№ 42 (542)

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

Газета Мордовия

Газета Мордовия

 

Праздники России

МНЕНИЕ

Довольны ли вы количеством спортивных площадок в своем городе?

Да, их достаточно
Площадок много, но не все они хорошего качества
Нет, у нас мало мест для занятий спортом
Их слишком много, лучше использовать эти площади для других нужд


Результаты опроса

Новости :: След в историиВыпуск № 39 (331) от 25.09.2013
Кто боится «Сатаны»

Стартовые комплексы для «Бурана» и тяжелых ракет СС-18 строил уроженец Ромодановского района генерал В.С.Григорькин

Из очерков о генеральном конструкторе НПО «Энергия» В.П.Глушко, его интервью можно было узнать очень много интересного: о модернизации орбитальной станции «Салют» и корабля «Союз», истории создания многомодульной станции «Мир» и  мощной ракеты-носителя «Энергия», корабля многоразового использования «Буран». В многочисленных публикациях можно встретить десятки фамилий как стоявших у истоков создания советской космонавтики, так и продолживших дело первопроходцев. Но нет там только одной – Григорькина. Хотя в тех публикациях содержится по несколько строк о деле, которым занимался  генерал-лейтенант в отставке В.С.Григорькин, бывший начальник Главного управления специального строительства Министерства обороны СССР, уроженец села  Курилово Ромодановского района. Вот эти строки:

«…Считанные минуты – и колеса могучей птицы («Бурана» - авт.) коснулись посадочной полосы длиной в 5 километров и шириной в 80 метров».

«Отклонение «Бурана» от осевой линии бетонки всего 3,5 метра, а по длине пробега – всего 80 сантиметров».

 При этом надо вспомнить характеристику «птички»: стартовая масса «Бурана» - 105 тонн, общая длина – 36,4 метра, размах крыльев – около 24 метров, высота на стоянке – 16,6 метра. И ее приняла бетонная взлетно-посадочная полоса, построенная В.С.Григорькиным.

Некоторое время назад, в телефонном разговоре Владимир Сергеевич поведал: побывал на Байконуре, на стартовом комплексе «Энергия-Буран». В 17 миллиардов долларов обошелся он стране. И тут голос генерала чуть изменился: - Лучше бы я не приезжал. Вся огромная система выведена из строя, все сломано, разворовано…

А тогда, в начале 80-х… Комплектацию оборудования осуществляли 1250 заводов СССР, на создании стартового комплекса было сосредоточено 36 тысяч работающих. Аналогов взлетно-посадочной полосе, на возведении которой в огромных количествах укладывался бетон «М-600», в мире не было и до сих пор нет. Для приготовления бетона требовались совершенно чистые, определенных фракций, щебень и песок. Для их обработки и подготовки были построены огромные фабрики и заводы. Ежесуточно на Байконур прибывало около 500 вагонов с различными грузами, и их обработка велась круглосуточно. И всей этой хозяйственной махиной ведал он, генерал В.С.Григорькин. В те годы Владимир Сергеевич находился в командировках по 200 и более суток в году. Кроме стартового комплекса «Энергия-Буран» его главк возводил  ракетные стартовые комплексы на всей территории СССР, в том числе в Капустин Яре, полигон в Семипалатинске, все командные пункты, создавал противоракетную и противовоздушную оборону, специальные объекты. И он ни разу не пожалел, что в далеком 1955 году, имея за плечами Куриловскую среднюю школу и армейскую школу сержантов, переступил порог КПП Новосибирского военно-технического училища. С первого дня и до получения первых офицерских погон он был старшиной батальона. Здесь, в училище, сержант Григорькин (кстати, он единственный из всего выпуска школы сержантов получил звание «сержант», а не «младший сержант», как полагалось) постигал не только строительное искусство, но и тонкости взаимоотношений между людьми.

На первом курсе изучали автодело. Преподаватель подполковник В.Ветчаков предложил курсантам при окончании первого года обучения сдать экзамены и получить водительские права. Учебной программой это не предусматривалось. И, тем не менее, все курсанты сдали экзамены и получили права на управление автомобилем. Курсанты решили отблагодарить преподавателя, который много занимался с ними, подготовил к экзаменам и организовал их сдачу. Решили подарить ему золотые часы и серебряный портсигар. Это тогда считалось джентльменским набором, и он был доступен. Повзводно скинулись и на построении вручили подарок преподавателю, для которого это оказалось полной неожиданностью. Подполковник был растроган таким вниманием.

О подарке стало известно командованию училища. Начали разбираться: кто организовал, почему? Дело принимало серьезный оборот. 

Григорькин взял все на себя:

- Моя инициатива, я организовал, поскольку считаю этот подарок знаком нашей благодарности за внепрограммное обучение. И как взятку это рассматривать нельзя.

Крепко попало тогда и старшине (могли и отчислить из училища), и комбату. Командование приняло решение: подарок вернуть курсантам.

Построили батальон, объяснили, что в армии делать такие подарки не положено. Подполковник Ветчаков был смущен, чувствовал себя без вины виноватым, неизвестно за что извинился перед курсантами, поблагодарил за доброе отношение к нему, и положил часы и портсигар на стол.

Потом последовала команда: «Разойдись!» Сутки часы и портсигар пролежали на столе – никто к ним не притронулся. Только после повторного приказа комбата Григорькин продал подарок и вернул деньги курсантам.

- Какой позор! – до сих пор возмущается Владимир Сергеевич, вспоминая ту ситуацию.- Надо же было до такого додуматься!

Был и такой урок нравственности в жизни Григорькина. Его батальон отличался в училище свой дисциплинированностью. Конечно, и здесь старшина «награждал» провинившихся  внеочередными нарядами,  лишением увольнительных. Но это мелочь, чего в жизни не случится. Но в целом дисциплина была на высоте. А тут – ЧП: курсант не вернулся из увольнения. На вечерней поверке старшина зачитывает в алфавитном порядке фамилии. В ответ раздается: «Я!» И вдруг после очередной фамилии – тишина. Старшина повторил ее – и снова тишина.

Тут открываются ворота КПП и  на территорию военного городка медленно въезжает черный ЗИМ – персональная машина второго секретаря Новосибирского обкома партии. Из нее вываливается полупьяный  курсант Улыбин.

- Почему опоздал из увольнения? – спросил Григорькин.

- Отец виноват. Вовремя не дал мне машину.

Выносить на педсовет училища проступок сынка обкомовского деятеля не стали, дело замяли.

После окончания училища В.С.Григорькина вместе с несколькими выпускниками направили в Москву, но там работы для них не нашлось,  и их откомандировали в Дубну. Вскоре после реорганизации военно-строительных частей Владимира Сергеевича направили в  Красноярск-26.

- Лучший, плодотворнейший период моей служебной деятельности и личной жизни связан именно с Ужуром, - вспоминает генерал.

Здесь в 29 лет он, тогда еще капитан, возглавил строительно-монтажное управление. Возводил шахтные стартовые комплексы, которые были разработаны академиком В.П.Барминым. Первая шахта – опытная – была построена на полигоне Капустин Яр. Здесь, в Сибири, их строительство было поставлено на поток – создавались Ракетные войска стратегического назначения, ракетно-ядерный щит.

-Тогда все работы велись строго по графику. Все было расписано: когда какая операция должна была завершена. На одной пусковой установке мы не успевали покрасить ствол шахты, чтобы сдать ее под монтаж. И вот 1 мая, в праздник, мы вместе с подчиненными вышли на объект. Работали на пологе, который опускали в ствол шахты. Это было трудно и опасно, ведь краска сама по себе была очень ядовитой. Но справились, сдали объект вовремя. 

За высокие показатели, достигнутые в строительстве объектов оборонного значения, управление  было награждено орденом Трудового Красного Знамени. Кстати, управление, которым руководил В.С.Григорькин, было признано лучшим в Вооруженных Силах, оно единственное, награжденное орденом  Боевого Красного Знамени.  

Кроме нового строительства, управление  вело модернизацию стартовых комплексов под новые тяжелые ракеты. Тяжелые - это стартовая масса за 200 тонн. Тяжелые – это «Сатана». Один из соратников генерального конструктора этой ракеты М.К.Янгеля предполагал назвать ее «Черная молния», поскольку теплозащитное покрытие этой ракеты черное, а ввысь она уходит молниеносно. Но американцы его опередили, дав ей свое название – «Сатана». Они боятся ее, потому что межконтинентальная баллистическая ракета СС-18, так она классифицирована, неуязвима, она проходит через радиационное поле после ядерного взрыва, она несет десятки разделяющихся боевых частей, некоторые из которых ложные. Вот почему американцы требовали от М.Горбачева уничтожить именно эти ракеты. А их было создано свыше 300. Больше половины из них были демонтированы, шахты взорваны.

…Возвращаясь из Москвы в Ужур, Владимир Сергеевич  раз за разом взвешивал последствия своего отказа, понимал, что сам поставил крест на дальнейшей карьере. Дело в том, что его вызывали в ЦК КПСС, и в беседе с заведующим военным отделом В.С.Григорькин отказался от предложения перейти на работу в ЦК. Переезд в Москву сулил прекрасную квартиру в центре, высокую зарплату, различные льготы. Но Владимир Сергеевич откровенно сказал заведующему отделом, что в аппаратной работе он ничего не смыслит. Было известно, что своеволия в ЦК не прощали.

Однако вскоре последовал звонок от начальника Главного управления специального строительства Министерства обороны СССР, который пригласил Владимира Сергеевича на работу к себе – первым заместителем. Через 6 лет, в 1985 году генерал Григорькин возглавил главк.

У Владимира Сергеевича и его супруги Людмилы Валентиновны (они познакомились за год до окончания В.С.Григорькиным училища) дочь Ирина, которая окончила Ленинградский педагогический институт, подарила родителям внучку Марину. По стопам отца пошел и сын Владимир. В день окончания Ленинградского высшего военного инженерного училища лейтенантские погоны ему вручал отец. Прошли годы и уже сыновья Владимира Владимировича Евгений и Сергей  пошли по стопам своего отца, поступив в военный строительный университет. Но у них военная карьера не сложилась, и вина в этом бездарного гражданского министра обороны, человека без совести и чести, выжившего из Вооруженных Сил тысячи лучших из лучших офицеров. Но внуки Владимира Сергеевича не потерялись на «гражданке»: один работает начальником участка, второй – старшим прорабом в крупных строительных организациях. Жаль, конечно, что им, внукам генерала, не довелось стать армейскими  генералами. Но то, что они станут генералами в строительном деле, – это точно! Порукой тому – их дед, которому генеральный конструктор академик В.П.Бармин, посвятил такие слова: «Строительные комплексы системы «Энергия-Буран», в создании которых Вы принимали непосредственное участие, являются гордостью отечественного строительства». 

В. Климанов, заслуженный работник культуры РМ.

Наша справка

В.С.Григорькин родился 5 декабря 1935 г. в с.Курилово Ромодановского района в крестьянской семье. Мордвин. После окончания средней школы  призван в ряды Советской Армии. В 1955 г. после окончания школы сержантов поступил в Новосибирское военно-техническое училище. В 29 лет назначен начальником управления строительства в г.Ужур Красноярского края. В 1979-1985 гг. работал первым заместителем, начальником Главного управления специального строительства Министерства обороны СССР.

 

Генерал-лейтенант. Награжден орденами Ленина, Трудового Красного Знамени, Красной Звезды, «За службу Родине в Вооруженных Силах СССР», медалями «Заслуженный строитель Российской Федерации». 

Версия для печати Версия для печати