№ 33 (533)

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

Газета Мордовия

Газета Мордовия

 

Праздники России

МНЕНИЕ

Довольны ли вы количеством спортивных площадок в своем городе?

Да, их достаточно
Площадок много, но не все они хорошего качества
Нет, у нас мало мест для занятий спортом
Их слишком много, лучше использовать эти площади для других нужд


Результаты опроса

Новости :: След в историиВыпуск № 3 (347) от 15.01.2014
Любовь и страх

Александра Коллонтай, менявшая мужчин,  как перчатки, была готова поменять и родину

Она обожала играть в бридж и пополнять свой список…любовников.

Почитатели творчества А.С.Пушкина знают, что существует дон-жуанский список поэта. Зимой 1829-1830 года Александр Сергеевич часто бывал в московском доме Ушаковых. И в один из вечеров он набросал в альбом дочери хозяйки - Елизаветы Николаевны – список женщин, которых он любил в разные годы. В него вошли 34 имени. Сам Александр Сергеевич признавал, что список этот далеко не полный. «Натали (Н.Н.Гончарова – В.К.) – моя сто тридцатая любовь», - заметил он в письме к жене друга, княгине В.Ф.Вяземской.

 

У г-жи Коллонтай любовный список гораздо скромнее. Однако, если дон-жуанский список А.С.Пушкина воспринимается только как салонная шутка, то за каждым именем в любовном списке г-жи Коллонтай – трагедия, кровь, смерть. По большому счету как такового списка любовников г-жи Коллонтай нет, но составить его, простите за каламбур, не составит труда. Для этого надо лишь ознакомиться с парой-тройкой ее биографий. Они написаны разными авторами, но документальная основа-то у них одна, сюжетные линии совершенно одинаковые, в том числе и любовные. После составления такого списка вдруг начинаешь чувствовать, как спадает весь флер святости с «икон», на которых нас заставляли молиться в юности, обнажается вся мерзость лицемерия и фарисейства, служивших партийным лидерам и клеркам эгидой на долгие-долгие десятилетия. Вся их легендарность, идеальность этих «столпов» морали рассыпаются, как карточный домик.

Итак, в хронологическом порядке:

Иван Драгомиров. Партнер г-жи Домонтович (это девичья фамилия Коллонтай – В.К.) по танцам в юности. Мечтал быть вечно вместе с Шурочкой. Она же подняла его на смех. Иван застрелился.

Владимир Коллонтай – первый муж г-жи Домонтович, ее троюродный брат. После венчания отец Александры выплачивал дочери ежемесячно по 300 рублей (это больше половины месячного довольствия губернатора), чтобы она не зависела от мужа материально. После кончины В.Коллонтая, ставшего генерал-майором, у Александры не нашлось времени проводить его в последний путь.

Александр Саткевич, друг мужа, офицер. За него Александра хотела выдать замуж свою подругу Зою Шадурскую и для этого предложила жить «коммуной». В этот период Александра «открывает» свою знаменитую теорию «стакана воды»: «В свободном обществе удовлетворить половую потребность будет так же легко, как выпить стакан воды»; ее интересует возможность любить сразу двух мужчин. Зоя ушла из «коммуны», зато набрал силу роман г-жи Коллонтай с А.Саткевичем. Впоследствии 70-летней профессора А.Саткевича расстреляют в годы репрессий.

Петр Маслов, редактор первой легальной газеты социал-демократов. Позже стал членом-корреспондентом Академии наук СССР, занимался теоретической экономикой. Умер своей смертью.

Александр Шляпников, революционер-пролетарий. Ему 26, ей – 39 лет. Его, наркома труда, в 1933 году исключат из партии, а в 1937-м – расстреляют.

Павел Дыбенко, матрос, председатель Центробалта. Как участника «военно-фашистского заговора» расстреляют в 1938 году.

Марсель Боди, французский коммунист, секретарь советской миссии в Норвегии. Он был на 21 год моложе г-жи Коллонтай. Стоило однажды в Москве генеральному комиссару государственной безопасности Н.Ежову поинтересоваться М.Боди, как г-жа Коллонтай тут же, на следующий день, прервала связь с Марселем.

Она со страхом ожидала вызова в Москву. «Жить жутко», - доверилась она своему дневнику. Но И.Сталин милостливо решил «старуху» пока не трогать. 

По большому счету, если бы речь шла только о личной жизни «Коллонтайши», как звал ее в своих письмах к жене А.Луначарский, то, как говорится, на здоровье. Но среди ее – посла Советского Союза в Швеции –  контактов был и…сотрудник абвера – военной разведки фашистской Германии. Об этом свидетельствуют современные биографы адмирала В.Канариса, возглавлявшего абвер, и называют его имя – Эдгар Клаус. В Стокгольме он работал с весны 1941 года. Позже близко сошелся с г-жой Коллонтай, стал ее партнером по бриджу, играть в который она просто обожала. За партией в бридж  г-жа Коллонтай нередко поставляла Клаусу информацию. Так, когда зимой 1941 года немецко-фашистские войска вплотную подошли к Москве, она откровенно сказала Клаусу, что готова принять немецкое гражданство, если Гитлер «гарантирует ей достойные условия существования». Клаус тут же доложил об этом Канарису, тот – Гитлеру, «что русский посол в Стокгольме, госпожа Коллонтай, намерена отречься от советского правительства и бежать в Германию, если ей гарантируют безопасность. У госпожи Коллонтай есть около трех миллионов долларов, и ей хотелось бы купить дом в Германии». Далее биографы отмечают: «Фюрер повел себя великодушно. Он приказал Йодлю встретить «кремлевскую ламу» самым любезным образом».Однако немецкое наступление под Москвой провалилось, и г-жа Коллонтай решила выждать.

Хотя история не терпит сослагательного наклонения, все же не так сложно было бы просчитать развитие событий, если бы продлили зарубежную командировку И.А.Чичаеву, резиденту советской разведки в Стокгольме, работавшему под прикрытием должности первого советника полпредства СССР в Швеции. Он не допустил бы дальнейшего падения г-жи Коллонтай. Откуда такая уверенность? За несколько часов до начала Великой Отечественной войны Иван Андреевич был отозван в Москву. Уроженец села Ускляй Рузаевского района Мордовии И.А.Чичаев должен был вступить в должность начальника 5-го (англо-американского) отдела 1-го Управления ПНВК СССР. Не было бы у него результативной работы в Стокгольме, не было бы и такого назначения. А ведь ему довелось работать в Швеции только восемь месяцев. 

Если верить А.Ваксбергу, автору книги о г-же Коллонтай, она ненавидела И.А.Чичаева, боялась его. Оговорка «если верить» необходима потому, что «инженер человеческих душ» во-первых, перепутал место рождения И.А.Чичаева, «приписав» его к Чувашии, во-вторых, публично оскорбил разведчика, не приведя ни одного доказательства. На посту советника И.А.Чичаева в Стокгольме сменил В.Семенов. А.Ваксберг и на него вылил ушат грязи: «Его тупость и ограниченность, выдаваемые за образованность и культуру, бесили Коллонтай еще больше, чем солдафонство Чичаева: тот, по крайней мере, не выдавал себя за интеллигента» (после войны В.Семенов стал заместителем министра иностранных дел СССР, кандидатом в члены ЦК КПСС – В.К.).

Ярой сторонницей теории «стакана воды» была Варвара Яковлева. В автобиографии она писала: «Когда теперь оглядываешься назад,…то немного не понимаешь, как это вышло, что мы оба (она и ее брат, председатель ЦИК Советов Сибири, убитый колчаковцами в 1918 году – В.К.) стали революционерами». Это «недоразумение» имело гораздо более опасные последствия, чем просто болтовня о «стакане воды». Волею случая В.Яковлева стала председателем Петроградской чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией. Ее предшественника М.Урицкого убили в августе 1918 года, его место председателя на один месяц занял Г.Бокий, у которого не сложились отношения с фактическим руководителем Петрограда Г.Зиновьевым (при нем сменилось 11 председателей губернской ЧК). Так, 10 ноября карающий меч революции вложили в руки В.Яковлевой. Почти два месяца она «рулила» Петроградской ЧК. За это время В.Яковлева   превратила ее в надежный источник информации для… английской и немецкой разведок.

Ветеран органов госбезопасности СССР В.Бережков и журналист С.Пехтерева обнародовали целый ряд документов, свидетельствующих о том, что В.Яковлева наводнила ЧК своими любовниками, среди которых были и царские офицеры, и английские разведчики. Можно привести множество имен, но ограничимся для иллюстрации лишь двумя. Морской офицер А.Гаврюшенков был завербован английской разведкой, во время массовых обысков спас английского разведчика Дюкса. Б.Гольдингер поставлял информацию англичанам и питерским чекистам. В.Яковлева лично устроила его на работу в Петроградскую ЧК.

В Гуверском архиве (США) обнаружен документ, как раз относящийся к периоду работы В.Яковлевой в ЧК: «…Имеем, кроме того, возможность читать не только бумаги самого секретного характера, но даже резолюции, на них налагаемые. Настоятельно необходимо в кратчайшие сроки поддержать наше крупное дело и увеличить против сметы расходы, чтобы спасти могущее погибнуть государственное достояние…».

В начале января 1919 года после двух категоричных телеграмм В.И.Ленина с приказом немедленно выехать в Москву, В.Яковлева прибыла в столицу. В ЧК она больше не вернулась.

В сентябре 1941 года ее, «руководителя антипартийной группы», вместе с другими арестантами, в том числе и лидером эсеров М.Спиридоновой, содержащимися в Орловской тюрьме, расстреляли. По одной из версий – к городу приближались немецко-фашистские войска.

В.Климанов, заслуженный 

работник культуры

 Республики Мордовия.

Версия для печати Версия для печати