№ 7 (663)

Праздники России

МНЕНИЕ

Довольны ли вы количеством спортивных площадок в своем городе?

Да, их достаточно
Площадок много, но не все они хорошего качества
Нет, у нас мало мест для занятий спортом
Их слишком много, лучше использовать эти площади для других нужд


Результаты опроса

Новости :: Здоровый образ жизниВыпуск № 51 (655) от 18.12.2019
Не любите себя в спорте, полюбите спорт в себе

 Одному из старейший тренеров Мордовии исполнилось 78 лет

Моему собеседнику – заслуженному деятелю физической культуры и спорта Республики Мордовия Николаю Петровичу Басалаеву, как раз сегодня, 18 декабря, исполняется 78 лет. Большую часть свой жизни Николай Петрович посвятил педагогической работе, воспитав десятки спортсменов – легкоатлетов, лыжников и велосипедистов, и ни разу не попав в какие-то скандальные истории, на которые так падка современная журналистика. Но это еще не все. Заслуга Николая Басалаева состоит еще и в том, что он на собственном примере показывает, как может и должен выглядеть мужчина в преклонные годы, если он по-настоящему любит спорт в себе и посвящает ему все свободное время. Мы от всей души поздравляем заслуженного тренера с днем рождения и желаем ему и его жене здоровья и долгих лет жизни.
Но для начала предоставим слово сегодняшнему имениннику, который поведал нам историю своей жизни. Это чтение, наверняка, будет очень полезно новому поколению.
– Школу в Больших Березниках, – Николай Петрович начал издалека, – я окончил в 1959 году. Летом как раз было 60-летие нашего выпуска. После школы хотел пойти учиться дальше, но мои родные не смогли дать на это денег. Ну, что делать? Поработал какое-то время на хлебозаводе электрослесарем. Потом стукнуло 18, и меня призвали в армию. А нужно сказать, что и до армии, и в армии, и после нее я все свое время посвящал спорту – легкой атлетике, лыжам, футболу и т.д. Еще на «гражданке», в 60-м году, я выиграл весенний легкоатлетический кросс, который проводился в саранском лесопарке Ленинского района, и меня включили в сборную ДСО «Урожай». 
В армии у нас подобралась отличная компания, в которой было много парней из Мордовии. Мой дружок Витя Несмелов из Саранска, с улицы Маринина, – мы с ним и в армии были первыми бегунами в полку. Помню, привезли нас, новобранцев, в часть, переодели, а на следующее утро – кросс. Старший группы, сержант, бежал в кедах, а мы, салаги, в «кирзачах». Ну, бежим-бежим. Мы с Витькой – впереди, остальные – сзади. Прибегаем на полковой плац, начинаем делать гимнастические упражнения, и только тут замечаем, что позади нас никого нет. Через пару минут прибегает сержант, язык на плече, и тяжко сопя ноздрями, на хорошем таком армейском жаргоне говорит что-то вроде: «Вы меня опозорили перед всеми. Знаете что, ребята, давайте-ка вы теперь будете бегать одни!». И с тех пор я только и делал, что бегал, на первенство полка и военного округа.
Наш батальон дислоцировался в Новокуйбышевске, а вообще, наша часть была не совсем обычной. Мы относились к войскам гражданской обороны, по-нынешнему – к МЧС. После учебы в полковой школе я получил звание сержанта и специальность разведчика радиационно-химической разведки. Про нас, кто-то в шутку, а кто-то всерьез, говорил – «смертники» или «одноразовые солдаты». И, если подумать, что-то в этом было. Ведь если бы Штаты сбросили на Самару (тогда еще Куйбышев) атомную бомбу, наш батальон надел бы костюмы ОЗК, противогазы и пошел бы собирать тела убитых и раненых. А насколько бы хватило нас самих с тем примитивным оборудованием, которое у нас было? Слава Богу, что до этого не дошло.
Вообще, самарский период службы запомнился, прежде всего, тем, что он совпал по времени с первыми полетами в космос Юрия Гагарина и Германа Титова, которые приземлялись как раз в наших краях, в среднем Поволжье. Когда в Куйбышеве встречали Титова, наш батальон стоял в оцеплении, и нам с большим трудом удавалось сдерживать толпу горожан, которые тоже хотели посмотреть на второго человека в космосе. Потом наш полк переформировали и часть его – взвод связи, взвод химзащиты, два инженерных батальона и много-много различной техники – перевезли под Новосибирск. Остаток срочной службы я провел в Сибири. Но и там тоже очень много бегал.
После армии вернулся в родные края. Первое время, пока никуда не устроился, тренировался и участвовал в соревнованиях. Стал вторым на первенстве Мордовской АССР, и вот тут меня заприметил Евгений Иванович Маскинсков – знаменитый мордовский легкоатлет, серебряный призер Мельбурнской олимпиады-56. Он предложил переехать в Саранск. Я, недолго думая, согласился. В Саранске познакомился с Александром Николаевичем Маланьиным, который заведовал спортом на заводе «Электровыпрямитель», и он устроил меня туда учеником. Но, мягко говоря, работник из меня был никудышный, потому что вместо того, чтобы работать в цеху, я постоянно пропадал на каких-то соревнованиях и выездах. Со временем народ  начал справедливо возмущаться таким моим привилегированным положением, и Маланьин снова позвал меня к себе и предложил перевод инструктором на лыжную базу. То была не нынешняя, кирпичная база, в районе телецентра на улице Гончарова, а старая деревянная избушка, которую уже сломали. С тех пор, собственно, и началась моя основная трудовая деятельность.
Я был спортсменом-инструктором и заочно окончил один из лучших в то время в Советском Союзе Смоленский физкультурный институт. Потом женился, и мой тесть предложил нам перебраться в Луховку, где у него был дом. Там мы и стали жить. Я уже был начинающим тренером по бегу и лыжным гонкам и набрал первую группу воспитанников.
Пока Николай Петрович перебирал кипу пожелтевших фотографий с лицами своих учеников, некоторые из которых были сделаны полвека назад, в уголках его глаз то и дело зажигались искорки гордости, а лицо озарялось улыбкой.
– Вот это у меня в самом центре, видите, высокий такой парень. Знаете его? Нет? Это Саша Алехин. Он сейчас уже на пенсии, а в свое время был генерал-лейтенантом и заместителем начальника штаба ВВС РФ, участник Афганской кампании. Летчик экстра-класса, про таких, как он, говорят – «нулевой». Но это не отрицательное определение, а как раз наоборот. Он управлял любыми видами авиационной техники и летал в любых погодных условиях. Водил, в том числе, «борт №1» первого президента России Бориса Ельцина и много интересного о нем рассказывал. 
Леша Елисеев. Он отличался богатырским здоровьем, делал большой объем беговой лыжной работы, но насколько он был одаренным в спорте, настолько же наивным и инфантильным в обычной жизни. В свое время он был четвертым на первенстве Союза по лыжным гонкам и попал в сборную СССР. А сборная страны – это особый организм, весь в себе. Леша никак не мог уяснить, что там все лыжники смотрят на него не как на простого парня из Мордовии, а, прежде всего, как на конкурента за место в составе. И вот однажды после какого-то старта ребята-лыжники решили пропустить по бокалу шампанского. А наш герой вышел на центр комнаты и сказал: «Смотрите, как я могу». И… выпил из горла бутылку водки. Товарищи, не будь дураками, просигнализировали, куда следует, и Лешу выгнали из сборной взашей. Здоровый ведь был, как конь, а головой не всегда  думал. Говорил я ему: «Леша, с такими ногами и легкими ты бы мог далеко пойти!», но в итоге его дороги в спорте оборвались.
Саша Кирюхин. Когда в середине 90-х годов нас поперли с лыжной базы завода «Электровыпрямитель», я какое-то время работал с ВМХ-ми. Хорошо знаком с Анатолием Беляевым, который привез это все в Россию. Он тогда работал на Механическом заводе, а у меня была группа на «Электровыпрямителе». В группе был талантливый мальчишка из Саранска Саша Кирюхин. Резкий, взрывной. Он стал одним из первых чемпионов страны в этом новом виде спорта. Собственно, за него я и получил звание тренера высшей категории. А потом передал его в группу А.В. Беляева. Но Саша, к сожалению, довольно быстро бросил велосипед. ВМХ тогда еще не был олимпийским видом. А затем я как-то увидел его на улице Саранска, в «бронике» , рядом с инкассаторской машиной. Он окрикнул меня и сказал: «Ну что, не узнаете меня, Николай Петрович? Это же я, Саша Кирюхин!». «У тебя же, – говорю, – был неплохой оклад, были перспективы в спорте». А он мне ответил: «Здесь я получаю больше…».
– Какой у Вас суммарный стаж работы?
– Если начинать отсчет с 1967-го, когда я стал инструктором Луховской ДЮСШ, то 52 года. Я, находясь на пенсии, продолжал активно работать с детьми до 2017 года. Мне тогда уже было 75 лет.
– Сколько человек прошло через Ваши руки за все это время?
– Бессчетное количество. Нет смысла загибать пальцы. На пенсию я ушел в 2003 году. Уйдя с завода, я вернулся в родные Большие Березники, здесь у меня были больные родители и отчий дом. Пришел к местному главе администрации, говорю, мол, хотел бы поработать на благо района. Тот равнодушно так махнул рукой – работайте.
А начинать приходилось с полуразрушенного спортивного зала при районном Доме культуры. По вечерам в нем собиралась разная сомнительная публика, и пока одни гоняли футбольный мячик, другие курили и распивали спиртные напитки. В углу зала была прикрытая фанерой дыра, куда сбрасывали окурки и разный хлам, а также время от времени ходили по малой, а иногда и по большой нужде. Запах, как вы понимаете, в помещении стоял тяжелый.
Началась необъявленная «война» за зал. Ко мне подходили местные «авторитетные» граждане, желавшие объяснить мне, кто я такой, кто они такие и зачем мне все это надо. Не скрою, что несколько раз мне, уже пожилому, в общем-то, человеку, «прилетало» в голову. Но со временем все встало на свои места. С помощью заместителя главы района мне удалось навести порядок в зале. Многолетнюю пыль и грязь со стен пришлось убирать с помощью пожарной машины. Одного мусора из-под пола мы вынесли 15 коробов. Отремонтировали раздевалки, двери, поправили настил, покрасили стены, и жизнь началась заново. 
Потом я набрал группу ребят и девчонок и начал с ними работать. Первые два года ушли на то, чтобы заложить фундамент, чтобы у ребят появилась привычка к большим нагрузкам. А потом то одна из них «выстрелит», то другой. Мы участвовали во всех республиканских соревнованиях, которые проводил Центр олимпийской подготовки. 
С моей стороны было бы нескромно заявлять о больших результатах и ярких победах моих воспитанников, но они впоследствии стали достойными членами общества. А это, я считаю, главная заслуга педагога.
Мои воспитанники выигрывали чемпионат и первенство республики по легкой атлетике, были призерами различных соревнований, в том числе российских. Наташа Муромцева, например, была призером первенства России в беге на 3000 м, проиграв только Насте Шукшиной из Темникова. Сейчас она учится в академии войск ПВО в Красноярске. Будет охранять наше мирное небо над головой. Настя Засыпкина в свое время выигрывала первенство Мордовии на дистанции 400 м, а сейчас учится в Рязани в ординатуре медицинского вуза и станет, надеюсь, хорошим врачом. Артур Игнатьев побеждал в спринте (60 и 100 м) на первенстве Мордовии, а ведь у нас, по сравнению с Саранском, нет никаких особых условий. Мы же бегаем по асфальту и в лесном бору, а те, кого он обыгрывал, по тартановой дорожке стадиона «Старт». 
– Сейчас Вы принимаете какое-нибудь участие в спортивной жизни района? Обращаются ли к Вам за советом младшие коллеги, востребован ли Ваш опыт?
– Нет. Ничего этого нет. Спорт в районе ограничивается футболом, волейболом и еще парой видов. С легкоатлетами серьезной работы не ведется, и это грустно. Возьмите последнее мероприятие в нашем районе, когда к нам 7 декабря приезжало руководство республики и замминистра культуры России (Ольга Ярилова – прим. авт.). Они открывали новый ДК и обновленный спортивный зал. Собрались  ребята, красивые, в  новой спортивной  форме, просто глаз радуется, только этого мало. К сожалению, я  точно знаю, что, по крайней мере, в легкой атлетике положение  дел далеко от нормы.
– Да, и все-таки хочется закончить наш разговор на оптимистичной ноте…
– Самое главное в жизни – это семья. У меня есть сын, два внука. Совсем недавно моему правнуку исполнился год. Скоро они приедут к нам на новогодние праздники. Порадуют нас с супругой. У нас будет все хорошо. 
А. Пьянзин. 
Версия для печати Версия для печати