его измерять?!
– Нет, героизма  у всех было достаточно. Вот, наш земляк Сергей Самаров в 1942 году в одном бою уничтожил 32 неприятеля: 2 офицера и 30 солдат. Был представлен к званию Героя Советского Союза, а вот командующий армии генерал Баграмян вынес свой вердикт: орден Отечественной войны 1 степени. Вот так бывает: иногда за 7 убитых фашистов представляли к званию Героя, а тут за 32 – орден Отечественной войны. Чем мотивировало свое решение руководство – нам неизвестно.  А вспомнить того же Вандышева! То же самое творилось и с присвоением орденов Славы. У нас 27 полных кавалеров ордена Славы и еще нашлось несколько человек, у которых был орден Славы 3 степени, потом 2 степени, а затем, когда представляли к ордену Славы 1 степени, то награду либо повышали, либо понижали. Но вот полными кавалерами ордена Славы, что приравнивается к званию Героя Советского Союза, они так и не становились.  
Занятная тема складывалась с дважды Героями Советского Союза. У нас в Мордовии нет ни одного такого. Между тем шесть наших уроженцев были представлены к этой награде второй раз, но их не утверждали. Одного два раза представляли, и оба раза не прошел. Во время войны такое часто случалось, когда награда по ряду причин в результате понижалась.
– Николай Андреевич, а в поисковых экспедициях во время раскопок никогда Вам не попадался боец, удостоенной столь высокой награды?  
– Те, кто был Героем Советского Союза или представлен к этому званию посмертно, как правило, все достойно похоронены. И без вести пропавших среди них нет. За некоторыми  исключениями. Наш земляк Герой Советского Союза Иван Бибишев числился без вести пропавшим, место захоронения не было известно. Но затем все же удалось найти его могилу в Волгоградской области. Вначале также не было известно место захоронения Героя Советского Союза Виктора Бобкова. Он умер в ростовском госпитале от тяжелых ран и долго не знали, где именно он похоронен. Потом его могила была обнаружена на Пролетарском кладбище в Ростове-на-Дону. И теперь на ней также есть  плита с мемориальной доской, где выбито, что здесь похоронен Герой Советского Союза.
– Погибших солдат  при раскопках можно опознавать по медальону (они были в ходу до 1942 года) или по сохранившимся вещам. Кого смогли определить, хоронили в отдельной могиле  как опознанного, сообщали родственникам. Кого не удалось установить – хоронили в братской могиле. А не возникало путаницы при установлении личности того, кого откопали? Мог же убитый воспользоваться чужими вещами и даже медальоном.
 – С нами подобного не было, но такое случается. Поднимают человека с медальоном, узнают его адрес, посылают сообщение родственникам. Но оказывается, он вернулся с войны живым – здоровым домой, где  и прожил в кругу семьи до глубокой старости. Получилось, что захоронили другого. А тот солдат был ранен в бою, отправлен в медсанбат, где с него сняли шинель (а медальон он носил там), дальше отправили в госпиталь, и больше он на фронт не попал. Его шинель отдали другому, а тот через день погиб. У моих родственников Нуянзиных похожий случай был. Получают письмо: «Ваш муж похоронен у нас. Его фамилия в списке, выбита на обелиске». А он живой. Переслали ему письмо на Украину, где он жил. Так он потом съездил, побывал на собственной могиле. Он был ранен в тех краях, санитары его подобрали, а для той части он стал считаться пропавшим. На мемориальном кладбище его потом спрашивали: счищать ли его фамилию с обелиска. Решил оставить, все же там кровь проливал.
Или случай с Глазковым Иваном Павловичем с Ковылкинского района. В 1943 году 19 наших бойцов отважно сражались с врагом в Калужской области на безымянной высоте. Стояли до конца. Все погибли, всех посмертно представили к званию Героя Советского Союза. Потом, как часто бывало, высшую награду заменили орденом Отечественной войны I степени. Мы проследили судьбу одного нашего земляка по документам, и оказалось, что вначале он был похоронен на безымянной высоте, потом перезахоронили в поселке Буднянский, потом его фамилия фигурировала еще на одной могиле. То есть трижды похоронен. Когда мы решили поделиться результатами розысков с его родственниками в Ковылкинском районе, оказалось, что тот благополучно вернулся с войны домой. Дело было в том, что когда он был без сознания, его подобрали немцы, взяли в плен. А когда наши взяли высоту, там месиво страшное было, горы трупов, думали, что и он там тоже. А он потом бежал из плена на территории Белоруссии, был у партизан, ранен, в какой-то деревне его лечили, вновь воевал, дошел до Берлина, получил еще орден Красной Звезды, медаль «За отвагу». А когда вернулся домой, его ждал орден Отечественной войны, которым он был награжден посмертно, по этой причине и высланный родственникам. После войны он жил все время в Ковылкинском районе и похоронен на местном кладбище.  Так что случалось по-разному.
С. Михайлевич.
 
Версия для печати Версия для печати