№ 42 (646)

Праздники России

МНЕНИЕ

Довольны ли вы количеством спортивных площадок в своем городе?

Да, их достаточно
Площадок много, но не все они хорошего качества
Нет, у нас мало мест для занятий спортом
Их слишком много, лучше использовать эти площади для других нужд


Результаты опроса

Новости :: КультураВыпуск № 40 (644) от 02.10.2019
Сычков собирает друзей

 Письма из прошлого

 
Музею имени Эрьзи подарили два письма Федота Васильевича Сычкова. Он написал их в 1944-ом и 1952-ом годах семье своего друга, собрата по кисти, академика Императорской Академии художеств Ивана Семеновича Куликова. Этот художник родом из Мурома. Письма совершенно случайно в личном архиве нашел внук Куликова Алексей Беспалов и решил подарить их музею, в котором собран самый большой фонд прославленного мордовского живописца Сычкова. 
Наследие мастера должно быть собрано в одном музее. Так посчитал Алексей Беспалов и приехал в Саранск, чтобы вручить музею Эрьзи письма Сычкова. Сначала была переписка с научными сотрудниками музея, хранителями. Наконец, долгожданная встреча состоялась. В преддверии юбилейного года Федота Васильевича его новые письма – большой подарок.
Заместитель директора МРМИИ имени Эрьзи Александра Лобанова отметила: «Это событие знаковое для музея, для республики. В марте 2020 года отмечаем 150-летие со дня рождения Федота Васильевича. Мы рады, что в преддверии юбилея открываются новые страницы его жизни, личных связей, отношений. Сычков собирает друзей. Это яркие люди, чей свет проникает в наше искусство, мы благодарны за этот подарок». 
Судьбы Ивана Семеновича Куликова и Федота Васильевича Сычкова во многом похожи. Куликов из крепостных, Сычков из очень бедной крестьянской семьи. Начинали как самодеятельные художники, учились иконописи. У того и другого нашлись меценаты, кто отправил в Санкт-Петербург и открыл дорогу в Академию художеств. 
«Чтобы учиться в Академии художеств Ивану Семеновичу необходимо было из крепостных перейти в сословие мещан. Это было непросто, – рассказывает внук Алексей Беспалов. –  Но он добился своего. Отец его, маляр-кровельщик, руководил строительной артелью. Хотел, чтобы и сын продолжил его дело. Но Иван в свободное от обучения малярному делу время бегал в иконописную мастерскую. Там подглядывал за абсолютно пьяным иконописцем, который писал святые лики».
Потом Иван Куликов, мечтающий о карьере художника, встретился с академиком А.И. Морозовым. У него была дача под Муромом. Тот посмотрел ученические работы юного живописца и пришел к его отцу со словами: «Семен Логинович, нужно мальчика отдать учиться». И взял его в Санкт-Петербург, к себе в дом. Академию художеств Иван Семенович окончил в 1902 году. В 1915 ему присвоили звание академика живописи за успехи на художественном поприще. 
Сычков и Куликов дружили. И объединял их не только социальный статус. Но и общие интересы. Вместе ходили на выставки, часто встречались на собраниях собратьев-художников. Их работы тоже будут пересекаться в темах, сюжетных линиях. Скорее всего, общий учитель Илья Репин давал ученикам задание. Каждый воплощал его в силу своего воображения и таланта. Девушки у плетня, дети, народные гуляния…
В родном Муроме Ивана Куликова, несмотря на его статус академика живописи, воспринимали как крестьянского сына. Но он стал центром притяжения для всех горожан и гостей города. И снова рассказывает внук: «Кто бы ни приезжал в город, известные люди, не очень, но все спрашивали, где тут живет академик живописи? Все шли к нему в дом, он всех принимал, поил чаем, всех просил расписываться в альбоме посещений».
В Муроме Иван Семенович Куликов был известным краеведом, собирателем старины, в том числе мордовского костюма. Возглавлял историко-краеведческий музей. За всю жизнь собрался большой эпистолярный архив, он переписывался с огромным количеством людей, соратниками, чиновниками. В 70- е годы огромная часть переписки ушла в Государственный архив в Ленинграде, в Литературный музей в Москве, но часть писем осталась семье.
Алексей Николаевич Беспалов живет в родном доме. До 2007-го года это был дом-музей Куликова. Потом музей ликвидировали. Уйдя на пенсию, Беспалов начал разбирать письма. И совершенно случайно наткнулся на послания Федота Васильевича его родным. Они датированы 1944 и 1952 годами.
Ответы на письма бабушки Елизаветы Аркадьевны, супруги Куликова, на ее сообщение о смерти мужа. Художник умер в 41-ом, не выдержало сердце на тяжелых работах. И то письмо хранится в фондах музея имени Эрьзи. Теперь цепочка этой переписки восстановлена. Все они будут находиться в фонде художника Сычкова.
«В первом найденном письме,– рассказывает Беспалов, – мордовский художник вместе с женой Лидией Васильевной выражает сочувствие Елизавете Аркадьевне по поводу трагической смерти ее мужа, нашего деда. Во втором, от 52-го года, также вспоминает друга, сообщает о предстоящей персональной выставке, просит поискать его оставшиеся рисунки и эскизы». 
Федоту Васильевичу на тот момент уже 82 года: «Я вот еще живу, – писал он, – но конец моей жизни тоже недалек… Я, несмотря на старческое беспокойство, не утерял любви к искусству и понемногу еще работаю». На этих страницах Федот Васильевич сообщает еще немало интересного. Но о том чуть позже. Расскажут уже сотрудники МРМИИ имени Эрьзи в дни празднования 150-летия Сычкова, в марте 2020 года. Это станет событием для всей культурной общественности Мордовии.
Два письма, в каждом из которых по одной исписанной страничке, драгоценный подарок музею, Мордовии. Знаменательно, что событие предшествует знаковому юбилею мастера. Новая дружба должна продолжится – уверены и сотрудники музея, и гость города Саранска Алексей Беспалов. Внук живописца Куликова надеется, что найдет еще письма Сычкова. Богатый эпистолярный архив деда обещает новые открытия.    
Версия для печати Версия для печати