№ 50 (550)

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

Газета Мордовия

Газета Мордовия

 

Праздники России

МНЕНИЕ

Довольны ли вы количеством спортивных площадок в своем городе?

Да, их достаточно
Площадок много, но не все они хорошего качества
Нет, у нас мало мест для занятий спортом
Их слишком много, лучше использовать эти площади для других нужд


Результаты опроса

Новости :: След в историиВыпуск № 43 (335) от 23.10.2013
Кузькин мат

поставили власти республики любителям шахмат

Александру Орешину, двукратному чемпиону Мордовии по шахматам, повезло – приговор Особого совещания при НКВД СССР гласил: 10 лет лагерей. 5 ноября 1937 года, когда выносился этот «вердикт», 10 лет было самым суровым наказанием для врагов народа, не считая, конечно, расстрела. Буквально через несколько дней после празднования 20-й годовщины Октября планку приподняли до… 25 лет лишения свободы. Так что фортуна благоволила к Орешину, хотя десять лет сначала в Тайшетлаге, а затем на лесоповале в Магаданских лагерях – это не фунт изюма.

 

Чем же провинился перед властью Александр Орешин?

- Ничем, - категорично утверждает доцент кафедры дифференциальных уравнений МГУ имени Н.П.Огарева, международный мастер по шахматам, лауреат Государственной премии РМ Геннадий Курносов, долгие годы собирающий сведения об Александре Георгиевиче.- Приговор гласил: «За контрреволюционную деятельность заключить в исправтрудлагерь сроком на десять лет». В деле, хранящемся  в архивах КГБ, ныне ФСБ, я прочел: «Вещественных доказательств по делу нет». По его делу не вызывали ни одного шахматиста, ни кого-то из свидетелей.

Через четыре дня после ареста Орешина в Саранск поступила очередная разнарядка – приказ  народного комиссара внутренних дел СССР № 00447 от 30 июля 1937 года, который  устанавливал «квоту» для Мордовской АССР: I категория – 300 человек, II категория – 1500 человек. Приказ поясняет, что предусматривается под словом «категория»: «по I категории репрессируемые подлежат немедленному аресту и по рассмотрении из дел на «тройке» - расстрелу; по II категории – подлежат аресту    и заключению в лагеря на срок от 8 до 10 лет».

Формально вся вина Орешина заключалась в том, что он, приехав 1935 году в Саранск, не встал на комсомольский учет. Но, думаю,  главное все же в другом - он попал под пресс разнарядки, поступившей в республику. А не попасть он практически не мог – ведь приехал  из Харбина, который в те годы ассоциировался с центром белой эмиграции, и, следовательно, он, Орешин, вне всяких сомнений, был агентом японских спецслужб. В том году 95 процентов вернувшихся в Советский Союз из Харбина были арестованы и осуждены.

В Харбине в 1913 году Орешин родился, здесь он рос, окончил школу. Надо сказать, что уровень образования в школах города  тогда был достаточно высоким, Александр владел английским языком. Сюда в 1902 году приехал из Рузаевки его отец. На строительстве Китайско-Восточной железной дороги (КВЖД) хорошо платили, поэтому, когда весть об этом достигла Мордовии, желающих выехать было немало. А когда в 1935 году Советский Союз вынужден был продать железную дорогу  марионеточному государству Маньчжоу-Го, созданного японцами на северо-востоке Китая, кстати, очень дешево, приехавшие из России должны были выбирать – куда уезжать. Кто-то направился  в Австралию, брат Александра обосновался на Дальнем Востоке, потом его посадили также на десять лет,  отец с Зинаидой, сестрой Александра, поехали в Мордовию, в пути отец умер. Орешин неоднократно получал от американцев предложения переехать в Штаты и стать профессиональным шахматистом. Трудно сказать, чем руководствовался Александр, но он выбрал Саранск.

- Геннадий Алексеевич, этот год для Орешина юбилейный…

- Не только для Орешина. Год примечательный для всего оставшегося шахматного мира республики. Исполнилось 100 лет со дня рождения Орешина и 35 лет со дня его смерти. 100 лет со дня рождения этюдиста Виктора Ломова. 75 лет со дня рождения шахматного композитора Юрия Сережкина. К сожалению, их уже нет с нами.

- В республике как-то будут отмечаться эти даты? Горько, конечно, что нет с нами юбиляров, но живут их произведения, опубликованные в Альбомах ФИДЕ, а это уже мировое признание их заслуг. Публикация в Альбомах ФИДЕ дает право на присвоение званий – международный гроссмейстер и международный мастер по шахматной композиции.

- В день рождения Орешина собрались  ветераны шахмат, помянули Александра Георгиевича и провели небольшой турнир.

Рейтинг у шахматных композиторов гораздо выше, чем в других шахматистов. В начале 1990-х в СССР насчитывалось 80 гроссмейстеров и 900 мастеров по игровым шахматам и только 4 гроссмейстера и 80 мастеров по шахматной композиции. В числе 80 и – Орешин! К названным выше мордовским шахматным композиторам  необходимо добавить Сергея Филаретова и Александра Корепина. Это ли не свидетельство популярности шахмат в республике! Но об этом сегодня можно говорить уже только в прошлом времени.

- Что, так плохо?

- Шахматы как вид спорта в республике исчезли. Шахматный клуб, сменивший за свою историю три адреса, прекратил свое существование. А ведь сюда приходили и старый, и малый, сюда родители привозили со всех концов города по 40-50 ребятишек и с ними бесплатно занимались лучшие шахматисты Мордовии. Здесь проводили всевозможные турниры, на которые приходило столько народу, что порой и мест не хватало. Вдобавок в летнее время действовал шахматный павильон в парке имени А.С.Пушкина. 

- А ведь в Саранске, в здании на фонтанном спуске, где сейчас художественная школа, планировали открыть шахматный клуб.

- Надежды с этим зданием связывали большие. Предполагалось, что открывать его будет  тогдашний чемпион мира Анатолий Карпов. Распорядитель его финансов А.Бах поставил условие: за  лекцию и  сеанс с любителями шахмат на 25 досках гонорар – три процента от проектной стоимости здания. По тем временам – огромные деньги: 4200 рублей. Хотя в то время существовал приказ Спорткомитета СССР о норме оплаты лекций и сеансов. Для сравнения: приезжавшему в 1985 году в  Саранск международному гроссмейстеру Евгению Васюкову за каждые из шести проведенных лекций и сеансов  начисляли 100 рублей, из которых он получал 80 рублей, а 20  перечислялись в Спорткомитет РСФСР.

Денег на гонорар Карпову ни у республики, ни у города не нашлось. Неизвестно почему открытие клуба тогда связали именно с Карповым. Видимо, велика тяга к помпе. Перерезать красную ленточку мог бы и самый юный перворазрядник и этот праздник он запомнил бы на всю жизнь.  Было принято решение разместить в здании детскую художественную школу. На первый взгляд, большой потери нет – хозяевами новостройки  все равно стали дети. Если бы не одно «но» - здание первоначально проектировалось под шахматный клуб, где были предусмотрены классы для занятий, большие залы для турниров(даже всесоюзных) с демонстрационными досками, словом, вся атмосфере должна была пропитана духом мудрой игры. Согласитесь, требования к помещению для художников несколько иные.

Так рухнула надежда превратить Саранск в шахматный центр республики.

В шахматах, как и в любом виде спорта, немало своих специфических терминов. Один из них – «мат» (в переводе с арабского – умер). Мат – венец шахматной партии. Существует несколько его разновидностей – детский мат, дурацкий мат, спертый мат, эполетный мат. В данном случае мы имеем еще один вид, название которого, перефразировав, позаимствовали у Никиты Хрущева  – кузькин мат. 

- Если продолжить тему  гонораров, шахматы, как и большой теннис – самые «денежные»?

- Приведу любопытный пример, он, пожалуй, единственный в своем роде. Во второй половине 30-х годов американцы проводили конкурс составления задач и этюдов. Шахматный композитор из  Ростова-на-Дону Александр Гербстман послал наугад одну задачу. И свершилось чудо – она  была признана лучшей,  автору присудили приз – кругосветный круиз. «Кто бы меня выпустил из Союза в то время!» -  улыбаясь, говорил победитель. Он написал в США, что не сможет воспользоваться призом, и попросил организаторов, если возможно, заменить круиз  шахматной литературой. Американцы удружили и прислали огромную библиотеку, в которой были книги по шахматам из многих стран мира. Но это единственный случай. В основном же, шахматный композитор, чья задача была отмечена призом на конкурсе или опубликована в Альбоме ФИДЕ, получит только диплом. Это в лучшем случае, а то и его могут не прислать. Победила задача – честь и хвала ее автору.

Оригинальные призы вручены были шестерым  участникам городского  блиц-турнира, который мы провели в честь Дня физкультурника, - по два бокала. Их купили на деньги, которые внесли в качестве взноса 24 участника. 

Серьезные денежные призы получают только спортсмены, занимающиеся шахматами профессионально, для которых шахматы – их работа. В нашей республике один профессиональный шахматист – Сергей Волков, международный гроссмейстер. Он входил в сотню сильнейших шахматистов мира.

Шахматы сейчас держатся на энтузиастах, которых, к сожалению, становится все меньше. В прошлом году ушел из жизни Юрий Беззубов, для которого шахматный клуб был вторым домом. Кстати, он организовал два уникальных матча (в 1998 и 2001 годах) – между командами Сарова и Саранска. Третий в 2012 году состоялся благодаря мастеру ФИДЕ Евгению Гайдуку, ведущему программисту кафедры физической химии МГУ имени Н.П.Огарева. Первый матч состоялся в Саранске, два последних – в Сарове. Примечательно, что наша команда – единственная, приезжавшая когда-либо в этот сверхсекретный город. Счет 2:1 в пользу ученых – ядерщиков. Оба раза в Саров саранские шахматисты ездили за свой счет.

- Геннадий Алексеевич, вернемся к Орешину…

- Приехав в 1935 году в Саранск, он сразу обратил на себя внимание горожан: одет всегда с иголочки – темный костюм, светлая рубашка. Словом, парень – на выданье. Правда, личная жизнь у него так и не сложилась. Да и с работой не получалось – город-то маленький. Сначала его взяли подмастерьем по вывескам. Это сейчас проблем со всевозможными вывесками, афишами нет. С помощью компьютера можно изготовить   быстро и на любой вкус, а тогда все рисовали вручную. Позже его пригласили работать в Спорткомитет.  Все свободное время он отдавал шахматам. В следующем году на чемпионате Мордовии по шахматам он разделил первое и второе места с Виктором Ломовым. В  1937 году одновременно стал чемпионом Саранска и чемпионом Мордовии. До ареста оставались считанные месяцы. Его забрали ночью с 25 на 26 июля.

Александр Георгиевич был малоразговорчивым, поэтому о лагерной жизни мы не знаем ничего, разве что единственный эпизод. На лесоповале падающее дерево то ли повредило ему спину, то ли, ударив в челюсть, отправило его в глубокий нокаут.

Освободившись и вернувшись в Саранск, он перебивался случайными заработками: кто возьмет на работу врага народа, бывшего судимого. Потом фортуна еще раз улыбнулась Орешину – учитывая его чемпионство, взяли инструктором в Спорткомитет. Позже Александр Георгиевич еще трижды станет чемпионом Мордовии.

 Последствия репрессии еще долго преследовали Орешина. В 1961 году в Москве заседала постоянная комиссия ФИДЕ по шахматной композиции. Республиканский спорткомитет командировал туда Орешина. Он успел только сфотографироваться с участниками заседания. На исходе первого дня к нему подошли двое в штатском и сказали ему, чтобы он немедленно возвращался в Саранск, билет на поезд ждет его в номере гостиницы. Кагэбэшники, видимо, решили подстраховаться.

Долго не утверждали Александра Георгиевича и заместителем председателя Спорткомитета республики, хотя он неофициально тащил воз зама – курировал 15 видов спорта, в том числе и шахматы. Ставка оставалась вакантной, однако, чтобы занять ее, нужно было решение обкома партии. Но кто из чинуш мог взять на себя ответственность и рекомендовать  на такую должность беспартийного и к тому же судимого.  Только после того, как председатель Спорткомитета А.Ф.Аксенов «насел» на своего друга, работавшего в обкоме партии, назначение состоялось.

 Работником Орешин был отменным. Мог за ночь подготовить доклад со всей аналитикой, провести соревнования по любому виду спорта. Обожал кутерьму, которая творилась в Спорткомитете после рабочего дня. Это при Брежневе все разбаловались, а до него даже партсобрания проводили после работы. И естественно, все вопросы, касающиеся физкультуры и спорта, представители заводов, фабрик, организаций шли решать в Спорткомитет  только после работы.

- А когда же он создавал свои знаменитые трехходовки, публиковавшиеся в Альбомах ФИДЕ?

- Ночью. Он  опубликовал свыше 150 задач. На конкурсах завоевал 75 отличий, в том числе 12 первых призов. Был финалистом трех чемпионатов СССР, судьей всесоюзной категории по шахматной композиции, был участником международного матча по составлению шахматных композиций между сборными командами СССР и Нидерландов в 1956 году.

- Понимаю некоторую абсурдность следующего вопроса, но, тем не менее, задам его: творчество шахматного композитора в чем-то отличается от творчества  композитора – автора музыкального произведения?

- Есть несколько книг, авторы которых пытаются проникнуть в суть творчества, как, например, это сделал нарком иностранных дел СССР Георгий Васильевич Чичерин, всю жизнь влюбленный в музыку Моцарта. Что же касается Орешина, о том, как он составлял свои композиции, рассказал мне Юрий Беззубов, хорошо знавший его.

Вернувшись с работы, Александр раскладывал доску, расставлял фигуры, потом ставил в печку портативный перегонный аппарат. Подождав, пока наполнится полстаканчика, он «вдохновлялся» и – за фигуры. До определенного момента это помогает в творчестве. Я читал, что Есенин, Рубцов, когда их посещала муза, алкоголь не применяли. После – другое дело. Есенин говорил, что выпивка помогала ему отойти от написанного, восстановить часть себя, затраченную в момент сочинительства. Недавно узнал, что грузчикам на тяжелых работах во время войны выдавали спирт – восстанавливать затраченную энергию. А вот  Орешин употреблял именно в момент творчества. Пока за шахматной доской сидит, несколько раз «вдохновится». И тогда порой у него рождались действительно знаменитые трехходовки. Но иногда такая «технология» сочинительства приводила к «ляпам». Юрий Сережкин, отбирая орешинские задачи для сборника о шахматных композиторах Мордовии, в одной из них насчитал аж пять решений. 

- Геннадий Алексеевич, а какой смысл заниматься сейчас шахматной композицией, когда компьютеры позволяют  решить любую задачу и этюд в считанные минуты, если не секунды?

- Как это ни парадоксально звучит, но задачи и этюды решают не для получения результата в чистом виде, а для  тренировки. Одни решают их с помощью расставленных на доске фигур, другие – что называется с листа. Это великолепная тренировка, она позволяет постоянно поддерживать форму.

Компьютеры, несомненно, оказывают свое влияние на развитие шахмат. Так, изменены регламенты проведения многих соревнований, в том числе и чемпионатов мира. Теперь для определения сильнейшего шахматиста мира играют всего 12 партий. На партию отводится 6 часов, и без всяких откладываний и доигрываний.

- У Вас собран обширнейший материал по истории шахмат в республике. Да плюс еще тысяча книг по шахматной тематике. Как  распоряжаетесь этим богатством?

- У меня вышла книга «С фигурами наедине», посвященная творчеству Юрия Сережкина.  В работе книги об Александре Орешине и под условным названием «150 эпизодов из шахматной жизни Мордовии». В планах – подготовить сборник «Шахматная миниатюра в Мордовии» и «Лучшие задачи шахматных композиторов Мордовии». Планов – громадье, как сказал поэт. Вопрос – где взять время и деньги для издания этих книг? 

 

Ретроспектива

Шахматы были самым популярным занятием в обеденный перерыв. Блиц-турниры порождали не только красивейшие комбинации, но и неожиданные экспромты.

Делая ход конем, один из игроков любил произносить: «И-го-го, -  поет лошадка...» Однажды его соперник неожиданно добавил: «На мордовском языке!»

Увы, теперь ее «пения» уже не услышишь…

х х х

Некоторые шахматисты имели необычные фамилии.  Полугаевский (почему полу?), Тартаковер (Э.Ласкер называл его Гомером шахматной игры), Дуз-Хотимирский. По поводу последней в одной из редакций произошел такой случай.

Журналист, делая ход, часто без всякого повода произносил: «Дуз-Хотимирский», может быть, таким способом хотел запомнить фамилию четырехкратного чемпиона Киева. Но в тот день его соперник выдал: «Туз, хоть и мирский». Стоящий рядом болельщик, услышав такое, как-то странно засуетился и тут же ноги в руки. Позже  узнали, что бегал он к Н.Мирской, работавшей в отделе культуре.  

- Надежда Михайловна, там над вашим мужем издеваются, - и поведал об услышанном.

- Так ведь туз, а не шестерка, - отреагировала Надежда Михайловна.

Дело в том, что ее супруг - А.Мирский   работал начальником штаба МВД Мордовии. И доносчик посчитал, что непозволительно шутить  с фамилией такого должностного лица.

Стукачество неискоренимо.

Хорошо, что не 1937 год шел.

В. Климанов,

журналист. 

Версия для печати Версия для печати