№ 50 (550)

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

Газета Мордовия

Газета Мордовия

 

Праздники России

МНЕНИЕ

Довольны ли вы количеством спортивных площадок в своем городе?

Да, их достаточно
Площадок много, но не все они хорошего качества
Нет, у нас мало мест для занятий спортом
Их слишком много, лучше использовать эти площади для других нужд


Результаты опроса

Новости :: След в историиВыпуск № 40 (332) от 02.10.2013
Задание Сталина

выполнял в Латвии накануне войны уроженец Рузаевского района И.А.Чичаев

- Немедленно вызовите в Москву Чичаева, - распорядился Берия, когда ему доложили о полученных одновременно шифровках наших резидентур из Швеции и Берлина.  Информаторы сообщали, что немцы планируют направить в Латвию делегации из высокопоставленных экономистов и хозяйственников для заключения долгосрочных соглашений. И тогда, как отмечал в своих мемуарах один из руководителей советской разведки П.А.Судоплатов, Прибалтика оказалась бы под политическим и экономическим зонтиком Германии.

 

О своем прибытии  в Москву И.А.Чичаев доложил Л.П. Берии. Нарком сообщил Чичаеву, что его, резидента НКВД в Латвии, хочет видеть Сталин. Поехали в Кремль. В кабинете, кроме вождя, находились Молотов, Жданов и вошедший перед Чичаевым Берия.

Чичаев представился и в ответ на приглашение Сталина рассказать об обстановке в Латвии четко доложил о натянутых отношениях внутри правительства Латвии, прежде всего между президентом Ульманисом и военным министром Балодисом, об изменениях в поведении латышских министров, крупных чиновников, генералов, которые стали сами искать встреч с советскими представителями, и что некоторые военные вынашивают планы нападения на советские военные гарнизоны, размещенные  в Латвии согласно пакту о взаимопомощи.

После беседы Сталин предложил Чичаеву немедленно вернуться в Латвию – задание оставалось прежним: отстранение от власти фашистского националиста Ульманиса.

И.А.Чичаев и приехавший с ним из Риги первый секретарь полпредства СССР в Латвии М.С.Ветров перед отъездом на вокзал зашли к П.А.Судоплатову. Дело в том, что правительству Латвии предложили создать широкую коалицию, учитывающую как советские интересы, так и немецкие. Президент Латвии Ульманис был против, министр иностранных дел Мунтерс одобрил идею. Проиграли несколько вариантов, учитывающие как характеристики латышских руководителей в целом, так и известные разведке эпизоды из их жизни.

В 2006 г. Служба внешней разведки РФ рассекретила ряд документов, относящихся к событиям вокруг Прибалтики в предвоенные годы. Среди них – и доклад посла Чехословакии в Латвии П. Берачека  МИДу своей страны, где приведены развернутые характеристики латышских лидеров. (Этот документ тогда одновременно попал и в МИД Чехословакии, и руководителям советской разведки).

«Французский посол Трипьер охарактеризовал президента следующими словами: «Он реагирует на все как немец. Когда он сталкивается с силой, он пресмыкается, когда чувствует себя более уверенным, становится наглее.

Мунтерс – немецкого происхождения по отцовской линии, завистлив, бесхарактерен, интриган, и в момент начальных немецких успехов может быть опасен. В случае поражения немцев или перевеса англо-французской коалиции будет рьяно служить этой коалиции. На этот случай он уже, между прочим, приобрел русскую жену.

Ту позицию, которую займет Латвия в случае войны, решать будут два человека: президент Ульманис и его заместитель – военный министр – генерал Янис Балодис. Я.Балодис – бывший русский офицер, вполне свободно говорит по-русски, как и большинство латышских генералов и офицеров. Но вообще, говорит по-немецки.Он чрезвычайно популярен среди народа, враг немцев…»

А вот что приводит в своих воспоминаниях генерал П.А.Судоплатов:

«Наши войска вошли в страны Прибалтики совершенно мирно. Другой вопрос, что мы диктовали условия этих соглашений, и не без активного участия нашей дипломатии и разведки. Надо сказать и о том, что вряд ли нам удалось  так быстро достичь взаимопонимания, если бы  главы Прибалтийских государств, в особенности латышское руководство – Балодис, Мунтерс, Ульманис не находились с нами в доверительных секретных отношениях. Их всегда принимали в Кремле на высшем уровне, как самых дорогих гостей, обхаживали, перед ними, как говорится, делали реверансы.

Существенную роль сыграли и наши оперативные материалы, особенно для подготовки бесед Сталина и Молотова с лидерами Латвии и Литвы Мунтерсом и Урбшисом. Мы могли позволить себе договариваться с ними о размещении наших войск, о новом правительстве, об очередных компромиссах, поскольку они даже не гнушались принимать от нашей резидентуры и от доверенных лиц деньги. Все это подтверждается архивными документами.

Наши позиции в Латвии были гораздо сильнее, нежели в других Прибалтийских государствах. С нами активно сотрудничали министр иностранных дел Латвии Вильгельм Мунтерс, военный министр Латвии Янис Балодис. Мы также поддерживали доверительные тайные отношения с президентом Латвии Карлом Ульманисом, двоюродным дядей недавнего президента Латвии Гунтиса Ульманиса, оказывая ему значительную финансовую поддержку. Для этих целей резидент НКВД в Риге И.Чичаев имел специальную финансовую контору в Риге». (И.А.Чичаев обладал не только природным даром дипломата, но и финансиста. В Сеуле он также возглавлял финансовую контору и завербовал японского офицера, который передал Ивану Андреевичу «Меморандум Танаки» - сверхсекретное письмо премьер-министра Японии императору. Тогда наша разведка провела  хитроумную операцию и подарила «славу» первооткрывателей этого документа американцам, И.А.Чичаев же остался незасвеченным).

Когда Мунтерс обязал ведущие латвийские газеты опубликовать фотографию В.М.Молотова в честь его 50-летия, П.А.Судоплатов с коллегами восприняли это как знак его готовности установить личные контакты с Молотовым. Мунтерса информировали, что с ним хотел бы встретиться специальный советник Молотова (а им был П.А.Судоплатов, которому срочно оформили дипломатический паспорт на имя Матвеева) для того, чтобы латвийский министр мог через него передать все то важное, что у него могло быть помимо протокола. Как позже отметил в своих воспоминаниях П.А.Судоплатов, напутствуя его, Берия «добавил, что для нас чрезвычайно важно решить вопрос по Риге как основном центре советской власти в Прибалтике, куда должен перебазироваться Прибалтийский военный округ. Это имеет первостепенное государственное значение».  

В письме народному комиссару иностранных дел СССР В.М.Молотову Поверенный в делах СССР в Латвии И.А.Чичаев 10 октября 1939 года сообщал:

«Для характеристики позиций правительства интересно отметить следующий факт: здесь почти открыто говорят, что перед заключением пакта (о взаимной помощи между СССР и Латвией, подписан 5 октября 1939 г. – Авт.) правительство Ульманиса усиленно добивалось поддержки своей позиции в Берлине. Оно решилось на заключение пакта только после того, когда получило ответ, что Германия никаких интересов, кроме экономических, в Прибалтике не имеет. Видимо, привычка согласовывать свои действия с западноевропейскими державами продолжает тяготеть над правительством до сих пор. Рабочие и крестьяне… сожалеют только об одном, а именно: слишком мало Советский Союз выговорил себе уступок от Латвийского правительства. Нашим друзьям хотелось бы видеть Латвию если не советской, то, по крайней мере, освобожденной от диктатуры правительства Ульманиса…Значительная часть влиятельных кругов восприняла пакт как «наименьшее зло» - лучше, мол, быть под влиянием русских, чем немцев, ибо при русских латыши все же сохранят свою национальность, а немцы уничтожат не только национальную культуру, но и самих латышей».

Примечательный факт: в октябре 1939 года в Риге находились два уроженца Мордовии – И.А.Чичаев и  И.В.Болдин (родом из села Высокое Инсарского уезда). Комкор И.В.Болдин в Риге возглавлял военную комиссию РККА СССР, решавшую вопросы размещения советских войск, введенных в Латвию согласно пакту о взаимопомощи.

- Ну, какой из меня дипломат? – удивился Иван Васильевич, услышав от наркома К.Е.Ворошилова о своем назначении руководителем советской делегации по военной линии.

- Ничего, дипломатами не родятся,- успокоил его нарком. – Была бы светлая голова на плечах.

На ответном приеме эта «светлая голова» со всей прямотой осадила захмелевшего и расхвастывавшегося военного министра Латвии:

- Мы вас, господин Балодис, хорошо знаем, - сказал И.В.Болдин. – И считаем, что  не вам принадлежит трезвый учет истинных чаяний латышского народа.

После успешной работы в Латвии И.В.Болдин был назначен командующим войсками Одесского военного округа.

В Латвии И.А.Чичаев  столкнулся с деятельностью английской разведки, которая считала это прибалтийское государство своей вотчиной. Непосредственный же контакт со своими английскими коллегами Иван Андреевич установит  осенью 1941 года, когда по заданию Сталина он отправится в Лондон для координации совместных действий советской и английской разведок против нацистской Германии. 

В июле 1940 года народ Латвии свергнул правительство Ульманиса, и Народный сейм принял Декларацию об установлении советской власти.

5 августа 1940 года Верховный Совет СССР удовлетворил просьбу Народного сейма о принятии Латвии в состав Советского Союза.

Только Сметона сумел бежать из Литвы в Германию, - отмечал в своих мемуарах П.А.Судоплатов. – Остальные политические деятели Прибалтики попали в наши руки. Часть латышского и эстонского правительств, их элиты оказались в эмиграции в Англии.

Ульманис был репрессирован в 1940-е годы, Мунтерса отправили преподавателем в Воронежский университет, позже арестовали и приговорили к 25 годам лишения свободы, Балодису было присвоено звание генерала Красной Армии…

Резидент советской разведки И.А.Чичаев задание выполнил.

В октябре 1940 года Иван Андреевич был назначен резидентом советской разведки в Стокгольме под прикрытием должности советника  полпредства СССР в Швеции. 

В.Климанов, заслуженный работник культуры Республики Мордовия.

 

наша справка

Иван Андреевич Чичаев родился в 1896 г. в крестьянской семье в селе Ускляй ныне Рузаевского района Республики Мордовия. В 1916 г. Призван в армию, воевал на Юго-Западном фронте, член полкового Совета солдатских депутатов. С 1919 г. И.А.Чичаев – сотрудник ВЧК, председатель ревкомиссии и ЧК в Рузаевке, председатель ЧК на станции Алатырь, представитель ГПУ на Московской железной дороге. С 1924 г – резидент внешней разведки в Тувинской республике, под прикрытием должности консула СССР в Кызыле. С 1927 г – резидент иностранного отдела ОГПУ в Корее под прикрытием должности генерального консула СССР в Сеуле. С 1934 г. – резидент в Эстонии, с 1938 г. – резидент в Риге. С октября 1940 г. резидент в Стокгольме под прикрытием должности советника полпредства СССР в Швеции.С 1941 г. – представитель НКВД в Лондоне, одновременно с 1944 г. – Поверенный в делах СССР при союзных эмигрантских правительствах. После войны работал в Праге, Берлине, Москве. Скончался И.А.Чичаев 15 ноября 1984 г.

За многолетнюю и плодотворную работу в разведке полковник Чичаев И.А награжден орденом Ленина, двумя орденами Красного Знамени, орденами Красной Звезды и «Знак Почета», многочисленными медалями. 

Версия для печати Версия для печати